ЗООИНФОРМ-СИТИ
zooinform.ru
ЗООИНФОРМ-СИТИ
Мой друг кошка
Звездные питомцы
Вход для зарегистрированных пользователей
ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ
Войти через
НАВЕРХ
Питомники

Звездные питомцы
Оглавление раздела
09.10.2014.

Шалом, Бася!

Евгений Стур
Фото Сергей Нестеров

 

Расхожая фраза «Все люди одинаковы» в наше оболваненное время звучит практически оправданно, но всё же в мире всегда были, есть и будут люди уникальные! Люди, одна лишь встреча с которыми, лишь одно, мимолётное общение могут оставить в твоей жизни или даже судьбе неизгладимый след. Мне посчастливилось пусть редко, но встречаться и даже работать на одной сцене с такими личностями. Фантастический Иннокентий Смоктуновский, неповторимый Олег Ефремов, легендарный Василий Аксёнов, бесподобный Андрей Миронов, гениальный Константин Райкин — всё это уникальные люди! И сегодня прилагательное «уникальный» я однозначно ставлю перед именем и фамилией нашего гостя — Александра Семёновича Левенбука — художественного руководителя еврейского театра «Шалом», легендарного автора и ведущего «Радионяни», величайшего юмориста и просто очень хорошего человека!

 


Биография
Александр Семёнович Левенбук родился 20 июля 1933 года в Москве. Окончил 1-й Московский медицинский институт, участвовал в студенческой художественной самодеятельности. Тогда же сложился его дуэт с Александром Лившицем, с которым они работали на протяжении многих лет. После окончания института в 1957 году стал артистом Мосэстрады. Вместе с Лившицем с успехом гастролировал по стране, а в 1960 году стал лауреатом Всесоюзного конкурса артистов эстрады. С 1970 года Левенбук и Лившиц были ведущими популярной детской образовательной передачи «Радионяня», где в шутливой форме объяснялись правила грамматики, математики, хорошего поведения. В 1980-е годы начал работать на эстраде как режиссёр в сотрудничестве с писателем Аркадием Хайтом. С 1988 года Александр Левенбук возглавляет Московский еврейский театр «Шалом». Народный артист Российской Федерации.


 

— Александр Семёнович, шалом! Очень рад нашей встрече…
— Шалом, дорогой, и, как мы говорим, обоюдн…

— Мы пришли поговорить с вами о вашей кошке! И, конечно, о вас, о вашем театре. По моему убеждению, ваш театр — это дом, а почти в каждом доме есть кошка. Почему?
— Ну вообще-то дом с кошкой всегда теплее, уютнее. А потом у нас же полуподвал, и с появлением в театре Баси наши костюмеры и бутафоры вздохнули с облегчением. Бася сразу навела порядок и дисциплину, она очень быстро договорилась с грызунами и стала всеобщей любимицей.

— Бывая у вас в гостях, я всегда вижу Басю в вашем кабинете. Вы её хозяин?
— Не совсем, она общая! Меня она любит и, видимо, чтит как главного режиссёра, но самый важный человек для неё моя жена Визма Витолс, главный балетмейстер нашего театра и тоже режиссёр. Когда приходит Визма (а она всегда ей приносит свежий фарш!), Бася не просто бежит к ней — она летит! А тут как-то Визма уехала на неделю в Ригу, я прихожу, и Бася топает ко мне и что-то говорит: «Мыр-мыр, мыр-мыр». А я ей отвечаю: «Бася, я не фарш, я только муж… фарша!»

 


— Но излюбленное её место всё-таки ваш кабинет. Почему? Может, оттого, что здесь частенько собираются маститые артисты, знаменитости?
— …и простые люди. Бася просто любит общение, любит пройтись по подголовникам кресел, поверх дивана, обнюхать всех и выбрать, у кого устроиться на коленях. Вот намедни выбрала Никаса Софронова…

— Ну так! Это же знатный и старый кошатник!
— Да, Никас — друг нашего театра. Вообще у нас много друзей, слава богу, многие нам помогают. Наш бессменный попечитель Иосиф Давидович Кобзон, Алла Пугачёва и многие другие замечательные люди. Так вот Бася никого не делит на знаменитых и не очень. Бывает, обойдёт всю компанию и ни к кому не усядется, а ляжет перед дверью, чтобы её обходили, через неё перешагивали и таким образом внимание обращали. В общем, она театральная кошка, артистка!

— А случались у Баси выступления на сцене? Ведь всем известен факт, что кошку, когда она появляется на подмостках во время спектакля, переиграть невозможно…
— Да-да, был случай. Правда, я сам этого не видел, но мне доложили, что всё обошлось! Она вышла очень красиво и… скромно. Актеры всё перевели в шутку, справились, и Бася с достоинством удалилась. Мы, конечно, после того случая тщательно за ней следим и на время спектакля запираем в моём кабинете.

— А случалось ли что-нибудь из ряда вон, что называется?
— Однажды к нам пришёл охранник с овчаркой. И эта собака загнала Басю под потолок! Мы очень долго уговаривали её спуститься и приводили в чувство. После этого решили, что с собаками вход в театр отныне закрыт. И тут через пару месяцев один наш актёр приходит с огромным лохматым псом! 

Во-о-от таким, выше стола. Ну, мы думаем, всё!!! А Бася, только увидела пса, слетела пулей с подоконника — и к нему. И они начали обнюхиваться, что-то говорить друг другу: «Шур-мур». В общем, родственные души. Мы были потрясены! И все два часа, пока мы с актёром разговаривали, они лежали бок о бок… Вот и пойми, в чём тут дело! Загадка какая-то. Вообще кошка — загадочное существо. У меня всегда было ощущение, что кошки подброшены откуда-то оттуда в помощь нам.

— Что вам нравится в кошках, что поражает?
— Все говорят, что, если кошке смотреть прямо в глаза, она сразу отворачивается. Неправда! Бася смотрит в глаза честно, открыто, и там такая глубина… Ну и, конечно, поражает всем известная кошачья независимость… 

— Видимо, Басю эта черта и роднит с актёрами, ведь они независимые люди. Или они только мнят себя независимыми?
— Зависимые! Зависимые от режиссёра, обстоятельств, хотя и могут притворяться независимыми. Кошка тоже умеет притворяться, но она действительно независимая и одновременно при всей своей хитрости открытая, честная, порядочная. Хозяина не предаст, дом защитит, поддержит его престиж. И если не сегодня, то завтра становится ясно, с кем она дружит, а с кем нет. В этом смысле с ней намного проще строить отношения.

— Мы с вами знакомы очень давно… Ну по крайней мере я с вами познакомился 40 лет назад. В 1973 году я пошёл в первый класс, и мама подарила мне набор пластинок «Радионяни». С того дня вы стали одним из моих лучших друзей, как, впрочем, и многих тысяч мальчишек и девчонок, да и пап, мам, дедушек, бабушек…
— Прости, перебью тебя. Не могу удержаться, вспомнил про бабушек. Дело было лет пять — семь назад на гастролях в Израиле. Мы всегда останавливаемся у моих друзей в Нетании в доме прямо на берегу моря. Я вечерком пошёл искупаться, ныряю, а рядом бабульки лет по 85. Одна вылезает на берег, видит меня: «Ой! А я на вашей «Радионяне» выросла!» Я ей: «Спасибо, а мне тогда сколько?!»

— Но ведь действительно ваша передача была и остаётся уникальной! По ней и сегодня учатся не только мои дети, но и мои ученики-студенты, 25-летние взрослые люди… 
— Ты знаешь, да! Вот буквально весной издательство «Зебра» переиздала все наши 34 весёлых урока грамматики. Готовится к переизданию «Биология», «Домоводство», «Правила хорошего тона». Редактируя эти книги, я слушал записи и понимал: это хорошо! Мы сумели сделать, как сейчас говорят, продукт, который обучал незаметно. Ведь никто — ни взрослые, ни тем более дети — не любит, когда ему говорят, что он не прав или что он нехорошо себя ведёт. А мы, взрослые шалопаи, играющие детей Алика и Сашу, вместе с великим нашим учителем Николаем Владимировичем Литвиновым могли, что называется, без обид дерзить, фамильярничать, хитрить, обзываться, делать ошибки! И, соответственно, после этого получать по полной. А слушатели, оставаясь как бы в стороне, узнавали, конечно, в этих мальчишках себя, примеряли на себя эти ситуации и учились.

— Александр Семёнович, честно говоря, я не люблю слово «легендарный», но по отношению к «Радионяне», а сегодня и по отношению к театру «Шалом» более точного определения не найти.
— Будем считать, что это правда… Так приятнее! Но похвалиться на самом деле есть чем: мы получили много премий и среди них — «Легенда радио», «Признание поколений». Я говорю мы, но, к сожалению, уже нет с нами моих друзей и соратников — Аркадия Хайта, Саши Лившица, Николая Владимировича Литвинова… Но они остались в этих передачах, книгах, спектаклях.

— По пьесам Хайта в вашем театре идёт не один спектакль. И среди них есть абсолютно кошачий — непревзойдённый «Леопольд».
— Я считаю, что без Аркадия Хайта наш театр вообще не мог состояться. Хайт совершил подвиг. Тогда, 25 лет назад, после сорокалетнего перерыва (еврейский театр закрыли после убийства Соломона Михоэлса в 1948 году) никто не мог дать гарантии, что мы выстоим! Репертуара нет, еврейских пьес мало, актёры — по разным театрам, помещение маленькое, неказистое и аж на Варшавке: ни доехать, ни дойти! И вот Хайт пишет пьесу, которая собирает аншлаги до сих пор. «Леопольд» идёт у нас 25 лет, а в других театрах уже более 30 лет в репертуаре. Аркадий был гениальным суперпрофессионалом! И очень скромным… 

 


— А в чём секрет вашего успеха, ваших аншлагов? Может быть, в неподражаемом еврейском юморе?
— Не думаю, точнее, думаю, что не только в нём. А чем, скажите, плох русский юмор?! Или грузинская шутка — до слёз?! Хорошо сказал Михаил Жванецкий по этому поводу: «Чем отличается еврейский юмор от английского? Англичане шутят на своей территории!» А вообще-то нам очень непросто в этом помещении. Оно маленькое, всего двести мест, далеко, на отшибе, в обыкновенной девятиэтажке. Вот только представь: мимо нашего театра проходит людей за год столько, сколько мимо Таганки за неделю! Но всё равно мы успешно работаем! Знаешь, как приятно, когда едешь одну остановку от «Варшавки» и слышишь, как шофёр объявляет: «Следующая остановка «Театр «Шалом». Так привычно, обыденно, как будто так было всегда. Это дорогого стоит! А возвращаясь к успеху, думаю, это заслуга общая, всего нашего дружного коллектива. Мы работаем профессионально, честно, современно, и мы способствуем сближению людей. Мы еврейский театр, но у нас в труппе служат и русские, и украинцы, и кавказцы, и латыши… И у нас даже на билете есть надпись — это, конечно, шутка, но в каждой шутке есть доля шутки: «Спектакли идут на русском языке для евреев любой национальности!» 

 


Театр «Шалом» — еврейский театр для всех национальностей, единственный в России, передающий богатство еврейской культуры и традиций. Имеет большую историю, которая уходит своими корнями в послевоенные годы, когда после убийства народного артиста СССР Соломона Михоэлса были закрыты все еврейские театры и главный — Государственный еврейский театр, художественным руководителем которого он являлся. Позже, в 60-е годы, с трудом было получено разрешение создать Еврейский драматический ансамбль, появившийся главным образом для видимости и просуществовавший вплоть до 1988 года, когда был открыт Московский еврейский театр «Шалом».



— Видимо, одна из основных задач театра — учить зрителя добру, пониманию… 
— Не учить, а показывать! Театр может лишь показывать, как может быть! Показывать доброту, справедливость. Сейчас жизнь очень изменилась, и мы стали злее — в людях цветёт эгоизм, нетерпимость к чужому мнению, стремление к наживе, а доброта уходит… А театр не столько фотографирует жизнь, сколько даёт нам представление, к чему нужно стремиться в отношениях между людьми, между мужчиной и женщиной, между представителями разных национальностей в вопросах борьбы за правду. Тут театр, конечно, большое дело может сделать. И ещё театр лечит…

 


— А вы ведь ещё и с красным дипломом окончили медицинский…
— Да, я из семьи врачей. И отец, и мама были практикующими докторами. Да и я тоже поначалу собирался стать врачом, хотя нет — я им и стал. В моей новой книге «Каверзные вопросы, или Пока склероз молодой» есть показательная история. Расскажу её вашему журналу. Как-то после спектакля подходит ко мне администратор и говорит, что меня ждёт какая-то девушка. Выхожу в фойе, девушка подходит ко мне и говорит: «Здравствуйте! Вы меня спасли! У меня год назад погиб жених. Я думала, что не переживу, год лежала лицом к стене. А моя подруга всё меня уговаривала сходить к вам в театр. И вот я пришла. После сегодняшнего спектакля я как заново родилась! Мне хочется жить!» И я тогда подумал, что, даже если за двадцать пять лет мы в «Шаломе» сделали только это, уже достаточно! 

— Александр Семёнович, мы беседуем с вами уже полтора часа, и мне совсем не хочется заканчивать интервью. Бася всё это время лежит перед нами на столе и слушает, ждёт, когда мы снова заговорим о кошках. Поведайте на прощание пару баек про котов. Я знаю, что у вас в жизни были коты и дома.
— Несколько лет у нас дома жил такой типичный дворовый, помоечный кот. Хулиган, настоящий бандит! Но красивый, умный и очень игривый. Как-то на Новый год мы нарядили небольшую ёлку, и она простояла чуть ли не до 8 Марта. И вот в какой-то день этот разбойник начал снимать с ёлки игрушки. Делал он это так: садился на задние лапы, передними хватал игрушку и стягивал её. Это он проделывал с каждой игрушкой и ни одну не разбил! А когда снял последнюю, то обхватил ёлку и начал её трясти. И тряс, пока не осыпались все иголки!

И ещё был очень смешной случай. Мы купили модный двухэтажный холодильник и начали его устанавливать на кухне. А огромную картонную коробку прислонили к тумбочке в коридоре — получилась горка. Так он влез наверх и —вжих! — съехал. И так он катался, как дети зимой на ледянках, ну с полчаса, наверное. Залезет, ляжет на бок — вжих! — и скатывается! Мы долго наблюдали и смеялись.

— Спасибо вам за такой душевный, интересный разговор. Я очень люблю ваш театр! Боготворю и обожаю вас и ваше творчество! Желаю вам успехов, здоровья, новых постановок и аншлагов!
— А я хочу, в свою очередь, пожелать всем, кто любит театр, и особенно тем, кто любит театр и кошек, спокойствия, домашнего уюта, мира и благополучия в их семье или в той компании, где они проводят время. Чтобы им везде было уютно, как нам всем уютно в компании с кошкой.

 

В переводе с иврита «шалом» означает «мир». Левенбук и есть мир, вселенная — огромная, великая и радостная! Меня всегда восхищало в Александре Семёновиче то, что при всех его регалиях, положении, таланте, опыте он всегда оставался очень простым человеком. Высочайшим профессионалом, остроумнейшим, добрым и уникально простым. Всегда и со всеми он говорит на равных — от президента до уборщицы. С ним легко! Он помогает, у него есть чему поучиться, а у нас — с кого брать пример. 
Шалом, Александр Семёнович!

Август 2013 г.

 

 

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
КОММЕНТАРИИ
Календарь выставок


ВСЕ ПОРОДЫ кошек
ОТ А ДО Я
Персона месяца
Наталия Гулькина: «Теперь я не представляю, как же я без кошек жила!»
Наша жизнь так устроена, что нам все время приходится познавать самих себя. Вот, например, певица...
читать далее
Звёздные питомцы от А ДО Я
клички
Чтобы добавить в базу кличку своего животного, авторизуйтесь на сайте.