ЗООИНФОРМ-СИТИ
zooinform.ru
ЗООИНФОРМ-СИТИ
Мой друг собака
Звездные питомцы
Вход для зарегистрированных пользователей
ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ
Войти через
НАВЕРХ
Питомники

Доска объявлений
Пропала собака

Пропала собака (кобель) породы ягдтерьер в районе ул. Тигровая (Владивосток). Скорее всего была украдена. Может находиться в любом центральном районе – в центре, на Эгершельде, в районе Первой речки. У собаки на правом ухе имеется клеймо, есть укусы на правом ухе и небольшой шрам на верхней части головы. Кто владеет какой-либо информацией, просим срочно обратиться по номерам 8 (924) 240-5953 и 8 (924) 240-5954!!! Пожалуйста, верните собаку – члена семьи! Ребенок очень сильно переживает и плачет.

Контакты:

8 (924) 240-5953 и 8 (924) 240-5954

Найдена собака

Посмотрите в эти глаза! Быть может Именно Вас ждет этот очаровательный мальчик!? Самый нежный и ласковый кане корсо Ричард волею судьбы оказался в приюте. Приезжайте с ним познакомиться! С первых секунд общения Ричик покорит вас своим обаянием, жизнерадостностью и оптимизмом. И вот уже кажется, что вы всю жизнь знаете друг друга..просто были в отъезде и успели так сильно соскучиться, что больше никогда надолго не расстанетесь. Мальчик очень общительный, контактный, подвижный, безумно любит играть и быть во внимании. послушен, знает команды, приучен к езде в автомобиле. Хорошо с детьми. С кобелями не дружит. Однажды потерял своего единственного хозяина… До сих пор сильно тоскует в одиночестве и остро нуждается в надежной хозяйской руке. Украдите Ричарда у одиночества! И Он станет Вам верным другом и надежным телохранителем, подарит всю свою нерастраченную любовь и будет предан до последнего вздоха. Взамен ничего не попросит: только бы снова стать Нужным: изо дня в день гордо шагать рядом с Хозяином на прогулках или лежать у ног его... учиться понимать не с полуслова, а с полувзгляда, и все сильнее прорастать душой в семью, подарившую мальчишке такое настоящее собачье счастье

Контакты:

8 (985) 923-4412

Звездные питомцы
30.06.2014.

Александр Романович

Записал Иван ЗАТЕВАХИН
Фото Анатолий Иолис

 


Биография
Александр Леонидович Романович родился 15 октября 1952 года. Окончил Военный институт иностранных языков Министерства обороны, докторантуру Российской академии государственной службы (РАГС) при Президенте РФ, доктор философских наук. В 1999-м создал на основе ряда российских организаций, объединявших друзей живой природы, Общероссийскую эколого-гуманитарную организацию «Миллион друзей», а затем привел ее под знамена Российской партии жизни (РПЖ). «Миллион друзей» по существу предоставила свою структурную базу для новой партии. Несколько лет назад окрепшая и вставшая на ноги Российская партия жизни влилась в партию «Справедливая Россия». В настоящее время Александр Романович входит в президиум Центрального Совета этой партии, избран от нее депутатом Мособлдумы. При этом он по-прежнему уделяет главное внимание природоохранной проблематике, являясь сопредседателем Российского экологического конгресса. 



Главный редактор журнала «Мой друг собака» Иван Затевахин встретился со своим давним знакомым и коллегой, можно сказать, патриархом отечественного журнального жанра о домашних животных, и прежде всего о собаках, Александром Леонидовичем Романовичем. Это он двадцать лет назад придумал «старый» (теперь уже) «Друг». 
Долгое время собеседники работали бок о бок, а вот поговорить за жизнь все не удавалось. 
Наконец встретились. И вот что из этого вышло. 
Монолог Александра Романовича перед вами.

 

...Закончил я Военный институт иностранных языков. Свой юношеский выбор считаю не просто удачным, а идеальным: знание языков и знание мира. Командировки начались уже со второго курса: Африка, Мали… Потом, по окончании института, были Куба, Ангола, Мозамбик, Мексика. Ситуации возникали разные: в перестрелки попадал, мог и погибнуть, а мог за одну из операций и орден получить. В общем, тогда это называлось «выполнением интернационального долга» и «служением Отечеству». Но я считаю, что в любые времена офицерство – это цвет нации. Во всяком случае искренне убежден, что так должно быть. 

А потом рухнула система, в которой я родился, вырос и сформировался. Найти работу офицеру запаса оказалось трудно. И тогда я решил: если нет дороги, которая бы тебя устраивала, стану искать и прокладывать новую, собственную. 

Подумал, взвесил имеющийся потенциал, посоветовался с близкими людьми. С детства знающий меня и друживший с моими родителями известный драматург Михаил Рощин как бы поставил в этих внутренних поисках завершающую логическую точку. 

«А почему бы тебе, Саша, не издавать специализированный журнал о собаках, как это широко распространено на Западе? Ведь у нас в России такого нет, а народ интересуется, собачников – множество. Да и сам ты далеко не последний из них – тебе и карты в руки»… – примерно так меня напутствовал классик советской драматургии…


…Знаешь, Иван, это сейчас, 20 лет спустя, мы научились ловко обращаться с такими словечками, как «бизнес-проект», а тогда мы о них и слыхом не слыхивали и куда больше были поглощены самой сутью, нежели красивым иностранным названием содеянного. Как и любое удавшееся дело, появление того, старого, «Друга» (наследником и преемником которого, к слову, я считаю журнал «Мой друг собака»), так вот, появление первого специализированного «собачьего» журнала стало результатом возникновения «критической массы» из целого ряда составляющих. Идея витала в воздухе. В Советском Союзе чисто собачьих журналов не существовало. Хотя традиция кинологической журналистики имелась еще с дореволюционных времен. Было несколько попыток делать подобные издания и до меня, но лишь мы выжили в 90–91-м годах. Одним из определяющих импульсов я бы назвал политико-историческую обстановку в стране, по существу изменения государственного строя и уклада жизни многих людей… 
 


…Дело было осенью 1989 года. На тот момент мне пришлось еще год служить в армии, а вольности типа издательской деятельности со стороны действующих офицеров тогда не поощрялись. Пришлось взять псевдоним Александр Тотошин, придуманный по имени моей таксы-чемпиона Тото, в то время одного из лучших кобелей Союза. Так вот пошел я к друзьям в кооператив «Единство» и принес план первого номера. Назвать журнал журналом в то время без разрешения ЦК КПСС было невозможно. Поэтому я придумал, как бы сказали сейчас, маркетинговый ход: назвал издание «иллюстрированным обозрением», что, впрочем, сущая калька с французского – revue illustree. Прошли полгода, и мы вышли в свет 100-тысячным (!) тиражом. Для дня сегодняшнего такие цифры выглядят космическими. А тогда в стране советской оперировали миллионными тиражами. Кстати, и подписчиков в конце 1992 года в «Друге» было 40 (!!!) тысяч. Профессионалы меня поймут. 

Однако возникли сложности с распространением. В то время я по неопытности думал, что достаточно встать с лотком около станции метро «Таганская», откуда отправлялись маршрутки на «Птичку», и за два воскресенья весь тираж уйдет. Но жизнь внесла свои коррективы: первый номер мы продавали полгода...

…Во всей этой операции по запуску журнала страх возникал только перед, как говорят юристы, «обстоятельствами непреодолимой силы», то есть внешними факторами того бурного и изобиловавшего подводными камнями времени. Любой, простите, дури можно было ждать с любой стороны… Если сегодня кому-нибудь рассказать, что первые номера приходилось литовать, то никто не поверит. Да и сам глагол «литовать» уже никто не помнит. А это значит проверить издание на наличие сведений, составляющих государственную тайну.

Вообще же издательское дело научило меня ценить поддержку читательской аудитории, опираться на нее в трудную минуту, советоваться с ней при принятии серьезных решений. На мой взгляд, это важнейшая составляющая деятельности профессионального думающего издателя. Я четко придерживаюсь этой линии и в своем следующем издательском проекте – журнале о внедорожниках «Полный привод 4х4»...


…Знаешь, я слабо верю в обучение журналистике в вузах. Недаром очень многие из наших известных корифеев-журналистов никаких журфаков не кончали, а просто обладали способностью выделить из потока информации главное и существенное, а потом грамотно это изложить. У меня лично солидная профессиональная основа для журналистских навыков имелась: ведь по первому диплому я переводчик, имею высшее филологическое образование, а в этом ремесле добротное владение родным языком далеко не последнее дело. Кроме того, считаю, что для успеха в журналистике и издательском деле огромное значение имеет общая культура. В этом плане с благодарностью вспоминаю свою бабушку. Она закончила гимназию еще в 1916 году и спустя сорок с лишним лет была в состоянии учить внука иностранным языкам. Она считала, что владеть ими обязательно должен человек любой профессии. Думаю, только такое универсальное образование и есть самое правильное…

…Собаки для меня – это больше, чем увлечение. Это привитая и переданная мне дедом наука любить их и вообще живую природу. Потому-то считаю свое знание и понимание собак, любовь к ним второй составляющей успеха журнала. 

Мой дед был страстным и грамотным охотником, исповедовал так называемую «правильную охоту» с использованием собак. Поэтому всегда у него жили псы, я рос в этой среде, вникал во все детали собаководства, перенимал от деда тонкости этой непростой науки. 

…Собаки в нашем доме были всегда. Но первую, которую можно назвать своей, я нашел на Рабочей улице в Москве, где мы тогда жили. Рядом, за Абельмановской заставой, находился легендарный Птичий рынок, и мальчишки из нашего двора каждое воскресенье бегали туда смотреть на животных или покупать какую-нибудь живность типа хомячков или рыбок.

В один из таких дней по дороге домой за мной увязался грустный и грязный пес, отдаленно напоминающий нещипаного фокса. Возле булочной мы съели на двоих калорийную булку за 10 копеек, после чего уже как два товарища пошли домой. Сказать, что мама была недовольна таким явлением, означало ничего не сказать. Но в итоге нам с псом все-таки удалось убедить родителей в серьезности наших намерений. Дик (бродяга и вправду оказался годовалым фокстерьером) прожил в нашей семье лет десять, и с него началось мое сознательное увлечение собаками. Потом в течение долгого времени у меня водились исключительно норные породы: фоксы и таксы. Только последние 15 лет, когда появилась возможность жить за городом, я стал заводить крупных собак: бельгийских овчарок и кане-корсо. 

…Сейчас дома у меня живет жесткая миниатюрная такса Чу-чу, ни разу не бывавшая на охоте. Очень энергичная и ищущая приключений особа. Не так давно мы взяли ее на исторический праздник в Бородино, где имитируется настоящий бой. Когда на поле загремели выстрелы, Чу-чу все сделала правильно: рванула в их сторону сквозь частокол ног зрителей – наверное, и не задумываясь, что могла потеряться и огорчить хозяев. (Обычно на охоте, чтобы отозвать собаку из норы или отыскать ее в лесу, стреляли в воздух, и пес сам находил хозяина. Кстати, наша такса никогда не забивается под кровать во время модных сегодня по каждому поводу салютов и фейерверков. Напротив, подает голос и обозначает готовность к действию. Гены есть гены.)
 


Но нам повезло. В той стороне, куда метнулась Чу-чу, находились современные десантники и тоже начали потешную показательную стрельбу. Чу-чу опять поступила правильно: прибежала обратно к нам… Ведь там стреляли не настоящие охотники!..

…В политику меня подтолкнул «черный год» дефолта. В 1998-м «Издательский дом «Друг» сильно тряхнуло, но выстоять удалось. А выстояв, я понял: быть зрителем этого спектакля не хочу, надо попробовать стать режиссером – от подобных кризисных напастей обществу надо строить оборону и желательно на дальних подступах, не зря же учился в военном вузе. А как? Через законодательные меры, законные границы, и для этого надо самому пойти в политику. Вот я и пошел.

Март 2010 г.

 

 

Facebook
Вконтакте
Комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
КОММЕНТАРИИ (0)
все vip от А ДО Я