ЗООИНФОРМ-СИТИ
zooinform.ru
ЗООИНФОРМ-СИТИ
Ветеринария
Статьи по разделам
Дерматология
Вход для зарегистрированных пользователей
ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ
Войти через
НАВЕРХ
Наши партнеры

Статьи по разделам
29.12.2016.

Случай фолиарного пемфигуса у кошки

 

 

К. Спильмонт, Ф. Понсе и Д. Пан

 

 

Пустулёзно-корковый дерматоз у кошек свидетельствует о развитии пиодермита, дерматофитоза, демодекоза или фолиарного пемфигуса. Биопсия кожного покрова для постановки окончательного диагноза необходима.

 


Основные положения

  • Фолиарный пемфигус у кошки наиболее часто клинически распознают по обнаружению пустулёзно-крутозного генерализованного дерматоза, локализующегося изначально на голове, который поражает в основном молодых и взрослых особей с короткой шерстью.
  • Цитологическое исследование содержимого интактной пустулы ориентирует на постановку диагноза.
  • Окончательный диагноз ставят на основании гистоморфологического анализа, ориентируясь на обследование пустул под роговым слоем, которые содержат акантоциты и сегментоядерные нейтрофилы.
  • Несмотря на назначение глюкокортикостероидных препаратов, начальную дозу определяют до чёткого проявления улучшения состояния повреждённой части кожного покрова.
  • Триамцинолон, который несёт в себе незначительный риск, вероятно, является эффективным элементом в лечении.

 

 

Кот породы ангора, с полудлинной шерстью, кастрированный, в возрасте 10 лет был представлен на консультацию в отдел дерматологии в связи с крутозным (корковым) дерматозом, который эволюционирует на протяжении трёх месяцев.

 

Воспоминание о заболевании

 

Кот не вакцинирован, и схема дегельминтизации его неизвестна. Животное приобретено в возрасте двух месяцев у одного владельца. В настоящее время он находится в частном доме, до этого жил в квартире. Кот живёт вместе с двумя собратьями, у которых отсутствует поражение кожного покрова, имел случайные контакты с птицей и баранами.

На протяжении недели его кормили гипоаллергенными крокетами, но кот всегда имел доступ к своему старому рациону в виде смеси крокетов и влажных кормов промышленного происхождения.

Каких-либо несчастных патологических случаев владельцами не упоминалось.

 

Анамнез

 

Приблизительно два месяца назад на голове и периокулярной области были обнаружены две черноватые корочки (в частности, на носовом зеркальце). Дерматоз распространился затем по всей поверхности тела. Отмечается умеренный, локальный прурит на голове, а также на груди и кончиках лап, при этом отмечается появление вторичной слабости. Коту до появления повреждений на кожном покрове никакого лечения не оказывали. С самого начала развития дерматоза его лечили нанесением инсектицида (Фронтлайн spot on для кошек, одна пипетка каждые два месяца).

Другие методы предписанного лечения нашим коллегой были чётко выверены (преднизолон, метилпреднизолон, хлорфенирамин, марбофлокцацин, дексаметазон, амоксициллин, клиндамицин, ивермектин) и давали иногда временное улучшение (снижение количества корочек).

 

 

Фото 1. Вид с лицевой поверхности головы, где отмечается большое количество корочек

Фото 2. Корочки с наличием депиляции в области ушной раковины

 

 

Клиническое обследование

 

Общее клиническое обследование

 

Во время клинического обследования кот был ослаблен, ректальная температуры повышена (39,3°С). Степень гидратации организма находилась в нормальном состоянии. Обследование сердечно-сосудистой системы, а также пищеварительного тракта не указывало на какие-либо выраженные изменения.

 

Дерматологическое обследование

 

Шёрстный покров тусклый, колется, имеет большое количество следов выброса кала блохами, а также отмечается повреждение на уровне морды, в частности, в области ушных раковин (фото 1 и 2), а также на концах конечностей и вентральной части туловища (фото 3). Речь в данном случае идёт об эритематозных узелках и пустулах нефолликулярной эрозии, а также желтоватых корочках и отторжениях. Себорейный материал присутствует между пальцами и в складках когтевого ложа.

 

 

Фото 3. Папулы и пустулы на поверхности живота

 

Диагностические предположения

 

Клиническая картина схожа с пустулёзно-крутозным генерализованным дерматозом хронического течения у пожилого кота, не испытывающего патологических осложнений, ассоциирующихся с инфестацией блохами (пуликозом).

В связи с вышесказанным выдвинуты следующие диагностические предположения:

  • нарушение иммунной природы: фолиарный пемфигус;
  • аллергический дерматоз: милиарный дерматит DAPP, дерматит атопической или алиментарной природы;
  • дерматофитоз;
  • пиодермит;
  • эктопаразитоз: демодекоз, дерматит, вызванный отодектозом.

 

Дополнительные методы исследования

 

Проведение дополнительных методов исследования необходимо, чтобы подтвердить или исключить выдвинутые ранее предположения.

  • Проведение трихограммы и кожного соскоба не позволило выявить наличие грибов и демодекса.
  • Обследование с помощью лампы Вуда не позволило также установить наличие какой-либо флюоресценции.
  • Тесты на FeLV и FIV негативные.
  • Цитологическое исследование содержания интактной пустулы указывает на персистенцию в ней большого количества недегенерированных сегментоядерных нейтрофилов (СН), а также круглых клеток с круглым ядром, располагающимся в центре, и с базофильной цитоплазмой. Некоторые из клеток изолированы, тогда как другие регруппируются (картина «плота»). Эти клетки относятся к акантолизным кератиноцитам. Ни одной внутри- или внеклеточной бактерии а также какой-либо картины в форме округлой режущей каёмки не обнаружили (фото 4).
  • Общее обследование выполнено до проведения общей анестезии, потому что это было необходимо для получения биопсийного материала из кожного покрова:
  • лейкоформула крови указывает на нейтрофильный лейкоцитоз (лейкоциты: 30400/мм3; СН: 27000/мм3);
  • биохимический анализ крови на состояние печени, количественное содержание креатинина и сахара в крови соответствовали физиологической норме;
  • уремия завышена до 17,1 ммоль/л (норма < 9 ммоль/л).
  • В зоне повреждения кожного покрова с разными стадиями его развития получено три биопсийных образца. Гистоморфологическое исследование показало наличие пустул под роговым слоем в виде образования, которое содержит большое количество СН и акантолизных клеток (фото 5 и 6).

Следовательно, гистоморфологическое исследование оказалось окончательным для постановки диагноза на фолиарный пемфигус в сочетании с анамнезом болезни, а также клиническим и уже проведённым цитологическим исследованиями.

 

 

Фото 4. Цитология одной интактной пустулы: большое количество сегментоядерных нейтрофилов (белая стрелочка), несколько акантолизных кератиноцитов по три клетки, которые формируют картину «плота» (чёрная стрелка) (окраска Дифф-Квик, × 40)

Фото 5. Биопсия кожного покрова: серозно-клеточные корочки (стрелки), которые содержат в себе акантолизные кератиноциты (окраска HES, × 10)

Фото 6. Биопсия кожного покрова: пустула под роговым слоем (широкие стрелки), которая содержит сегментоядерные нейтрофилы (тонкая и чёрная стрелка) и акантоциты (тонкая белая стрелка) (окраска HES, × 20)

 

 

Лечение

Применение иммуносупрессоров осуществляли в сочетании с антибиотикотерапией:

  • преднизолон из расчёта 2 мг/кг/сутки перорально в два приёма в течение двух недель;
  • цефалексин в дозе 30 мг/кг/сутки перорально в два приёма в течение двух недель;
  • пиодермальный шампунь по всей поверхности тела и, в частности, в наиболее повреждённых зонах один раз в неделю;
  • Humiderm® каждый день для улучшения гидратации кожного покрова. Контроль назначали через две недели с момента лечения.

 

 

Отдалённое исследование

 

Первичный визуальный контроль

Первый контроль осуществили через две недели с момента лечения, где клиническое исследование свидетельствовало о выраженном улучшении общего состояния животного. Оно больше не пребывало в угнетённом состоянии, и его шёрстный покров был гладкий и сверкающий, эритема снизилась, пустулы исчезли, шерсть стала более пушистой. Несколько корочек имелось на лицевой поверхности головы и в области вестибулярной части наружного слухового прохода ушных раковин (фото 7 и 8). Папулы постоянно присутствуют в большом количестве на вентральной поверхности брюшной стенки (фото 9).

Лечение не меняли и продолжали в течение 15 дней.

 

 

Фото 7. Картина лицевой поверхности головы через две недели с момента лечения: исчезновение первичных нарушений и рост шёрстного покрова

Фото 8. Вид ушных раковин через две недели с момента лечения: чёткое снижение количества корочек

Фото 9. Картина брюшной стенки через две недели с момента лечения: снижение папул и эритемы

 

 

Повторное исследование

Вторичное исследование провели через месяц после начала лечения. Улучшение также оказалось наиболее выраженным с почти полным исчезновением повреждений (фото 10 и 11). Кот поправился на 1 кг с момента первой консультации и, вероятно, в связи с назначением кортикостероидной терапии. Лечение антибиотиками и применением шампуня продолжили.

Назначение кортикостероидной терапии постепенно снижали через этапы от 0,25 мг/кг до 1 мг/кг в сутки на протяжении полутора месяцев. После чего назначение осуществляли один раз в два дня из расчёта 1 мг/кг.

 

 

Фото 10. Картина лицевой поверхности головы после начала лечения: исчезновение корочек

Фото 11. Картина брюшной стенки через месяц с момента лечения: исчезновение нарушений

 

 

Третье наблюдение

Контроль по телефону был проведён двумя месяцами позже после последнего визита.

Кортикостероидная терапия в последующие дни продолжалась на протяжении трёх недель, затем лечение полностью прервали по инициативе владельцев через неделю до консультации по телефону.

Во время звонка установили, что общее состояние животного удовлетворительное, его шёрстный покров блестящий и гладкий. Каких-либо пустулёзных образований не наблюдалось, лишь констатировали несколько корочек травматической природы согласно описанию владельцев, и они имелись в каудальной части ушных раковин.

 

Наблюдение через более длительный период времени

Через полтора месяца после прерывания лечения общее состояние животного удовлетворительное; рецидив вызвал необходимость прибегнуть к лечению, которое продолжается и по настоящее время.

 

 

Обсуждение

 

Определение

 

Пемфигусы представляют группу дерматозов аутоиммунной природы, для которых характерно иммунологическое последствие, связанное с выработкой аутоантител, направленных по отношению к десмосомам кератиноцитов (десмосомы представляют собой систему межклеточных соединений, которые обеспечивают наиболее выраженную плотность эпидермального слоя кожного покрова). Имеет место наличие поверхностных (фолиарных и эритематозных) пемфигусов и таковых глубоких (вульгарных и вегетативных форм заболевания).

Фолиарный пемфигус — это редкое нарушение, которое обнаруживают максимально в 1% случаев в области дерматологии кошек и собак. Тем не менее это наиболее часто встречающийся аутоиммунный дерматоз у обоих видов животных (D.W. Scot, 1978; D.W. Scot, W.H. Miller, C.E. Griffin, 2001).

 

Этиология и патогенез

 

Данная патология была доказана у человека и подозревается у собак в форме десмоглеина I, являющегося мишенью для аутоантител при развитии фолиарной формы пемфигуса. Он проявляется в виде нарушения когезии между кератиноцитами. Этот феномен называют «акантолизом» (кератиноциты отрываются от эпидермального массива без последующей их гибели и обретают сферическую форму), который ведёт к образованию внутриэпидермальных жеодов (маленьких полостей в самом массиве эпидермы). До настоящего времени молекулы-мишени, сиблированные к антителам у кошки не идентифицированы (E. Bensignor, D.N. Carlotti, 1997).

Фолиарный пемфигус в большинстве случаев имеет идиопатическую природу. Формирование аутоантител, вероятно, носит вторичный характер в связи с нарушением иммунного расстройства по причине неизвестной природы. У человека и у собаки имеется наследственная предрасположенность, и, по всей вероятности, она отсутствует у кошек (D.E. Preziosi, 2003; Rosenkrantz, 2004). У кошек в большинстве случаев пемфигусы фолиарной формы и согласно данным литературы носят медикаментозную природу, и подозревают, хотя это не было доказано, что дерматоз, связанный с хроническим воспалением, играет роль в развитии фолиарного пемфигуса (P. Prelaud, M. Mialot, B. Kupfer, 1991; D.E. Preziosi, 2003).

 

Эпидемиология

 

Кошек, подверженных фолиарному пемфигусу, часто относят к европейским с короткой шерстью, но это никак не связано с породной предрасположенностью. Наиболее часто речь идёт о молодых и взрослых животных (приблизительно в возрасте пяти лет), несмотря на возраст животных — от 1 до 17 лет, они также могут быть подвержены данной патологии. Какой-либо предрасположенности по половому признаку не наблюдали (D.E. Preziosi, 2003).

 

Симптоматология

 

Локализация повреждений

Фолиарный пемфигус наиболее часто отмечают в области головы, и он генерализуется в течение нескольких месяцев (приблизительно шесть) (P. Prelaud, 1996). Изначально повреждения локализуются, как правило, на ушных раковинах, кончике носа и морде, а также на подбородке и периокулярной области. На кончиках пальцев (когти и подушечки) также часто отмечают начало развития патологического процесса, повреждающего исключительно эту область кожного покрова, о чем достаточно часто сообщается в литературе (E. Bensignior, D.N. Carlotti, 1997; D.W. Scott, W.H. Miller, C.E. Griffin, 2001). Туловище (дорсальная или вентральная поверхность) и хвост также могут быть подвергнуты данной патологии.

Иногда пемфигус обретает полную генерализацию. Поражение кожно-слизистого слоя встречается редко, и наиболее часто в ротовой полости (G.A. Kunkle, 1984).

Поражение периферийной части ареола молочной железы встречается намного реже, что характеризует развитие фолиарного пемфигуса (D.E. Presiozi, M.H. Goldchmidt, J.S. Greek et coll., 2003).

 

Описание повреждения и общие симптомы

Первое повреждение представляет собой эритематозные точки с кратковременным течением их развития. Пустулы появляются вслед за макулами и эволюционируют в форму сухих корочек желтовато-коричневого цвета. Чешуйки, эрозии и депиляция также появляются одновременно.

Повреждение носит билатеральный и симметричный характер. Прурит наиболее часто носит умеренный характер. Отражение общего состояния животного (слабость и анорексия) и развитие нейтрофильного лейкоцитоза при этой патологии обнаруживают довольно часто (D.W. Scott, W.H. Miller, C.E. Griffin, 2001).

Клинический случай, описанный в этой статье у кошки, представлен великолепной иллюстрацией фолиарного пемфигуса: первичное поражение в области лицевой поверхности головы с дальнейшей его генерализацией в течение двух месяцев; повреждения наблюдали также в форме пустул, депиляции и корочек.

 

Диагностика

 

Клинический диагноз

 

Кошка, подверженная фолиарному пемфигусу, — это животное в возрасте примерно пяти лет, у которого наблюдается развитие хронического крутозно-пустулёзного дерматоза, изначально локализующегося на голове, имеющего свойство генерализации или повреждения подальной части конечности.

 

Экспериментальная диагностика

 

Цитологическое исследование интактной пустулы может быть ориентиром для постановки диагноза. Микроскопическое исследование на кальке гноя интактной пустулы указывает на избыточное количество недегенерированных сегментоядерных нейтрофилов и иногда некоторое количество сегментоядерных эозинофилов. В некоторых случаях наблюдали большое количество круглых, овальной формы клеток с базофильной цитоплазмой и круглым ядром в центре. Эти клетки относятся к акантолизным акантоцитам. Они носят изолированный характер, иногда регруппируются (картина «плотов»). Когда эти акантоциты окружены в виде кольца сегментоядерными нейтрофилами, то в этом случае говорят о «каёмчатом колесе», но редко встречающемся и свидетельствующем о нарушении. Каких-либо микробов, как правило, не наблюдают (D. Groux. 2002).

Окончательный диагноз на фолиарный пемфигус ставят на основании гистоморфологического исследования. Гистоморфологическая картина указывает на наличие унилокулярных пустул под роговым слоем варьирующегося размера, с персистенцией фолликулов или нет, а также наличие пустул, не локализующихся в фолликулах, но способных охватить несколько волосяных фолликулов. Пустулы под роговым слоем варьирующегося размера содержат в большом количестве акантоциты и сегментоядерные нейтрофилы. Инфильтрат кожного покрова воспалительной природы содержит большое количество сегментоядерных нейтрофилов (D.E. Presiozi, M.H. Goldchmidt, J.S. Greek et coll., 2003).

 

Лечение

 

Лечение фолиарного пемфигуса основывается на назначении иммуносупрессоров для подавления синтеза антител. Кошке можно проводить моно- или сочетанную иммуносупрессивную терапию путём назначения следующих химических соединений: глюкокортикостероиды (преднизон, преднизолон, метилпреднизолон, дексазметазон или триамцинолон) и хлорамбуцил. В большинстве случаев на начальном этапе лечения прибегают к назначению только глюкокортикостероидов.

Хлорамбуцил назначают дополнительно в двух случаях: в случае неэффективности одного кортикостероидного препарата, когда необходимо назначение очень высоких доз кортикостероидов, и это ведёт к проявлению вторичных эффектов, что требует сочетанного назначения двух веществ.

Во всех случаях лечение фолиарного пемфигуса у кошки не даёт положительного эффекта. Приблизительно в 10% случаев кошки не поддаются никакому лечению, и их вынуждены подвергнуть эвтаназии (E. Bensignior, D.N. Carlotti, 1997; D.W. Scott, W.H. Miller, C.E. Griffin, 2001).

 

Глюкокортикостероиды

Согласно данным литературы, терапевтическая доза преднизона, преднизолона и метилпреднизолона при пероральной даче колеблется в пределах 2–6 мг/кг/сутки. Что касается дексаметазона, то этот показатель колеблется от 0,2 до 0,8 мг/кг/сутки (G.A. Kunkle, 1984; W.S. Rozenkrantz, 2004; D.W. Scot, W.H. Miller, C.E. Griffin, 2001).

Тем не менее, согласно недавно проведённым ретроспективным исследованиям, проведённым в США на 57 кошках, страдающих фолиарным пемфигусом, эффективным в данном исследовании оказался триамцинолон, который назначали из расчёта 0,6–2мг/кг/сутки перорально. При этом дозы преднизолона были аналогичными (D.E. Presiozi, M.H. Goldchmidt, J.S. Greek et coll., 2003).

Несмотря на вышесказанное, начальная доза глюкокортикостероидов остаётся без изменений до тех пор, пока не отмечают чёткое улучшение повреждений кожного покрова. Согласно показаниям терапевтическую дозу препарата снижают с сохранением его эффективности и назначением через день, если это возможно, и наконец прерывают. Цель такой схемы лечения — ограничить риск появления вторичных эффектов (W.S. Rozenkrantz, 2004; D.W. Scot, W.H. Miller, C.E. Griffin, 2001).

Вторичные эффекты преднизона проявляются в виде полиуро-полидипсии, амиотрофии, летаргии, полифагии, увеличения веса, изменения поведения и увеличения риска инфицирования. Побочное действие триамцинолона — нарушение желудочно-кишечного тракта (диарея, анорексия) и летаргия (D.E. Presiozi, M.H. Goldchmidt, J.S. Greek et coll., 2003; W.S. Rozenkrantz, 2004; D.W. Scot, W.H. Miller, C.E. Griffin, 2001).

Согласно данным литературы, преднизон и преднизолон — это достаточно широко используемые лекарственные препараты. Тем не менее, согласно уточнённым данным американских исследователей, триамцинолон даёт наилучшие результаты, потому что все кошки, подверженные лечению, имеют клиническую ремиссию в отличие лишь от 61% кошек, леченных преднизоном (D.E. Presiozi, 2003). Но, с другой стороны, было показано, что триамцинолон вызывает меньше вторичных эффектов, чем преднизон (D.E. Presiozi, 2003). Следовательно, можно предположить, что триамцинолон представляет собою более эффективное терапевтическое средство при фолиарном пемфигусе у кошек и несёт в себе меньше риска осложнений (D.E. Presiozi, 2003).

В нашем случае лечение преднизолоном позволило добиться особенно хороших результатов чётко и быстро без сопутствующего нарушения в течение последующих трёх месяцев и с минимальными вторичными эффектами. В рамках цитированного выше исследования было бы интересно в качестве глюкокортикостероидного гормона в дальнейшем для лечения фолиарного пемфигуса у кошек выбрать триамцинолон.

 

Хлорамбуцил

Хлорамбуцил — это алкилирующий агент, который нарушает взаимосвязь с ДНК. В отличие от других веществ, относящихся к одному семейству, он менее токсичный. Его назначение варьируется от 0,1 до 0,2 мг/ кг/сутки один раз в два дня перорально. Вторичным эффектом является миелосупрессия (цитопения) и нарушения желудочно-кишечного тракта (диарея, рвота, анорексия). Гематологические параметры следует контролировать каждый месяц в начале лечения. Во всяком случае это вещество имеет преимущество, когда глюкокортикостероиды не дают положительного эффекта (W.S. Rozenkrantz, 2004).

 

Назначение антибиотиков

Ретроспективные исследования были проведены на 43 собаках, подверженных фолиарному пемфигусу, где было показано, что животные, подверженные сопутствующей антибиотикотерапии, имели более продолжительную выживаемость по сравнению с особями, которым назначали только иммуносупрессоры. Назначение антибиотиков при фолиарном пемфигусе у собак кажется интересным, несмотря на то, что ни один из бактериальных агентов не был обнаружен в пустулах. Возможно, аналогичная ситуация наблюдается у кошек (S.M. Gomez, D.O. Moris, 2004). Именно поэтому в нашем случае цефалоспорин назначали вместе с кортикостероидной терапией.

Здесь было проведено топическое лечение (шампунем), тогда как такой тип терапии в литературе не упоминали. Возможно, это обусловлено деликатной реализацией шампуней у кошек. Данный вопрос в отношении кошек, и особенно их купание, возможно, эффективны. Это, вне всякого сомнения, позволило ускорить регрессию повреждений кожного покрова.

Случай, представленный в данной статье, несмотря на клиническое проявление, эволюцию и изменение в результате лечения, является типичной иллюстрацией фолиарного пемфигуса у кошек. Это позволяет напомнить, что, даже если речь идёт об относительно редком заболевании, фолиарный пемфигус кошек остаётся редким, но более частым аутоиммунным заболеванием, которое следует учитывать в дифференциальной диагностике генерализованных пустулёзно-крутозных дерматозов у кошек и независимо от возраста. Окончательный диагноз ставят на основании гистоморфологического исследования биопсийного материала, тогда как клинико-цитологическое исследование даёт точную ориентацию в исследовании. И, наконец, если прогноз этого заболевания в основном положительный, то клиницист должен знать, что время и регулярность необходимого лечения требуют для этого проявления серьёзной мотивации со стороны владельцев.

 

 

СВМ № 1/2010

 

 

 

 

 

 

 

Facebook
Вконтакте
Комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
КОММЕНТАРИИ (0)
Календарь мероприятий