Где ваши деньги? Мошенничество в зообизнесе

ТЕКСТ: Андрей Ситников

ЭКСПЕРТ: Евгения Юрьевна Терюкова, кандидат юридических наук, специалист в сфере корпоративного и договорного права, консультант ВАЙС, владелец компании «Юрвест», которая работает на рынке юридических услуг более 18 лет. Считает, что любую проблему лучше предотвратить, чем тратить время и ресурсы на её решение.
 

Мошенничество в российском бизнесе — явление сколь распространённое, столь и замалчиваемое. Когда экономика находится в трудном положении и снижается уровень жизни населения, растёт уровень преступности, в том числе и количество мошеннических действий.

 

В регулярном исследовании аудиторской компании PricewaterhouseCoopers (PWC), проведённом в 2016 году, сказано, что 48% руководителей коммерческих организаций в России за последние два года стали жертвами мошенников. Это ниже результата за 2014 год (60%), но выше общемирового показателя (36%). Пик экономической преступности в России пришёлся на 2009 год, тогда этот показатель составил 71%. По данным МВД России, в период с января по май 2017 года количество выявленных экономических преступлений сократилось в нашей стране по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 6,7%.
 

Мы обратились к юристу компании «Юрвест» Евгении Терюковой, которая имеет большой опыт защиты интересов компаний, пострадавших от мошенников. Не называя имён, она рассказала о четырёх случаях в зообизнесе.

Случай первый. Сотрудники оптовой компании поставляли в небольшую сеть зоомагазинов корма с изменённым сроком годности: был 2016-й, стал 2018-й. В зоомагазинах имелись сообщники, которые и проводили реализацию таких кормов конечным потребителям. Всё открылось, когда один из покупателей пришёл в магазин с претензией. Магазин тысячу раз извинился и предоставил покупателю такое же количество более дорогого корма и бонус в качестве возмещения морального ущерба. Затем владелец сети обратился к поставщику, а тот, будто был готов к такому повороту, тут же без выяснения обстоятельств, согласился заменить просроченный товар свежим. В результате расследования выяснилось, кто из сотрудников магазинов был замешан в этой схеме, и все они были уволены. Проводилось ли расследование в оптовой компании, Евгения Терюкова не знает, но считает, что, вероятнее всего, её руководители были в курсе происходящего.

Случай второй. В одном из магазинов небольшой зоосети, расположенной в Московской области, неожиданно начинали падать продажи. Товар во всех магазинах одинаковый, число покупателей не изменилось, но выручка существенно сократилась. Выяснилось, что сотрудники магазина брали на реализацию левый товар и пробивали его через параллельную фальшивую кассу. Товар же, который они должны были предлагать, не продавался. Операцию проворачивали заведующий магазином и одна из смен продавцов. Первые догадки появились у владельца, когда он проанализировал выручку в разные дни. Окончательно разоблачить мошенников помогли видеокамеры: на полках мошенники держали по 2–3 упаковки «левого» товара, а когда его собирались купить, выносили со склада «типа свежий». Закрывая смену, «левый» товар с полок уносили на склад, где он не был особо заметен. Владелец сети не стал подавать заявление, чтобы завели уголовное дело, потому что организатор махинации — управляющий — просто откупился, а продавцы уволились и исчезли.

Случай третий. Один из топ-менеджеров крупной оптовой компании, у которой также есть большая розничная сеть в нескольких регионах, создал параллельную компанию, которую представлял поставщикам и клиентам как «ещё одно юридическое лицо компании». Постепенно это «ёще одно юрлицо» начало забирать наиболее крупных покупателей и поставщиков. По сути, топ-менеджер паразитировал на ресурсах материнской компании. Он переманил двух её ведущих продавцов, один из них совсем перешёл в «ещё одно юрлицо», а второй около полугода работал в обеих фирмах, рассылая прайсы параллельной компании и выставляя счета. Только за последние месяцы работы этой схемы материнская компания недополучила больше 10 млн рублей. Вскрылась афера благодаря клиентам, они пожаловались на нехарактерные сервисные сбои, и бухгалтер, увидев неизвестные ему счета, забил тревогу.

Случай четвёртый. Директор производства, выпускающего зоотовары, зарегистрировал на подставных лиц две компании-однодневки. Одну из них назвал так же, как и производство, а вторую — как его основного поставщика сырья. (Сейчас можно зарегистрировать в одном субъекте Федерации сколько угодно юрлиц с одинаковыми названиями.) Фальшивое производство заключало договор на поставку сырья с реальным поставщиком, потом продавала это сырьё фальшивому поставщику, который продавал его реальному производству. Естественно, цена прокрученного сырья вырастала не менее чем на 50%, а иногда и в несколько раз. Никто на реальных предприятиях долгое время не обращал внимания на счета — они были с тем же названием компании и в том же банке, отличались только ИНН и ОГРН. За полгода директор «заработал» почти 30 млн рублей. Помимо значительного материального ущерба, он подставил реальное производство под удар за связь с компаниями-однодневками. Поставщик сырья был использован в этой схеме «втёмную». Такой случай в практике Евгении Терюковой один, возможно, потому что эта схема требует сложной организации, но, вероятнее всего, именно он будет доведён до суда.

Евгения Терюкова: «Жертвы мошенников боятся возбуждать уголовные дела, вступать в судебные тяжбы, поскольку мошенники в ответ начинают писать на них жалобы во все инстанции, что влечёт многочисленные проверки, которые могут найти «скелеты в шкафу», а они есть практически у любой компании».

 

Кто виноват и что же делать

Согласно тому же исследованию PWC, «46% респондентов в России и по всему миру отметили, что среди лиц, совершивших экономические преступления, основная доля приходится на сотрудников компании. Чаще всего мошенник относится к такой категории — мужчина (77%) в возрасте от 31 до 40 лет (62%), имеет высшее образование (72%) и работает в компании от трёх до пяти лет (62%)». Существуют факторы, способствующие мошенничеству. Например, в большинстве случаев мошенничают сотрудники, которым владельцы бизнеса и топ-менеджеры полностью доверяют. Чем больше и богаче компания, тем больше вероятность мошенничества в ней. Для защиты от мошенничества специалисты предлагают различные профилактические меры: от проверки сотрудников на детекторе лжи при приёме на работу до создания системы тотального контроля всех бизнес-процессов. На этот счёт имеется много специальной литературы. Кроме того, необходимо следить за появлением новых видов экономических преступлений и средств борьбы с ними. Только сам владелец может защитить свой бизнес от мошенничества.
 


В статье 159 Уголовного кодекса РФ дано следующее определение мошенничеству: «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием». Международные стандарты аудита определяют коммерческое мошенничество, или fraud, как «намеренный акт одного или нескольких сотрудников компании, который несёт элемент обмана и предоставляет неоправданное преимущество». Юридическая разница, как видите, значительная. Но наш УК имеет ещё две статьи, которые более подходят для бизнеса, это статья 201 — «Злоупотребление полномочиями» — и статья 204 — «Коммерческий подкуп». Все это так называемые преступления экономической направленности. Их можно разделить на четыре вида: когда предприятие обманывает государство, когда одно предприятие обманывает другое, когда сотрудник обманывает свою компанию и когда сотрудник обманывает клиента.


 

 

Теги

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Подписка на журнал

Зообизнес в России


Первый российский журнал для тех, кто работает в сфере торговли зоотоварами и услуг для животных. Здесь печатаются аналитические материалы, информация о современных технологиях производства товаров для животных, сообщения о новых продуктах, событиях отрасли, статьи о фирмах, обзоры зарубежных профессиональных журналов и многое другое.


Оформить подписку
Close