Слияния и поглощения в российском зооритейле

ТЕКСТ: Андрей Ситников, Юлия Долженкова
 

В розничном секторе российского зоорынка участились сделки по слиянию и поглощению. Ещё совсем недавно это было редким явлением. Все помнят сделку 2010 года, когда инвестиционная компания Prometheus Capital Partners приобрела контрольные доли сетей «Бетховен» и «ЗооБум» с тем, чтобы, объединив две сети, стать лидером на рынке розничных продаж зоотоваров в России. С тех пор на фронте слияний и поглощений крупных событий не было. Но в конце прошлого года и в начале этого мы стали свидетелями сразу двух больших сделок, кроме того, во многих городах активизировался процесс расширения лидирующих зоосетей за счёт более мелких и ослабленных игроков. Разберёмся в причинах и особенностях происходящего. 

 

Экономическая наука определяет сделки M&A (mergers and acquisitions — буквально «слияния и поглощения») как комплекс мероприятий, направленный на интеграцию одной компании в другую или слияние ряда компаний. Этот процесс подразумевает неорганический рост, когда компания растёт за счёт объединения или приобретения, как правило, менее крупного игрока или конкурента в той же самой или смежной отрасли бизнеса. 

Слияние и поглощение могут выглядеть схожими, а различие между ними кроется в намерениях и конечной цели. Цели таких сделок могут быть разными — объединение усилий и ресурсов равных по масштабу игроков, избавление от конкурента, расширение компании и повышение её стоимости с целью последующей продажи. Это также может быть приобретение новых торговых площадей, оптимизация производства, в том числе за счёт улучшения системы поставок и сокращения управленческих расходов.

Таким образом, перед компаниями, намеревающимися совершить действия в области M&A, всегда стоит принципиальный вопрос — покупать или строить? Часто бывает эффективнее и дешевле купить. В других случаях — построить самостоятельно, потому что приобретение сторонней компании всегда влечёт за собой не только и не столько расходы на покупку, а также расходы времени и денег на перестройку управленческой схемы, интеграцию своей системы работы, изменение образа мыслей сотрудников, наконец. Эта интеграция может занять годы и повлечь гигантские затраты. Поэтому главная задача при принятии решения о покупке компании — как можно точнее оценить все риски и преимущества.

 

Зообизнес и M&A

В глобальной экономике сделки M&A — обычное явление, и в зообизнесе тоже (см. № 1 журнала «Зообизнес в России» за 2012 год). За более чем 100 лет существования таких сделок в Европе и США сложилась устойчивая практика и богатые традиции: сделки M&A стали одним из массовых и эффективных приёмов развития компаний и всего рынка, и сегодня от 65 до 75% мирового ВВП дают крупные корпорации, созданные в том числе за счёт слияний и поглощений.

В России же это экономическое явление находится в юношеском возрасте, большинство такого рода сделок проходили и проходят пока только с участием гигантских финансово-промышленных групп. И лишь в последние годы они стали фиксироваться в среднем и малом бизнесе и в различных отраслях экономики.

Сделки M&A в розничном зообизнесе имеют несколько общих черт. Во-первых, все известные нам сделки за последние пять лет горизонтальные, то есть покупателями одних зоомагазинов являются владельцы других, которые тем самым расширяют свою долю рынка или выходят на новые для себя рынки (территории). Во-вторых, сегодня преимущественно продаются ослабленные или едва живые зоомагазины, зачастую с большими долгами, которым стало трудно выдерживать конкуренцию, в том числе с той компанией, которая выступила покупателем. Между тем в мировой практике много случаев покупки компаний, находящихся на подъёме. Например, в 2001 году корпорация Mars приобрела 56% акций компании Royal Canin. У нас такой сделкой было объединение двух успешных сетей «Бетховен» и «ЗооБум». В-третьих, все известные нам сделки были дружественными. Если бы среди наших зоокомпаний были акционерные общества и акции этих компаний торговались на бирже, то существовала бы возможность недружественной скупки акций. А пока — купить зоокомпанию в России можно только с согласия её владельца. Поэтому в сделках очень велико значение человеческого фактора. Рассмотрим несколько сделок M&A последнего времени в российском зообизнесе. 

 

Столичные сделки

Не секрет, что сеть зоомаркетов Cats & Dogs несколько раз меняла собственников, что приводило и к смене её топ-менеджеров. В конце 2015 года 70% этой сети были куплены петербургской компанией «Иванко», владеющей сетью зоомагазинов «Ле’Муррр». Мы подробно рассказывали об этой сделке в № 2 журнала «Зообизнес в России» за 2016 год. Совладелец «Иванко» Алексей Иващенков добавил к ранее опубликованному, что его компания сделала несколько попыток выхода на московский рынок, она целенаправленно искала возможность покупки какой-либо крупной сети в столице. Кроме Cats & Dogs был и другой вариант, который оказался менее привлекательным. А первый опыт приобретения другой сети у «Иванко» появился ещё в 2012 году — тогда в Липецке приобрели небольшую сеть из 4 зоомагазинов, что стало первым шагом для выхода на этот рынок, после чего компания расширяла свою сеть в Липецке, открывая уже новые магазины. Алексей Иващенков сказал, что с экономической точки зрения его компании выгоднее открывать магазины самостоятельно. Это позволяет изначально делать их «правильными», приобретённые же точки требуют значительных вложений. На вопрос — будет ли компания и далее приобретать зоомагазины в регионах — Алексей ответил: «В 90% случаев существующие зоомагазины не подходят нам по формату и расположению. В регионах много слабых розничных игроков, и это позволяет нам выходить на эти рынки, не покупая местные магазины».

Совсем недавно была совершена ещё одна заметная сделка. Компания «Мишель и К», владеющая сетью магазинов «Зоогалерея», приобрела московскую сеть «Миска» — 8 магазинов небольшого формата. Как рассказал сотрудник компании «Мишель и К» Сергей Демченко, основная причина покупки — необходимость постоянно расширять свою сеть. 

Магазины «Миска» были выбраны, потому что все они расположены в торгово-развлекательных центрах, тогда как сеть «Зоогалерея» при всей её обширности слабо в них представлена. По мнению Сергея, зоомагазины, расположенные в ТРЦ, являются сегодня наиболее эффективными. 

Желание сделки было взаимным, ещё в 2012 году совладелец сети «Миска» Олег Карпиков говорил, что допускает возможность продажи компании. Если бы не состоялась именно эта сделка, «Мишель и К» в любом случае искала бы другого кандидата на покупку. Будучи крупным оптовиком, компания работает со многими сетями и хорошо знает, в каком состоянии они находятся. Судя по дебиторской задолженности, проблемы есть у многих сетей. «Особенно трудная ситуация в регионах, — говорит Сергей Демченко. — У нас есть магазины в Смоленске, Брянске, Ярославле, и мы хорошо знаем, насколько высок потенциал сделок слияния и поглощения в этих городах. При этом открытых предложений о продаже магазинов пока нет». 

В отличие от Иващенкова, Демченко считает, что приобретать существующий магазин выгоднее, чем открывать новый, раскручивать его, рисковать: «пойдёт — не пойдёт». Существующий магазин уже имеет трафик покупателей и свою историю, и в нём уже продаются определённые товары. Естественно, требуются дополнительные усилия и вложения, чтобы привести магазин к нужному формату, и, кроме того, могут обнаружиться «скелеты в шкафу». Тем не менее Демченко не исключает вероятность новых приобретений. При этом его компания продолжает самостоятельно создавать торговые точки: «Сейчас самое время наращивать долю рынка, и все способы для этого хороши. Довольны мы или нет покупкой сети магазинов «Миска», станет ясно ближе к новому году. Если поступят предложения, похожие на это, или мы сами найдём такие варианты, будем действовать». 

 

Региональные процессы

 В 2014 году у компании «Кот и пёс» в Архангельске и Северодвинске было 13 точек. Сегодня их уже 42, и только за последнее время, как сообщил совладелец компании Александр Арбузов, были куплены 10 зоомагазинов. Александр говорит, что целенаправленно не охотится на чужие точки, не применяет агрессивных средств конкуренции, все потенциальные продавцы приходят сами. Зоопредприниматели двух городов знают, что Арбузов покупает магазины и даёт хорошую цену, поэтому массово обращаются к нему. В большинстве случаев причина продажи в том, что владельцы зоомагазинов вдруг поняли, что зообизнес им не подходит, или они зашли в долговой тупик. 

Стремительное расширение доли рынка компании «Кот и пёс» радует её оптовых партнёров, а покупателям всё равно, кто владеет магазином, тем более, что названия купленных точек Арбузов не меняет, лишь подгоняет их ассортимент под свою матрицу. 

Решение о сделке принимается Александром по результатам небольшого исследования — осмотра магазина и окрестностей, разговоров с продавцами и изучения документов, подтверждающих оборот и остатки: «У магазина должен быть хороший оборот, — говорит Александр, — но всегда бывает по-разному: если оборот маленький из-за маленького ассортимента — это одно, а если ассортимент большой, но обороты всё равно маленькие, значит, магазин стоит в неправильном месте. Иногда предлагают магазины, которые совершенно не продуманы. Основные причины отказа с моей стороны — несоразмерная арендная ставка, маленькие обороты и плохая проходимость». 

Подготовка к сделке, если это один магазин, по словам Александра, не превышает недели, если 2–3 магазина — не более полутора. 

Предметом сделки является договор аренды, остатки товара, оборудование и — самое главное — число постоянных клиентов. Стоимость зоомагазина определяется тем, сколько можно заработать на нём за год. Александр Арбузов считает, что вложения должны вернуться именно за такой срок. Бывают случаи, когда сразу видно, что это невозможно, тогда учитываются стратегические характеристики магазина — расположение, престижность места и проходимость. 

Сегодня в Архангельске и Северодвинске стоимость зоомагазина с торговой площадью в 200–300 кв.м составляет порядка 4–5 млн рублей. Магазин в 20–30 кв.м — около 800 тыс., максимум 1 млн, отдел в 10–15 кв.м — до 300 тыс. В эти цифры входят стоимость товара, оборудования и премия владельцу. Все эти покупки оформляются юридически. Дополнительные расходы составляют до 15% от суммы покупки. Это расходы на ремонт помещения, если он необходим, и установку дополнительного оборудования. 

По словам Александра Арбузова, в Северодвинске сегодня осталось примерно 9 магазинов, которые могут быть куплены. В Архангельске их гораздо больше. Компания «Кот и пёс» планирует и дальше развивать свой бизнес с помощью покупки зоомагазинов. 

Раскинувшаяся в Ростове-на-Дону и в других городах Ростовской области сеть зоомагазинов Zoocity одноимённой оптово-розничной компании состоит сегодня из 50 точек, и более половины из них были приобретены у прежних хозяев. Владелец компании Вячеслав Нем говорит, что не все купленные им точки дожили до наших дней, поскольку до покупки были убыточны, и их не удалось сделать рентабельными: «Иногда проще и выгоднее открыть собственными силами магазин в 20 метрах от продающейся точки, имеющей ужасную репутацию». В последнее время в Ростовской области стало закрываться больше магазинов, но к приобретению умирающих точек Вячеслав теперь относится очень осторожно. Он подсчитал, что средняя рентабельность собственноручно открытых им магазинов выше, чем у купленных, примерно на 10–15%. 

Владельцев продаваемых магазинов Вячеслав делит на несколько групп. Самая большая — те, кто неправильно вёл дела и пытается избавиться от своих магазинов. Другая группа — люди, которые уезжают из города или перепрофилируют свой бизнес, они продают более или менее нормальные магазины. Следующая группа — совладельцы хорошего магазина (или нескольких точек), которые разошлись по тем или иным вопросам, как правило, во взглядах на пути развития бизнеса. И последняя группа — владельцы хороших и даже очень хороших магазинов, которые имеют объективные причины для продажи, например их магазин расположен в таком месте, которое оказалось неудобным с точки зрения существующей логистики — расходы на снабжение магазина в отдалённой точке оказались слишком высокими. Один такой магазин, расположенный в гипермаркете «АШАН», Вячеслав Нем приобрёл в 2010 году. 

Стоимость приобретаемых компанией Zoocity магазинов складывается, так же как и в Архангельском примере, из остатков товара, оборудования и трафика покупателей. Средняя цена магазина площадью 30–40 кв.м в Ростове-на-Дону составляет сегодня около 1 млн рублей. Но когда магазин уже несколько месяцев работает в убыток, он практически ничего не стоит. 

Вячеслав Нем предпочитает приобретать небольшие магазины, поскольку их будущую работу легче прогнозировать. 

Сейчас предложений о продаже зоомагазинов в Ростовской области много. С одной стороны, Вячеславу Нему проще самому открывать точки, у них проблема только одна — отсутствие трафика… «Покупка зоомагазина — процесс сложный, — говорит Вячеслав, — в каждом случае всё индивидуально. И люди, продающие свои магазины, очень разные, многие не в состоянии адекватно оценить стоимость своего бизнеса». Как бы то ни было, компания Zoocity продолжает рассматривать предложения о покупке. Приобретая зоомагазины, Вячеслав Нем решает две задачи — даёт работу оптовому подразделению своей компании и эффективно расширяет долю на розничном рынке. 

 

Выводы

Итак, судя по всему, процесс слияний и поглощений на российском розничном зоорынке набирает силу. Почему именно сейчас? Эксперты называют три важных этапа развития рынка, на котором M&A в принципе возможны:
   – зрелые рынки, так как на неразвитых рынках существует много других возможностей для органического роста, кроме того, у игроков незрелых рынков обычно недостаточно капитала для поглощений;
   – экономически нестабильные рынки, где стоимость компаний всегда относительно низкая, что позволяет покупателю в будущем сильно приумножить инвестиции;
   – стремительно развивающиеся рынки c очень быстрым ростом прибыли.

Так что, ответ прост: да, процессы M&A стали частым явлением потому, что российский рынок имеет две из трёх изложенных выше характеристик — он достиг достаточной зрелости и в настоящее время находится в условиях слабой экономики. У нас уже есть игроки, которые могут себе позволить приобрести другие компании, и цены на бизнес сейчас более чем привлекательные.

Настоящие процессы ведут, с одной стороны, к усилению и без того сильных игроков, наращиванию ими своей доли рынка, с другой — в подавляющем большинстве случаев — к исчезновению слабых компаний. Как правило, не большие съедают маленьких, хотя так может показаться, а хорошие поглощают, вытесняют и заменяют плохих. В розничном секторе таких довольно много, и мы наверняка ещё узнаем о новых слияниях и поглощениях.

 

 

Теги

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Подписка на журнал

Зообизнес в России


Первый российский журнал для тех, кто работает в сфере торговли зоотоварами и услуг для животных. Здесь печатаются аналитические материалы, информация о современных технологиях производства товаров для животных, сообщения о новых продуктах, событиях отрасли, статьи о фирмах, обзоры зарубежных профессиональных журналов и многое другое.


Оформить подписку
Close