ЗООИНФОРМ-СИТИ
zooinform.ru
ЗООИНФОРМ-СИТИ
Мой друг кошка
Котомания
Вход для зарегистрированных пользователей
ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ
Войти через
НАВЕРХ
Питомники

Котомания
Оглавление раздела
25.12.2017.

Леонор Фини, кошка, которая рисовала сама по себе

Игорь Каверин, Екатерина Лисицына
 

Госпожа Фини привлекает не столько как оригинальный художник прошлого века, в творчестве которой кошки чуть ли не доминировали, и даже не как великая кошатница (у неё жили и горя не знали аж 23 кошки!). Даже при поверхностном изучении её биографии обнаруживаешь необыкновенное сходство характера, самого течения жизни Леонор Фини с жизнью самой настоящей кошки. Долголетие, полигамия. С одной стороны, стремление к комфорту, покою, с другой — экстравагантность поведения, желание превратить в игру размеренное течение буржуазной жизни. В этом вся Леонор Фини. 

 

Начала рисовать Леонор (1908 г., Буэнос-Айрес — 1996 г., Париж) достаточно рано и, хоть и занималась живописью в одной из школ Триеста, была по большому счёту самоучкой. Интересный факт: потребность выражать себя на холсте появилась, как ни странно, из-за болезни глаз, случившейся у Леонор в подростковом возрасте. В течение какого-то времени она была вынуждена носить на глазах специальную повязку. 

Известно, что у невидящих кошек либо у кошек с ослабленным зрением получают развитие другие органы чувств, компенсирующие зрение в той или иной мере и позволяющие ориентироваться в окружающем внешнем пространстве. Заболевание глаз Фини помогло ей познать пространство внутреннее, сакральное. Открылось перцептивное, художественное видение, сформировался индивидуальный диапазон цветовой палитры, пришло осознание гармонии, перспективы. Когда зрение восстановилось, не рисовать Фини уже не могла. Возможно, именно этот факт биографии позволяет лучше понять работы художницы, будто бы родившиеся из темноты, напоминающие полузабытые сновидения — печальные, лирические, тревожные, философские, иногда наполненные трагизмом, угрозой, чувством неразрешённости… Сама Фини говорила о том, что мотивы многих картин она почерпнула именно из снов, главными героями которых были, конечно же, кошки.
 


Уже в возрасте 17 лет молодое дарование принимает участие в коллективной выставке художников Триеста. 

В 1925 году Леонор переезжает в Милан, где изучает живописные школы Феррары и Ломбардии, а в 1931-м — в Париж, где, по сути, окончательно сформировался её особый художественный стиль, состоялось становление как профессионала. Именно в Париже Фини была, так сказать, принята в элитный творческий клуб, здесь состоялось знакомство с титанами авангарда: Дали, Пикассо, Магриттом, Эрнстом… Из Парижа протянулась дорога к мировой известности. После первой персональной выставки в 1932 году Леонор принимает участие в международных выставках сюрреалистов: 1936-й — Лондон, 1938-й — Нью-Йорк. 

В течение долгих лет Леонор Фини упорно отрицала свою принадлежность к движению сюрреализма — это, как правило, принимается во внимание биографами, но деликатно умалчивается искусствоведами. В конце концов что именно следует понимать под этой принадлежностью: светские разговоры об искусстве за рюмкой ликёра в одном из парижских кафе, любовная связь с художником-сюрреалистом либо определённый стиль в собственных художественных работах? Елене Дьяконовой, например, не обладавшей никакими художественными талантами, достаточно было выйти замуж за Дали, чтобы стать известной на весь мир сюррелисткой. Елена Дьяконова — сюррелистка, а Леонор Фини — нет, и обе лишь по собственному убеждению. Вот такое ироничное противоречие. 
 


Так или иначе, Леонор Фини, как и следует гордой и независимой кошке, на вопрос, к какой художественной школе она себя относит, невозмутимо отвечала: «К школе Леонор Фини». Однако для широких масс она осталась сюрреалисткой. Сюрреализм присутствовал равно как на её полотнах, среди которых — отличительная черта «женского» сюрреализма — встречалось немало автопортретов, так и в экстравагантном образе жизни, опровергающем классические буржуазные ценности. 

Леонор любила экспериментировать с одеждой — фантастические костюмы, в которых мы можем видеть её на фотографиях либо в документальных фильмах, она придумала себе сама. А если присмотреться к визуальным источникам, несложно заметить особый способ подводки глаз, что делает Фини ещё больше похожей на кошку. В довершение друзья отмечали её бесшумную походку, гибкость, изящество движений, непередаваемую загадочную ауру, которой художница, как шёлковой шалью, всегда была окутана. «Кошка — почти синоним женственности» — слова Леонор… 
 


Семейную жизнь как таковую эта свободная женщина построила достаточно оригинально и с современной точки зрения, и по мерилам прошлого столетия. Примерно в течение 40 лет она делила хлеб, кров и любовь с двумя мужчинами — дипломатом, впоследствии художником Станиславом Лепри, и писателем, переводчиком Константином Еленским. Сам факт длительной совместной жизни даёт основание полагать, что в доме всё обстояло относительно благополучно: мужчины от ревности не погибали, яд друг другу в шампанское не подмешивали, кошек из окон не выбрасывали, из ружья в голову себе не стреляли. Впрочем, подробности семейной жизни историками и биографам неизвестны; да это и не главное. Важно то, что Леонор, любимая мужьями и кошками, находилась в этой обстановке в согласии со своим внутренним миром; и она писала…

Любовь, эротика занимали огромное место в её работах, равно как и в жизни. Лозунг «Любая живопись эротична» художница воплощала наглядно в своих произведениях. Причём, что небезынтересно, иногда тема эротики совмещалась с другой главной темой — темой кошек. Леонор привлекает зооморфизм: изображениями полуобнажённых сфинксов Фини будто раздвигает привычные границы чувственности. А одного из своих мужей, Константина, она с удовольствием называла Kot! 

В целом мотив тождественности кошачьей и человеческой природы нередок в картинах Фини. В «Воскресном полдне» юные особы непринуждённо, совершенно по-кошачьи, в компании опять-таки кошек, располагаются на полках — предположительно серванта. В картине «Психея», из названия которой, по всей видимости, остроумно опущено имя Амур, несложно опознать бога любви в вальяжно спящем коте. И сама цветовая гамма ненавязчиво указывает на некое единство сущностей кота и женщины… Впрямую об отношении Фини к кошкам говорит картина «Идеальная жизнь», где она восседает в величественной позе королевы-амазонки в окружении верных кошек-вассалов самых разных размеров и мастей. Особенно тщательно художница писала глаза кошек, ей приписывают высказывание, что кошачьи глаза «полны поэзии и ярости». 

Что ж, натуры у Фини более чем хватало: в её парижской квартире, как было сказано выше, жили 23 кошки. Известно, что предпочтение она отдавала персидской породе. История сохранила и немногие клички: Элоиза, Кира, Белинда, Негрина… А некоторые клички были секретными, то есть по какой-то тайной причине Фини не звала кошек по именам в присутствии гостей. Кошки были избалованными донельзя: спали с Леонор, во время обеда гуляли по столу, выбирали лучшие куски с поданных блюд, и ни мужья, ни друзья семьи ничего, конечно, с этим замечательным порядком поделать не могли. У Леонор была действительно необыкновенная связь с её животными — болезнь любой из кошек могла повергнуть её в самое подавленное состояние… «Никакое время не изгладит память о любимой кошке», — говорила Леонор. И все кошатники и прошлого века, и настоящего с ней, наверное, согласятся. 
 


Творческое наследие Фини велико. Помимо собственно написания картин, Леонор как художник работала в театре, кинематографе, оформляла книги. Она разрабатывала дизайн декораций и костюмов для Парижской оперы, Театра де Пари, Мариньи, Ла Скала, также Фини оформила первый балет «Леди Ночь» труппы Ролана Пети в Париже, звездой которого была молодая Марго Фонтейн. 

В качестве художника по костюмам Леонор участвовала в создании фильмов «Ромео и Джульетта» Ренато Кастеллани (1953), «Восемь с половиной» Федерико Феллини (1963), «Прогулка с любовью и смертью» Джона Хьюстона (1968).

Она проиллюстрировала более 50 книг, среди которых следует отметить такие произведения, как «Буря» Шекспира, «Аврелия» Жерара де Нерваля, «Цветы зла» Шарля Бодлера, «Собор любви» Паниццы; также романы де Сада, стихотворения Эдгара По, Поля Верлена.

Всю свою жизнь Леонор работала, любила, была предметом любви, вдохновения, ревности, но всегда оставалась собой — независимой женщиной, которая сама устанавливает правила жизни и правила любви, — кошкой, которая гуляет, любит и рисует сама по себе.

 

 

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
КОММЕНТАРИИ
Календарь выставок


ВСЕ ПОРОДЫ кошек
ОТ А ДО Я
Персона месяца
Андрис Лиепа: «Кошки очень хорошо растягиваются. Это именно то, что, занимаясь балетом, нужно делать каждый день...»
читать далее
Звёздные питомцы от А ДО Я
клички
Чтобы добавить в базу кличку своего животного, авторизуйтесь на сайте.