ЗООИНФОРМ-СИТИ
zooinform.ru
ЗООИНФОРМ-СИТИ
Мой друг кошка
Звездные питомцы
Вход для зарегистрированных пользователей
ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ
Войти через
НАВЕРХ
Питомники

Звездные питомцы
Оглавление раздела
01.09.2013.

О Вкусном не спорят с Никасом Сафроновым

Ольга Никольская
Фото Ирина Горькова, 
фото картин из архива Н. Сафронова

 

Доминирующих звука в этой студии два — неумолкающий телефон и внушительное мяуканье. Оба претендуют на функции камертона предстоящей беседы. Стены похожи на огромный паззл из фотографий. Почти на всех — звёзды: Мадонна и Пьер Ришар, Путин и Кучма, Буш и Тэтчер, Олег Янковский и Дайана Росс, Никита Михалков и Софи Лорен… Действительно, Никас Сафронов — самый светский художник современности. Этот титул ему присудили официально, неофициально записав в заядлые тусовщики с манией величия. Однако когда в студию заходит мастер, становится ясно: имидж ничто в сравнении с масштабом личности.

 


Биография
Никас Сафронов родился в 1956 году в Ульяновске. Академик Российской академии художеств. Профессор Ульяновского государственного университета. Арт-директор журнала «Америка» и «Монолит-дайджест». Творческая деятельность Никаса Сафронова началась в 1973 году, и вот уже более 30 лет он является постоянным участником крупнейших отечественных и зарубежных выставок. Почётный гражданин России. 
Награждён медалью «Во имя России», золотым орденом «Служение искусству» и золотой медалью «Национальное достояние». Живёт в Москве, работает во всём мире.


 

Никаких Armani, пижонских галстуков и позолоченных запонок — джинсы и простая водолазка. Для этого человека, действительно, искусство — превыше всего. Первое, что привлекает его внимание с порога, — картины: эту небрежно поставили, эту плохо упаковали для переезда. Такое впечатление — он думает сразу о нескольких вещах одновременно. Секретарь напоминает, что до обеда надо успеть ответить на пару писем и позвонить десятку человек. Но разговор мы всё-таки начинаем…
 

 

Про чудеса рядом с нами

– Какая новость последних дней вас больше всего поразила? Или событие, может быть? Есть такое? 
– Я узнал об этом случайно, спустя несколько дней. В ночь перед закрытием моей выставки в Оренбурге в двух опечатанных залах вдруг ниоткуда появились шары. Они летали влево-вправо, вверх-вниз. Напоминали мыльные пузыри, но более чётких очертаний. Их было не один и не два — много. Это явление зафиксировали камеры видеонаблюдения, и, говорят, даже снимало телевидение. Что это было? Не знаю. Может быть, сгустки энергии зрителей, приходивших на выставку. Однако появление шаров меня совершенно не удивляет. 

– ???
– Я сейчас расскажу вам одну историю. Это случилось, когда мне было года 4, а моему брату — 7, в родном Ульяновске, летом. Мы шли знакомой дорогой на сеновал, где любили ночевать, и перед нами предстал огромный прозрачный шар, с синими, голубыми, зеленоватыми переливами. Он медленно приближался. Зрелище это было завораживающее. Я, забыв про страх, очень хотел посмотреть, что внутри этого шара, и даже шагнул вперёд. Но мой брат, на правах старшего, не дал мне приблизиться и с криком «Бежим!» буквально потащил в сторону сарая. А шар медленно двигался за нами…

Едва мы вбежали в укрытие, произошёл какой-то взрыв, а потом началась гроза со шквалистым ветром. От страха мы забылись сном только под утро, а в полдень, выйдя на улицу, обнаружили у двери сарая огромную обгоревшую вмятину. 

С тех пор я всегда рисую шары. Шар — это совершенная форма. Форма Земли, лона женщины, вынашивающей ребёнка. В моих работах шары указывают на то чудесное и божественное, чего мы не замечаем в повседневной жизни. 

– Очень интересно. То есть удивительное — рядом?
– Конечно. Мы привыкли воспринимать мир как привычную цепочку закономерных явлений. Всё, что сверх того, называем «сверхъестественным». Но если процессы, происходящие в мире, понимать не в отрыве один от другого, а в целом, если смотреть на бытие во всём его многообразии, то ничего сверхъестественного нет. Всё, что кажется нам мистическим, чудесным, на самом деле органическая часть этого мира. Просто мы не хотим или не умеем этого замечать. Иррациональным я назвал бы только Бога. Потому что Его практически невозможно осмыслить человеческим разумом. Но Он тоже реальная часть нашего бытия.


То, что Никас Сафронов — художник, не чуждый мистике, мне было известно. Но после таких откровений мастера стало не по себе. Вспомнилась история, как после смерти Юрия Лонго на его портрете, написанном Сафроновым, потекли краски. То же самое произошло и с картиной, на которой художник по видео воспроизвёл облик одной погибшей женщины. Цветы, служившие фоном картины, будто увяли спустя три года, когда муж этой женщины женился вновь... 

Призывное мяуканье отвлекло меня от серьёзных размышлений и напомнило о ещё одном участнике беседы, требующем разговора о себе. Правда, и тут без мистики не обошлось. 

 

Про Вкусного, кошек и вдохновение 

– Говорят, с этим котом у вас тоже связана какая-то мистическая история?
– Да, я её всем рассказываю. Я приехал в Египет писать портрет президента Мубарака. Но так получилось, что Мубарак уехал в Париж, на саммит ООН. От его имени передо мной извинились, сказали, что президент просил меня развлечь — предоставить всё, что пожелаю. И я попросил отвезти меня в пирамиду. По договорённости через 3 часа меня должна была забрать машина. Но, как это бывает, оказывается, не только в России, кто-то что-то перепутал, кому-то не передал и в итоге про меня забыли. Сначала я шёл в указанном направлении, но потом из любопытства свернул в одну сторону, в другую. Короче, в пирамиде я заблудился. Сначала был уверен, что меня найдут, но вот наступила ночь, день, снова ночь, а помощь всё не появлялась. Телефона у меня с собой не было. Представляете моё состояние? И вдруг я услышал тихое мяуканье. Пошёл на этот звук и нащупал маленького котёнка. И чудо: этот котёнок буквально вывел меня наружу, где уже стояла целая толпа перепуганных ответственных лиц. Я обещал ничего не рассказывать президенту о моём «приключении», а они, в свою очередь, очень быстро уладили все формальности, чтобы я мог увезти котёнка в Россию. 

 


– Изначально котёнка назвали египетским именем — Клеопатра. Потом он оказался котом и стал Клёпой. Прошло 7 лет. Теперь вы его зовете Вкусным. С чем связано такое переименование?
– Он очень избирателен в еде, настоящий гастрономический эстет. Эта доминирующая черта его характера, на мой взгляд, достойна уважения и даже поощрения. Полагаю, будь я японским или китайским императором, приказал бы для кота специально еду готовить. И сам процесс поглощения пищи у него выглядит вкусно. Когда он с аппетитом кушает, я, умиляясь, поглаживаю его и спрашиваю: «Ну что, вкусно?». Так к коту и приклеилось — Вкусный. 

– А как Вкусный относится к гостям? Вообще к новым людям?
– Так же щепетилен. Как в еде, так и в дружбе. Далеко не со всеми общается. 

– Берёте его с собой в какие-то поездки? Как кот реагирует на вынужденные перемещения?
– Нет, далеко мы его не возим. Если только на дачу. В дороге он спокоен. Вкусный вообще достаточно самостоятельный кот. Как раз из тех, что гуляют сами по себе.

– Во время работы не мешает?
– У меня уже лет 8–9 идёт затяжной ремонт, так что кот просто не может пока постоянно находиться в мастерской. Но когда ремонт закончится, он будет жить здесь. На картины Вкусный не покушается. Такое случалось разве когда он был совсем маленьким. 

– Запечатлели ли вы кота в какой-нибудь картине?
– Конечно, и не в одной. К примеру, его голова — на картине «Присутствие Клеопатры». Она как раз в то время написана, когда Вкусный ещё был Клеопатрой. Или есть ещё работа под названием «Из путешествия по Египту». Там мой кот в полный рост, во всей красе на фоне пирамиды.

 


Из путешествия по Египту. Холст. Масло. 45х60 см, 2011 г.


– Невозможно не вспомнить и другую вашу работу, на которой изображён ещё один очень красивый кот. Это картина «Ричард Львиное сердце» (из раздела «Символизм»). Английский король там представлен в образе кота, с кошачьей головой. Как пришёл в голову такой образ?
– Наоборот, там представлен кот в образе короля. Да, это ещё один любимый кот — красавец перс, которого уже, к сожалению, нет. С Вкусным они были дружны. Мне хотелось, чтобы этот перс всегда был со мной, поэтому я запечатлел его на полотне. На этого английского короля — Львиное сердце — он был очень похож по характеру. Когда я читал один исторический роман, шутки ради сопоставлял стиль поведения короля Англии и своего кота. А потом уже без шуток понял, что кот полностью соответствует королевскому образу. Этот момент синергетической «эврики» я не хотел отпускать в небытие. Итог — картина. 

 


– Получается, кошки вдохновляют вас на творчество? 
– Кошки — это особенный мир. Они живут своей параллельной жизнью, независимой от нас. Постоянно пребывая в полудрёме, они реагируют на малейшие колебания души своего хозяина — приходят ласкаться именно тогда, когда человеку этого хочется. У них нет определённой жизненной программы, они находятся будто вне пространства и времени. Но в этом и вся прелесть. Это совершенно уникальные существа. Мне они понятны и интересны, поэтому конечно, не могут не вдохновлять. 


В этот момент раздаётся очередной звонок. Никас извиняется и прерывает беседу. Ничего особенного, обычные будни. Его просто приглашают сняться в кино. Сыграть самого себя. Прямо завтра. Он согласен. Но рабочий график и так забит под завязку, приходится его экстренно корректировать. Художник к этому привык. Привык к своей постоянной востребованности.

 

Про славу и будни

– В одном интервью вы как-то сказали: «Свои 15 минут славы я уже получил». Когда случились эти 15 минут? 
– Вообще я всегда говорю не так. Я говорю, что каждый человек может получить свои 15 минут славы. Просто есть разная слава. И каждый из нас приемлет свою. Какая она, моя слава, я до сих пор ещё не очень понял. Да, у меня была выставка в Одессе, которую посетили 45 тысяч человек. Или в Саранске — 78 тысяч. В Петербурге года два назад толпа меня чуть не растерзала, не успел я выйти из гостиницы. Мне показалось, тысячная толпа! Даже страшно стало. 

– Разве это не слава? 
– Это не слава. Это, что называется, атрибуты популярности. Я не уверен, что такое признание — это истинная слава, та самая, которую я для себя приемлю и к которой бессознательно стремлюсь. Публика переменчива. Когда ты часто появляешься на экране – тебя знают. И, говоря без метафор, хотят потрогать. Когда перестаёшь появляться — тебя забывают. И тут же исчезают и эти толпы народа. Если слава измеряется только этим, то это печально и означает, что человек ничего стоящего не создал. А только мелькал, появлялся «где надо». И после него ничего не осталось. А я верю, что после меня останутся произведения искусства, находящиеся в российских и мировых музеях, у известных коллекционеров. И я буду частью не только этого, но и будущего мира. 

 


Восприятие жизни сквозь призму кошки. Холст. Масло. 41х51 см, 2007 г.


– Кажется, вы написали уже столько картин, что можно и не работать. Сколько их? Полторы-две тысячи, не считали?
– Да нет, меньше, конечно. Если считать эскизы, наброски — то да, более тысячи. Но, с другой стороны, разве искусство вообще можно измерять количественно? Вес измеряется в килограммах, рост — в метрах и сантиметрах, а какова мера измерения творчества художника? Возможно, только несколько картин останется в истории человечества. У Леонардо — всего 12 законченных работ, но одной «Джоконды» хватило, чтобы признать его величайшим гением человечества.

– В каком режиме работаете?
– В постоянном. Работаю я обычно по ночам.

– Какой самый длительный отпуск себе позволяете?
– Неделя, дней 10, не больше. Вот как раз только что съездил в Китай на 10 дней. Привёз массу впечатлений.

 


Присутствие Клеопатры. Холст. Масло. 50х37 см, 2008 г.


– Вы участник многих светских мероприятий, общаетесь с артистами, бизнесменами. Комфортно ли в этом публичном мире? Как он вам?
– Никак. Я сейчас редко хожу на эти мероприятия, считаю их пустым времяпрепровождением. Мне там уже не так комфортно. Завсегдатаи тусовок — одни и те же лица. Всё одинаковое со временем становится неинтересным. Поэтому стараюсь если уж выбираться в свет, то только к близким друзьям. А то, что мне дали титул «Самый светский художник»… Да, светский, наверное, не клерикальный же. Но что такое «светский человек» в восприятии современного общества — мне, честно говоря, совсем неясно.

– Вы много занимаетесь благотворительностью. Только перечень проектов, в которых вы участвуете, в соответствующем разделе на сайте занимает целую страницу. Среди них есть, кстати, проект «Строим кошкин дом». Существует благотворительный фонд Никаса Сафронова. Что вам даёт эта деятельность?
– Творческий талант — это как бы аванс, данный Господом. По большому счёту моё искусство — это и есть возвращение долга, мой дар людям, то полезное, что я делаю для общества. Но мы живём в эпоху постмодернизма, в условиях рынка, поэтому, как бы парадоксально это ни прозвучало, далеко не все люди от художника ожидают картин. 

 


Благотворительность — это самый прямой и эффективный способ, каким человек, разгадавший свой талант, развивший его и даже умеющий зарабатывать им деньги, может поделиться с другими людьми тем, что у него есть. Я для себя определил жизненную формулу: имеешь возможность поделиться сегодня — делись. Неизвестно, где ты окажешься завтра и какие возможности тебе будут доступны. Может быть, именно сегодня и есть тот самый день, когда ты можешь сделать максимум. Так нужно думать о каждом дне своей жизни. 

Январь 2012 г.

 

 

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
КОММЕНТАРИИ
Календарь выставок


ВСЕ ПОРОДЫ кошек
ОТ А ДО Я
Персона месяца
Андрис Лиепа: «Кошки очень хорошо растягиваются. Это именно то, что, занимаясь балетом, нужно делать каждый день...»
читать далее
Звёздные питомцы от А ДО Я
клички
Чтобы добавить в базу кличку своего животного, авторизуйтесь на сайте.