ЗООИНФОРМ-СИТИ
zooinform.ru
ЗООИНФОРМ-СИТИ
Мой друг кошка
Звездные питомцы
Вход для зарегистрированных пользователей
ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ
Войти через
НАВЕРХ
Питомники

Звездные питомцы
Оглавление раздела
13.09.2013.

Татьяна Полякова: «Ещё одного подобного типа просто не вынесу!»

Анна Антонова
Фото Вадим Пакулин

 

Произведём простой подсчёт. А.С. Грибоедов — автор лишь одного бессмертного произведения. У Д.И. Фонвизина две знаменитые пьесы, причём одна с пометкой Потёмкина: «Умри, Денис, лучше не напишешь!» А.С. Пушкин: 16 томов, большую часть которых занимают критические статьи, публицистика, автобиографический материал, переписка. Ф.М. Достоевский: семь великих романов и полное собрание сочинений в 26 томах. Могли ли классики Золотого века русской литературы подумать, что десятки книг для автора, ещё и не думающего заканчивать свой творческий путь, станут нормой? И что таким творчески плодовитым автором будет женщина? 

 


Биография
Татьяна Викторовна Полякова родилась во Владимире. Закончила филологический факультет Ивановского государственного университета. Работала воспитателем в детском саду. Первые публикации появились в конце 90-х годов. Литературный дебют – повесть «Ставка на слабость». В 2012 году Татьяна Полякова, согласно данным Роспечати, была признана одним из самых читаемых в России авторов. Общий тираж её книг, написанных в жанре авантюрного детектива, уже перевалил за 50 миллионов экземпляров. Летом 2012 года в издательстве «ЭКСМО» вышел 70-ый роман – «Огонь, мерцающий в сосуде».


 

Из-под шариковой ручки Татьяны Поляковой, а пишет она исключительно от руки, уже вышли 70 книг в жанре авантюрного детектива, опубликованных одним из самых престижных издательств России — «ЭКСМО». Но при всём этом Т. Полякова — автор хотя и успешный, но скромный. Она не претендует на славу Л. Толстого, не говорит о себе, как о знатоке души человеческой, не замахивается на статус властителя дум, однако в её произведениях есть и особая житейская философия, и пресловутая русская душа. А вот британский кот Юджин Казимирович, живущий у писательницы, — полная ей противоположность. Он весьма заносчив, требует к себе уважения не меньше, чем к королевской особе, и готов при первом удобном случае выказать своё недовольство. Но Татьяна Викторовна очень любит своего кота таким, какой он есть. 

 

Кот, к которому обращаются по имени-отчеству

— Татьяна Викторовна, обычно британские коты очень спокойные и отличаются добрым нравом. Ваш Юджин Казимирович не такой? 
— У Юджина Казимировича очень скверный характер. Кот у нас высокомерен и не терпит фамильярности. Любое действие, совершённое без его желания, воспринимается как бесцеремонное отношение к кошачьей персоне. Подошёл к коту слишком близко, когда он подрёмывает и не желает общаться, — уже панибратство. Он вообще не любит, чтобы его трогали. Иногда позволяет членам семьи погладить его по спинке, но без удовольствия — просто терпит. Но если он всё же почтил комнату, в которой мы находимся, своим присутствием — значит всё внимание должно быть сосредоточено на нём. В эти моменты он любит послушать, как его нахваливают, говорят, что он красив, умён и прочее… А если кот считает, что мы относимся к нему недостаточно почтительно — дерёт когтями стены и при этом орёт дурным голосом. А вообще, кот старается не обращать на нас внимания, только если кушать хочет — заявляет об этом очень громко. Иногда я даже думаю, что не мы, а он нас завёл для обслуживания собственной персоны.

 


— Создаётся ощущение, что коту просто скучно и нечем заняться. Вы не думали завести второго британа? 
— Я думаю, Юджин не придёт в восторг от этой идеи. Он привык, что всеобщая любовь обращена только на него. На даче он у нас гуляет, друзья-подруги у него есть, так что он не скучает. А я ещё одного подобного типа просто не вынесу!

— Чем же вас покорил такой своенравный недотрога? 
— Прежде чем выбрать котёнка, я читала в интернете о породах и смотрела фотографии. Британцы покорили меня своими щеками и округлыми формами, они выглядят как настоящие коты — толстые и приятные. О скверном нраве котов этой породы я тоже читала, но Юджин Казимирович превзошёл в этом смысле все ожидания. Помню, как мы приехали по объявлению. Вошли в квартиру, хозяйка открыла дверь в комнату, появилась кошка с котятами. Первым выскочил Юджин, он был самым толстеньким и самым нахальным, тут же подскочил ко мне и начал по ногам взбираться вверх. Колготки приказали долго жить, а я поняла — это мой котик.

— И вы ему всё прощаете?
— Мы относимся к нему с большим почтением и любовью. Мне важно, что у нас есть Юджин Казимирович, ведь когда ты кого-то любишь — то просто так, без условий. 

 


— Есть ли особенные приметы, связанные с Юджином? Например, утром кот моется — к счастливому дню?
– Я из тех людей, у которых все приметы к счастливому дню. Чёрный кот дорогу перебежал — к деньгам. А если в доме такое создание, как мой кот, – жизнь по определению уже удалась.


— Вы писали о Юджине Казимировиче в своих романах? 
— Упоминания о коте в моих книгах встречаются часто, но это собирательный образ. До Юджина у меня жила парочка котов, одного из них звали Пафнутий, вот он весьма подробно описан в романе «Чудо в пушистых перьях».

— У Рэймонда Чандлера жил кот, который «вычитывал» романы. В романах о Филипе Марлоу часто проскальзывают кошачьи эпитеты. На ваш взгляд, кот и детектив — это взаимосвязано?
– Пожалуй. Есть ещё литературный кот, который сам ведёт расследования. Я думаю, кот по природе своей сыщик. Он умён, независим, склонен к размышлениям, при этом отважен. И, конечно, кот не чуждается авантюр. 
 

 

Авантюрный автор серьёзного жанра

— До того, как полностью погрузиться в литературное творчество, вы работали воспитателем в детском саду. Пошли туда ради сына, когда он был совсем маленьким, а остались на 14 лет. Не считаете ли вы эту работу потерянным временем? Что она вам дала? 
— Я считаю, воспитатель — прекрасная работа для женщины. Хочешь сохранить молодость, любопытство, интерес к этому миру — будь рядом с детьми. В общении с ними главное помнить — рядом с тобой люди, просто маленькие. Большой минус — низкая зарплата. От этого в профессии много случайных людей. Мне очень не хотелось уходить с этой работы, но к тому времени уже появился договор с издательством. Надо было делать выбор, ведь совмещать не получалось.

— Что для вас значит быть автором детективов?
— Работать в очень непростом жанре, который ошибок не прощает.

— Если этот жанр не прощает ошибок, то почему же к нему все относятся как к несерьёзному, игровому? Даже с неким пренебрежением?
— У нас многие жанры считаются несерьёзными. Вообще, к литературе у нас особое отношение. «Глаголом жечь сердца людей» — это наше, национальное. И Пушкину в своё время здорово доставалось за «простоту» «Евгения Онегина». Я думаю, для русской лености Шопенгауэр и Кант неподъёмны, вот и хочется в литературе чего-то «философского»: и напрягаться не надо, и себя уважаешь — умные книжки читаю. Зачем тратить время, изучая, например, буддизм. Пусть мне лучше про него Пелевин расскажет. Люди, чьё мнение для меня имеет значение, прекрасно знают, чего стоит написать хорошую книгу в любом жанре. Пренебрежение — удел бездарных, которые сами попросту ни на что не способны.

 


— Что самое главное в хорошем детективе?
— Считается, что в детективе идея не нужна, то есть она уже есть — поиск убийцы. Но для себя я её всегда формулирую. Тогда уходит всё лишнее, и текст «выстраивается» под эту идею, каждая деталь должна на неё работать. Для меня важна и сама история, и характеры.

— Как вы считаете, существуют ли прирождённые преступники или преступным делает человека среда?
— Я думаю, человек становится преступником, когда забывает, что он Божье творение. Конечно, если верить Карлу Марксу, бытие определяет сознание, т. е. среда играет решающую роль. Однако любой злодей знает, что такое хорошо и что такое плохо. Поэтому выбор всё равно за человеком.

 

Тонкости ремесла и литературные «негры»

— Сложился ли у вас образ вашего читателя? Каков он? 
— Люди-мечтатели, которые верят, что любовь вечна, а дружба свята. Возраст, социальное положение и прочее при этом могут быть весьма различны.

— Получается, что с одной стороны ваши читатели верят в любовь и дружбу, а с другой – читают романы про кражи и убийства. Или в любой дружбе потенциально заложено предательство? 
— Быть настоящим другом — это дать себе труд разглядеть близкого человека. Чаще всего бывает так: «свистнул» друг или муж полотенца в отеле — вроде бы милая шутка. Посмеялись и забыли. А потом друг оттяпает ваш бизнес или муж — квартиру при разводе. И начинаются стенания: какой, оказывается, подлец. Но вы же сами по наивности считали, что украсть он способен только у других и обмануть — тоже только кого-нибудь другого. В общем, возвращаясь к сказанному выше, наша жизнь — всегда выбор. И когда ты его делаешь, следует помнить, чьё мы подобие. Выбирайте друзей и любимых по этому принципу, и вас никто никогда не предаст.


— В чём вы находите вдохновение и новые сюжеты? 
— Смотрю на мир с любопытством, очень многое мне здесь интересно. Вдохновение часто приходит, когда слушаешь хорошую музыку, или в разговоре с интересным человеком. В общем, оно неожиданно, как летний дождь. Возникает некая история, а потом ты придумываешь, как из неё сделать детектив.

— Считаете ли вы, что к женщинам-авторам отношение в литературе несколько иное, чем к мужчинам? 
— И не только в литературе. Мы живём в мужском мире. Поэтому женщине, чтобы победить, нужно оставаться именно женщиной. В нашей слабости — наша сила. И почаще напоминать мужчинам: если они здесь хозяева, поддержание порядка (во всех смыслах — от защиты страны до мытья посуды) всецело на их плечах.
 


— Многие считают, что написать столько романов одному человеку не под силу. И у каждого известного автора есть «литературные рабы». Раскройте секрет, как вы всё успеваете, чтобы больше не возникало поводов для таких мнений? 
— Повод будет всегда. Признать, что кто-то талантливее, чем ты, способны далеко не все. Куда проще сказать: за него пишут другие, или его «раскрутили» за огромные деньги… И успокоить своё самолюбие: если я не могу, то и никто не может. Я пишу каждый день примерно по 10–15 печатных страниц. Работаю в любом случае, даже если точно знаю — завтра всё написанное полетит в корзину. В день я за столом 8–9 часов, нормальная рабочая смена. За месяц получается 300–350 стр. — обычный объём моей книги. В среднем на черновой вариант трачу полтора-два месяца. Ещё месяц правлю текст. Приступаю к новой книге, когда уже есть история, характеры и т. д. Остаётся только устроиться за столом и рассказать. Так что даже самым скептически настроенным гражданам приходится признать: нет у меня «негров», я сама такая молодец.

Декабрь 2012 г.

 

 

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
КОММЕНТАРИИ
Календарь выставок


ВСЕ ПОРОДЫ кошек
ОТ А ДО Я
Персона месяца
Андрис Лиепа: «Кошки очень хорошо растягиваются. Это именно то, что, занимаясь балетом, нужно делать каждый день...»
читать далее
Звёздные питомцы от А ДО Я
клички
Чтобы добавить в базу кличку своего животного, авторизуйтесь на сайте.