ЗООИНФОРМ-СИТИ
zooinform.ru
ЗООИНФОРМ-СИТИ
Мой друг собака
Звездные питомцы
Вход для зарегистрированных пользователей
ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ
Войти через
НАВЕРХ
Питомники

Звездные питомцы
Оглавление раздела
09.09.2014.

Артемий Троицкий: «Я не собачник, я скорее "всеживотник"!»

Ирина Фонтен
Фото Ирина Горькова

 

Артемий Троицкий — известный музыкальный критик и журналист, писатель, актёр. О нём много говорят и пишут. Однако мало кто знает, что самым важным  в своей жизни делом он считает помощь попавшим в беду животным – домашним и диким, четвероногим и пернатым. Он участвует в акциях по защите уссурийских тигров, детёнышей тюленей, бездомных собак и кошек. А дома его ждут два преданных друга и бесстрашных охранника — скотчтерьер Черчилль и большой добродушный пёс, «дворянин голубых кровей» Дик.

 


Биография
Артемий Троицкий. Музыкальный критик и журналист, организатор рок-фестивалей, теле- и радиоведущий, писатель, актёр. В 1995 году стал первым главным редактором российского издания журнала Playboy. Работал ведущим на телеканалах «НТВ», «РТР», «Культура», радиоведущим на «Радио Максимум», «Европа +», «Радио 101», «Эхо Москвы». Снимался в кино: «Даун Хаус» Романа Качанова, «Дневной дозор» Тимура Бекмамбетова, «Глянец» Андрея Кончаловского. Преподаёт в Государственном университете управления и в Московском государственном университете.


 

Знакомство с Артемием Троицким хочу начать с описания одного происшествия, случившегося в Москве осенью 2011 года, которое в очередной раз подтверждает, насколько мир тесен и насколько Москва маленькая.

В тот день мы снимали видеообращение  Артемия в защиту бездомных животных столицы, которых по указке нерадивых чиновников хотели ликвидировать. После беседы, попрощавшись с ним, мы, помотавшись по Москве и переделав ещё кучу дел, оказались на  выезде из туннеля на каком-то огромном проспекте, в крайнем ряду, возле поребрика, разъединяющего двустороннее движение. Тут  посреди непрерывного потока автомобилей я заметила худую и невообразимо чумазую кошку. У кошки от испуга был очумевший взгляд, она ползла, прижимаясь к поребрику. Я приоткрыла  дверь, и, когда машина поравнялась с кошкой, крепко схватила её за шкирку. Но кошка сильно дёрнулась — и рванула прямо под колеса. У всех нас кровь в жилах застыла. Кошки нигде не было видно. Я выскочила, что-то кричала водителям, махала руками. Но кошка несколькими молниеносными прыжками обогнула машины, прыгнула на тротуар и оттуда за забор какого-то сквера. 

Я перевела дух и направилась к машине. Но каково было моё удивление, когда от моих ребят я узнала, что в тот же самый момент, когда я бегала по одной стороне трассы, на противоположной стороне, тоже пытаясь спасти эту кошку, точно так же метался появившийся невесть откуда Троицкий. Но мы с ним друг друга так и не заметили.

Вынуждена констатировать, что посреди всей этой огромной движущейся колонны машин кроме меня и Троицкого никто не вызвался помочь бедолаге.

То, что я рассказываю, — правда, без преувеличений. После этого можно говорить что угодно об этом человеке, но его отношение к животным мне предельно ясно. 

 


– Артемий, вы сами-то помните этот случай?
– Довольно смутно, но такие истории у меня не редкость. Помню эту кошку, которая не вписывалась в такой огромный поток машин и крайне неуверенно себя вела, была очень напугана, чувствуя опасность…

– С кошкой понятно, а сами что чувствовали тогда?
– То, что и любой нормальный человек: страх за жизнь невинного животного. В тот момент я понял, что если сейчас ничего не предпринять, то кошку постигнет та же участь, что и многих других животных, брошенных людьми в этом огромном городе. Несмотря на то, что мы спешили, я остановил водителя, выскочил, чтобы либо подозвать кошку к себе, либо отогнать её в безопасное место. В конечном итоге так и получилось: мне удалось перевести её через дорогу. Прошу только не делать из меня какого-то героя. Это обыкновенная реакция любого порядочного человека.

– Откуда такая самоотверженная любовь к животным?
– Первой пришла любовь, потом появилась самоотверженность. А родилась она ещё в самом раннем детстве и проявлялась вначале в коллекционировании марок. У меня до сих пор сохранилась каретка с 90 тысячами марок с изображениями животных. Марки были редкие, из разных стран, новые и старинные, красочные и не очень. Я безумно гордился ими, любовался этими зверушками. Вот и долюбовался. Добавлю, что у нас тогда, кстати, как и впоследствии, всегда были кошки. Моя мама, Руфина Николаевна, не могла без них жить. Леопольды, Василии, Барсики, Мурки и Мурзики. Я их всех любил, хотя, честно сказать, занималась больше ими она. А я мечтал о собаке.

– И когда мечта сбылась?
– Первого своего щенка я завёл в 1974 году. Это был скотчтерьер с ностальгическим сейчас французским именем Фанфан. Этот пёс обладал неподражаемым шармом и даже смахивал чем-то на самого  Жерара Филиппа (исполнителя главной роли в исторической комедии «Фанфан-тюльпан». — Прим.) Приобрёл я его  не совсем ординарным путём. У моего дружка была скотчиха Черри, которая стала мамой четырёх потрясающих щенков. Я давно симпатизировал этой собаке, поэтому  захотел себе такую же. Либо денег тогда у меня не хватало, либо друг не хотел мне его продавать, не помню. Но я выменял малыша на крутые американские джинсы, которые стоили в те времена целое состояние — 150 рублей. С тех пор питаю тёплые чувства к этой породе, но без намёка на дискриминацию по отношению к другим. 

– А сейчас кто из четвероногих делит с вами печали и радости?
– Чтобы находиться подальше от городской суеты, мы переехали из шумной Москвы в тихую деревню, где вместе с нами живут ещё два наших гавкающих любимца. Это опять-таки скотчтерьер, зовут его Черчилль. И второй представитель настоящих друзей человека — «дворянин голубых кровей» Дик.

 


Черчилль со мной уже 7 лет. До переезда на новое место он слыл образованным и хорошо воспитанным парнем, без вредных привычек. Вёл себя надлежащим образом, не хамил, не огрызался — в общем, был олицетворением порядочности, примером остальным псам. Ну, и выглядел соответственно: всегда с иголочки. Сейчас же наш чёрный принц перестал следить за своей внешностью, наплевал не только на свою родословную, но и на общественное мнение. И что самое удивительное, поменял имидж. Стиль принца сменил на стиль нищего. Другими словами, бросил вызов обществу.

– И в чём это выражается?
– Ну, от его аристократического вида ничего не осталось. Весь взъерошенный, лохматый, грязный и обросший. На свежем воздухе заматерел, округлился, точнее сказать, «оквадратился». Стал похож на чёрный квадрат Малевича. И характер у него стал каким-то хулиганским. Ведёт себя не как подобает породистым собакам, а как дворовый невоспитанный пёс. Хамит, носится вдоль забора, как угорелый, с грозным лаем, в общем, превратился в такого деревенского заправского уркагана. Всех строит, всем угрожает — заправляет по полной. 

– Он и с вами себя так ведёт?
– Нет, конечно, только с посторонними. И то не со всеми. А с нами по-прежнему ласков и нежен. Интересно, что от того, как он выглядит, зависит его поведение. Если он чистый и причёска его в порядке, его поведение соответствует внешности. Но стоит ему побегать на своих коротких лапках по пыльной земле или в слякоть, когда при беге его шерсть выполняет миссию щётки и сборника пыли и грязи, тут он превращается… Ну, об этом я уже говорил. В городских условиях он не позволял себе таких вольностей.

 


– На него свобода так повлияла или же это проделки профессора Преображенского дают о себе знать?
– Полагаю, что это ответственность сторожа наложила свой отпечаток на поведение Черчилля. Он ведь несёт патрульную службу. В городе нам приходилось думать за него, а здесь такое впечатление, что он стал думать за нас, оберегать: он всегда начеку. А этому ремеслу его научил старший телохранитель — Дик.

– А этот здоровенный симпатяга как оказался у вас?
– Прозаичная история. Появился он ниоткуда. Вот так взял и появился. Я его не расспрашивал, кто он такой и откуда родом. В общем, получилось прямо как в анекдоте. Зашёл в дом, попросил пить, поел и остался ночевать.

Если серьёзно — приблудился. Мы его прикормили. Он с первых минут  понял, что здесь ему рады, однако долг платежом красен и вкусный обед надо отрабатывать. Вот он в благодарность и решил нам помогать, ограждать наш дом от непрошеных гостей. Смотрим — пёс добродушный, с харизмой, ведёт себя всегда достойно, хотя институтов не заканчивал, сам пролетарий из пролетариев. И главное — смелый. Черчилль взял у него несколько уроков по обороне, и, как видите, переквалифицировался в охранника. Теперь на пару гоняют мнимых злопыхателей.

– Они сразу нашли общий язык?
– В принципе, да. Общие увлечения, общие вкусы, общие обязанности их сроднили быстро. С Черчиллем они сразу стали на «ты», никакой вражды между ними не было. Они напарники. И работу свою любят. Нас любят, а мы их. Нам вместе хорошо, нам вместе здорово.

– То есть вы теперь настоящий собачник?
– Да, но скорее я «всеживотник». Всех зверей люблю, всем хочу помочь и всех защитить.

– От кого?
– От человека, от кого же ещё. Иногда думаешь: почему жестоких людей называют зверями, тогда как человеческой жестокости нет равных? Если ты мужик, разбирайся с равным, а не со стариками, детьми и с животными, между прочим. Я не открою Америки, если скажу, что природу надо беречь, а её  представителей — защищать. Но почему-то до сих пор очевидное продолжает оставаться невероятным.

– А ваша защита в чём заключается?
– Перечисляю пожертвования на решение той или иной проблемы, связанной с четвероногими или пернатыми друзьями, помогаю словом, помогаю  делом. Приходится писать или подписывать какие-то письма и протестовать против глупых постановлений в отношении зверья, против ситуаций, связанных с людской агрессивностью, безответственностью, равнодушием.

Обычно отзываюсь на разного рода акции в защиту животных, будь то домашние или дикие — у меня нет приоритета. Перефразирую: «Все животные нужны, все животные важны». Участвовал и участвую в акциях по защите уссурийских тигров, детёнышей тюленей, наших милых собак и кошек… По поводу бельков, на которых, наконец-то, охота теперь у нас запрещена. Несколько лет назад мы летали на Белое море с акцией протеста против истребления этих очаровательных зверушек. Компания подобралась очень симпатичная. С нами были Алёна Свиридова, Лайма Вайкуле, Александр Скляр, Виктор Гусев и многие другие деятели культуры, науки, спорта.

– У некоторых может возникнуть вопрос к вам  всем: «Что, делать больше нечего, заняться нечем?»
– Да, задавали мне такого рода вопросы, и не один раз. Так сказать, люди недоумевают, потому как ошибочно и очень ошибочно считают положение не стоящим выеденного яйца.

Когда Андрею Макаревичу, который был в тот момент в Москве и благодаря своим связям лоббировал  акцию с бельками как мог, задали вопрос: «А что вы делаете на этой акции, почему вы здесь?», Андрей ответил: «А меня удивляет другое: почему вы до сих пор не здесь, почему вас до сих пор здесь нет?». Я подписываюсь под таким ответом.

– Всё хорошо, что хорошо кончается. Эта акция — одна из немногих, завершившихся в конечном итоге благополучно: вышел закон, запрещающий этот кровавый беспредел. Ещё победы были?
– Были, и их, к счастью, тоже немало. Удавалось как-то пробивать стену равнодушия. Как правило, мне приходится участвовать в более прозаичных и бесконечных  историях, связанных с бездомными собаками. А это что-то из высшей математики — иначе как объяснить, что данную проблему до сих пор никак не могут решить? Не по зубам она нашим чиновникам. Приходится доказывать  то, что люди сами обязаны понимать уже с рождения: нельзя убивать бездомных животных. Они живые существа и им повезло меньше, чем, скажем, моим Черчиллю и Дику. До многих до сих пор не доходит, что бороться надо не со следствием, а с причиной. А причина — это сами люди. Поэтому выступать мы можем только против неё, причины то есть, против нас самих, людей, вынудивших животных сбиться в стаи, озлобиться, кого-то кусать. Винить нужно только человека — злого и бессердечного, — а не убивать собаку, избавляясь тем самым  от состава своего же преступления.

Поэтому призываю всех: будьте милосердны, помогайте тем, кто в вас нуждается, и в предложении «Казнить нельзя помиловать» запятую всегда ставьте после второго слова!

Март 2012 г.

 

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
КОММЕНТАРИИ
все vip от А ДО Я