ЗООИНФОРМ-СИТИ
zooinform.ru
ЗООИНФОРМ-СИТИ
Мой друг собака
Звездные питомцы
Вход для зарегистрированных пользователей
ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ
Войти через
НАВЕРХ
Питомники

Звездные питомцы
Оглавление раздела
02.07.2014.

Мопс, он же человек, он же Котик, Александра Васильева

Наталия Корнеева
Фото: Дарья Пушкарева
 

Известный историк моды, ведущий телевизионной программы «Модный приговор» Александр Васильев в последнее время часто появляется в обществе не один… Его сопровождает очаровательный черный мопс по кличке Котик! 
 


Досье
Александр Васильев родился в Москве 8 декабря 1958 года в известной театральной семье. Отец – Александр Васильев-старший – народный художник, член-корреспондент Академии художеств, главный художник Театра имени Моссовета. Мать – Татьяна Васильева-Гулевич – актриса, профессор, преподаватель Школы-студии МХАТ. 
Эмигрировав во Францию в 1982 году, Александр Васильев-младший сделал там карьеру, став известным историком моды, после чего начал читать лекции по истории моды на четырех языках в 25 странах мира. Александр написал 29 книг по истории моды, шесть из которых – бестселлеры. Последние десять лет он работает в России: преподает историю моды в Академии моды «Останкино» и в МГУ, ведет на Первом канале программу «Модный приговор», участвует также в проектах телеканала «Культура», а на родине отца, в Самаре, проводит фестиваль. 



Говорят, хозяева похожи на своих собак. Наверное, это действительно так, потому что представить Александра с собакой какой-нибудь другой породы довольно сложно — настолько Котик ему подходит. Или он Котику. Это уж кому как. С другой стороны, мы привыкли к тому, что Васильев всегда один, что он достаточно закрытый человек, что о его личной жизни почти ничего неизвестно, поэтому узнать, что у него, оказывается, есть собака, было и удивительно, и приятно. 

 

Живой подарок
Котик, опережая своего хозяина, ворвался в вестибюль Галереи искусств Зураба Церетели, где проходила выставка «От мини до макси. Мода 60-х» из коллекции Александра Васильева, первым делом подбежал ко мне, мол, привет-привет (мы встречаемся уже второй раз), и, пока Александр здоровался с остальными ожидавшими его журналистами, задрал заднюю лапку и пометил мои замшевые сапожки, а затем деловито устремился за своим хозяином на второй этаж. И мы все поспешили следом. 

 


— Александр, мы рады, что вы принадлежите к нашему клану собачников. А каким образом у вас появился Котик и давно ли? 
— Я купил его щенком и подарил моей приятельнице, старой ленинградской портнихе Элеоноре Ивановне Балыбиной, на 75-летие. Когда Котику было полтора года, Элеонора Ивановна тяжело заболела, у нее отнялись ноги, и она сказала мне: «Или ты его забирай, или придется его усыпить». Котик меня хорошо знал, я часто приезжал в гости, и он побежал ко мне на руки стремглав. Потом Элеоноре Ивановне сделали операцию, и она смогла снова ходить, но я решил не возвращать ей Котика, потому что это стало бы для него травмой, ведь ему на тот момент исполнилось уже четыре года. 

— Известные люди часто говорят: «Я так занят, так занят, поэтому не могу завести ни собаку, ни кошку — никого! Это ведь такая ответственность». А как же вы справляетесь с Котиком при вашей занятости и при том, что постоянно разъезжаете по всему миру?
— Никто нас так не любит, как наши домашние животные. Вы с этим согласны? Люди любят нас часто с какой-то целью, а собака — просто так. Котик даже не знает, кто я, — ему достаточно уже того, что я есть. Он понимает, что я «хорошая вещь», со мной можно спать и целоваться. Он всегда ждет, когда я приду, и очень любит моменты, когда мы едем куда-то на машине. Он считает, что он звезда, и ведет себя, как звезда; понимает, что меня снимают. Он сопровождает меня почти повсюду. Например, когда мы эту выставку готовили, Котик обежал здесь все подиумы, обнюхал всё и все экспонаты знает наизусть. Он ходит со мной на лекции и сидит, представьте себе, на сцене. И смотрит, как я в огромной аудитории на триста человек читаю лекцию по истории моды. Особенно ему нравится слушать о Коко Шанель. Я пришел с ним однажды, к ужасу билетерш, на концерт моей приятельницы Елены Глебовны Баклановой. Другая собака завыла бы либо залаяла при звуках струнных и духовых инструментов, а Котик сидел у меня на коленях как вкопанный. Он старается не пропускать и светские мероприятия. Ему нравятся и выставки, и дни рождения. Недавно он был на балу у маркизы Казатти. Пришел в таком красивом воротнике — все фотографы его снимали! Я думал, толпа его затопчет, но вышло наоборот: это он всех от меня отгонял и вел себя, как сторожевой пес.

— Котик путешествует вместе с вами?
— Я стараюсь брать его с собой, но это не всегда возможно, потому что он весит 11 кг, а лимит по правилам «Аэрофлота» — 9 кг. К тому же не во все страны разрешается въезжать с собаками. Например, в Англию, Японию, США — нельзя. В Англии карантин на четвероногих составляет 45 дней. По Европе с собакой можно путешествовать, но в арабские страны ехать нежелательно, потому что там много уличных собак и они могут напасть. Там не принято ходить по улицам с маленькой собачкой на прогулку. 

 


— Интересно, а какое отношение к собакам вы наблюдаете в разных странах и какие породы там в моде?
— Все зависит от религии. В мусульманских странах собак не любят, они считаются грязными животными, а в христианских — наоборот. И в Англии их обожают, и во Франции, и в Италии, и в Испании. В Англии, например, очень любят охотничьих, а во Франции (особенно в Париже) — декоративные породы собак, потому что квартиры в Париже небольшие. Когда я жил в этой стране в начале 80-х годов, там любили пуделей. Каждая старушка держала дома пуделя. Потом это ушло — вместе со старушками. Сейчас у всех французов любимая собака джек-рассел-терьер. Парижане просто сходят с ума по этой породе. Идя по улице, можно встретить сразу четырех джек-расселов подряд. А бездомные во Франции любят только немецких овчарок и при каждом бомже обязательно есть немецкая овчарка. Она с ним и за пивом стоит в очереди, и охраняет его. А вот в Турции много дворняг, которых, кстати, во Франции практически нет.

— А что же мопсы?
— Мопс сейчас не самая популярная порода. Очень любят этих собак в США. Я знаю, что в Нью-Йорке регулярно устраивают парад мопсов, во время которого все владельцы вместе с собаками, наряженными в маскарадные костюмы (их элементами могут быть юбки-пачки, маски, котелки), шествуют по Пятой авеню. Это невероятное зрелище. Думаю, что Котик, увидев это, сошел бы с ума. Он, в принципе, всех мопсов очень любит, но при этом понимает, что он из них самый главный!

— А как, на ваш взгляд, относятся к собакам в России?
— Считаю, что в целом их у нас очень любят, серьезно занимаются разведением.  Здесь можно встретить собак практически всех существующих пород. В нашей стране много фанатов, которые проводят выставки собак. Например, живя во Франции, я никогда не слышал о таком значимом мероприятии, а вернувшись в Россию, услышал рекламу о том, что проводится кинологическая выставка, и это такое большое событие, что об этом даже по радио говорят.

 

Арбуз для мопса, или Купюра против колбасы
— Как Котик ладит с другими четвероногими?

— Мопс — собака некусачая, прикус у него несильный. Эта собака «рычачая»! Она может раздуваться, морщиться и издавать неприятные звуки. Я часто наблюдал, как Котик, если к нему подходит чужая собака, становится в совершенно неподвижную позу и, пока та его нюхает, даже не пошелохнется. 

— Чем вы его кормите?
— Хотя у него есть собачья еда, он безумно любит фрукты. Это совершенно нехарактерно для собаки, но Котик обожает арбуз, дыню, яблоко, умирает, когда видит виноград, клубнику, инжир. Иногда я с ним играю: показываю пятитысячную купюру и говорю: «Ищи!» Он не ищет, не понимает, зато сыр и колбасу найдет сразу. Мало того, он знает эти слова — «сыр» и «колбаса». 

— В свои четыре года он еще любит играть?
— Он играет сам с собой; играет в догонялки, бегая как сумасшедший. У него есть игрушки, но лучшая из них — это сухое свиное ухо (обычно я привожу ему такие из Прибалтики). 

— Мопсы не любят жару. Как Котик перенес прошлогоднее лето?
— Он забирался в ванну и просил, чтобы его мыли. Купаться он очень любит, а когда я принимаю душ, идет в ванную со мной: сидит и смотрит, как Сашенька моется. Это его просто завораживает: «Ты можешь сам держать этот душик и стоять под ним?» — выражает его удивленный взгляд. 

 


Когда я впервые привез его на Балтийское море, он страшно испугался, увидев такую массу воды. Что такое речка, он знает, что такое пруд — тоже, но море — это было выше его понимания. И, когда я пошел купаться, он так забеспокоился! Заглядывал мне в глаза тревожно-вопросительно: «Ты уверен, что умеешь плавать? А если утонешь? Я тут один останусь?» И побежал следом за мной и поплыл. Это было так трогательно. А потом ему очень понравилось море. И песчаный берег, по которому он катался кубарем. 

— У Котика имеется свой модный гардероб?
— Да, у него есть разные курточки, комбинезончики, туфельки. Но он не любит мороз, не любит одеваться и поводок не любит. 

— Александр, вы с таким упоением рассказываете о Котике! Видимо, это первая ваша собака?
— Ну что вы, конечно, нет! Первая собака, эрдельтерьер Сенька, уже жил у нас, когда я родился. Я помню этого Сеньку: мне был примерно год, и я все время подбирал у него из миски еду. Из-за того, что у нас с ним была такая совместная собачья жизнь, я очень его любил. 

Но однажды родители решили отдать его в другие руки и отвезли куда-то на Клязьму. Сенька совершенно не понял, почему он находится там, у других людей, и пешком вернулся домой в Москву. С разбитыми лапами. И лег перед дверью. Естественно, сначала его подлечили, а уж потом отвезли обратно. И тогда он, наконец, понял, что с ним просто решили расстаться. Это очень грустная история… 

А когда мне исполнилось лет 12, мы завели скотчтерьера по кличке Гамлет. Он признавал только папу. Знал, что отец — это настоящий человек, а его сын Саня — это так, для прогулок. И он любил папины тапочки, папину газету и очень папу уважал. Ему не позволяли спать на диване. Он об этом знал и всегда, когда приходили, быстро оттуда спрыгивал, но все равно было видно, что он там спал. Гамлет очень боялся салюта и, когда он начинался, сразу прятался в самый дальний угол. А еще он очень не любил больших собак и чаще всего дрался с огромным боксером, который принадлежал поэту Евгению Долматовскому. Гамлет стал чрезвычайно знаменитым, ведь он изображен на многих картинах моего отца. 

 


Спустя много лет, уже живя в Париже, я завел бежевого мопса, которого звали Мопсик. Он был очаровательный — толстенький, хорошенький — и все время залезал на комод, чтобы смотреть на всех с высоты. Самым любимым лакомством его были мандарины. 

— Судя по всему, у вас пристрастие к этой породе, раз вы снова завели мопса?
— Да, я считаю, что это не собаки, а люди.

 

Мы завершили интервью, а за нами еще толпились журналисты: каждый просил пропустить его вне очереди. Но Александр быстро «разрулил» проблему, указав, кто за кем, добавив при этом со своей неизменной светской улыбкой: «Извините, я популярен, ничего не поделаешь». А Котик за всем этим терпеливо наблюдал с очень серьезным видом, сидя на банкетке, но в глазах его стоял вопрос: «И когда все это кончится?» Потом соскочил на пол и проводил телевизионщиков громким сердитым лаем. «Вот видите! — просиял Александр.— Он меня охраняет!»

 

Март 2011 г.

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
КОММЕНТАРИИ
все vip от А ДО Я