ЗООИНФОРМ-СИТИ
zooinform.ru
ЗООИНФОРМ-СИТИ
Мой друг собака
Звездные питомцы
Вход для зарегистрированных пользователей
ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ
Войти через
НАВЕРХ
Питомники

Доска объявлений
Пропала собака

Пропала собака (кобель) породы ягдтерьер в районе ул. Тигровая (Владивосток). Скорее всего была украдена. Может находиться в любом центральном районе – в центре, на Эгершельде, в районе Первой речки. У собаки на правом ухе имеется клеймо, есть укусы на правом ухе и небольшой шрам на верхней части головы. Кто владеет какой-либо информацией, просим срочно обратиться по номерам 8 (924) 240-5953 и 8 (924) 240-5954!!! Пожалуйста, верните собаку – члена семьи! Ребенок очень сильно переживает и плачет.

Контакты:

8 (924) 240-5953 и 8 (924) 240-5954

Найдена собака

Посмотрите в эти глаза! Быть может Именно Вас ждет этот очаровательный мальчик!? Самый нежный и ласковый кане корсо Ричард волею судьбы оказался в приюте. Приезжайте с ним познакомиться! С первых секунд общения Ричик покорит вас своим обаянием, жизнерадостностью и оптимизмом. И вот уже кажется, что вы всю жизнь знаете друг друга..просто были в отъезде и успели так сильно соскучиться, что больше никогда надолго не расстанетесь. Мальчик очень общительный, контактный, подвижный, безумно любит играть и быть во внимании. послушен, знает команды, приучен к езде в автомобиле. Хорошо с детьми. С кобелями не дружит. Однажды потерял своего единственного хозяина… До сих пор сильно тоскует в одиночестве и остро нуждается в надежной хозяйской руке. Украдите Ричарда у одиночества! И Он станет Вам верным другом и надежным телохранителем, подарит всю свою нерастраченную любовь и будет предан до последнего вздоха. Взамен ничего не попросит: только бы снова стать Нужным: изо дня в день гордо шагать рядом с Хозяином на прогулках или лежать у ног его... учиться понимать не с полуслова, а с полувзгляда, и все сильнее прорастать душой в семью, подарившую мальчишке такое настоящее собачье счастье

Контакты:

8 (985) 923-4412

Звездные питомцы
Оглавление раздела
14.10.2014.

Александр Иншаков: «Я пришёл в федерацию состоявшимся человеком…»

Ирина Итунина
Фото Сергей Нестеров

 

Александр Иншаков — личность неординарная и уникально разносторонняя: первый в Москве абсолютный чемпион по карате, один из основателей профессии каскадёра в стране, актёр, режиссёр, продюсер, президент многих фондов и организаций, в том числе благотворительных, а в последнее время ещё и музыкант. Кроме того, вот уже более 13 лет он возглавляет Российскую кинологическую федерацию. 
Что сделано за это время и что ещё предстоит сделать? Зависит ли кинология от политики и будут ли крымские собаки нашими? Кто встречает президента РКФ дома и с кем он играет в хоккей? На эти и многие другие вопросы Александр Иншаков откровенно отвечает в своём интервью.

 


Досье
Александр Иншаков — президент Ассоциации каскадёров России, президент Гильдии каскадёров России Союза кинематографистов РФ, генеральный секретарь и президент Национальной федерации карате России, президент Международного совета по абсолютным поединкам, президент Фонда развития национальных единоборств, президент Российской кинологической федерации, председатель правления РО ОПП ПРР «Природа и общество», президент национальной премии «Спорт всем миром», каскадёр, актёр, продюсер, сценарист, академик Российской академии кинематографических искусств «Ника». Генеральный директор кинокомпании «Каскад».
Александр Иншаков является также доверенным лицом Президента Российской Федерации, членом Общественного совета при Минобороны России, одним из соучредителей Общероссийского народного фронта.


 

Политика кинологии не помеха

Встретиться нам довелось в неформальной обстановке — Александр Иванович пригласил нас с фотографом в свой дом на Рублёвском шоссе, чего из прессы редко кто удостаивается. Ворота открыл сам хозяин, вместо привратника — подаренная друзьями фигура то ли Джона Сильвера, то ли самого Александра Ивановича, пристально изучающего каждого входящего. Признаюсь, мы с фотографом чуть с ним не поздоровались. Сам Александр Иванович — совсем не тот Иншаков, каким мы привыкли видеть его на вручении призов победителям многотысячных выставок: собранный, суровый, в отличном костюме. Непривычно расслабленный, в свободно-демократичной одежде, в каких-то незамысловатых домашних делах: на траве — шланг для полива, вокруг вертятся собаки. Большие, серьёзные, но совсем нестрашные. Тем не менее начали мы с работы.
 


Вместо привратника — подаренная друзьями фигура то ли Джона Сильвера,
то ли самого Александра Ивановича, пристально изучающего каждого входящего


— Александр Иванович, как вы оцениваете прошедшую выставку «Евразия-2014»?
— Да, по-моему, всё прошло очень даже неплохо. Один из главных критериев оценки выставки — это мнения экспертов, в том числе зарубежных. А их реакция была однозначно положительной. Президент FCI Рафаэль де Сантьяго, который впервые посетил российскую выставку такого уровня, дал самую высокую оценку. Честно говоря, он был просто поражён уровнем организации «Евразии». Даже те недоброжелатели, которые пытались повлиять на проведение выставки, отошли на второй план.

— Кстати, о недоброжелателях — выставка проходила в политически непростое время, все эти события как-то повлияли на процесс подготовки «Евразии»? Были отказы от участников, судей? Я слышала, что президент Украинского клуба собаководства не смог приехать, одна из европейских стран даже отказалась приглашать российских судей на свои выставки…
— Понимаете, неумных людей много. В сущности, какое отношение собаки имеют к политике? Но если валить всё в одну кучу — и собак, и спорт, и культуру, — так можно ситуацию довести до абсурда. На мой взгляд, это неправильно. Но, к счастью, таких людей не так много. Так что по большому счёту никак это на «Евразии» не сказалось, все участники остались довольны, гости довольны, всё хорошо. Кроме того, Россия, по-моему, единственная страна, которая так принимает гостей.

— Так — это как?
— Так, как привыкли русские люди: тепло, всей душой.


То есть в «Яръ» к цыганам?
— Ну почему же только к цыганам — хотя иногда и к ним тоже, — в Большой театр, например. Мы устраиваем для экспертов насыщенную программу, знакомим с Москвой. Для них это всё, конечно, очень интересно. Так что, если посмотреть, как проводятся такие выставки в Европе — чемпионаты мира, Европы, — это всё не сравнить с тем, что делаем для гостей мы.

— Значит, все с нетерпением ждут чемпионата мира-2016, который впервые будет проводиться в России?
— Ну не знаю, с нетерпением или нет, но ожидания большие. Мы постараемся их не обмануть.

— Подготовка уже ведётся?
— Любая выставка — это уже подготовка. Конечно, подготовка ведётся. Несмотря на тех недоброжелателей, которые хотели бы сорвать это мероприятие в связи с общей политической обстановкой, о чём мы с вами говорили. Но, я думаю, всё будет хорошо — впереди ещё два года, всё утрясётся.

 


— А, кстати, крымских собаководов будете принимать в РКФ?
— Считайте, что они уже члены нашей федерации.

— Автоматически? Или попросились?
— Они звонят по несколько раз в неделю и просятся, и приглашают — и Симферополь, и Севастополь. На первых порах мы предложили им пока проводить выставки в рамках тех графиков и правил, как это было в составе Украины, чтобы не прерывать процесс. Но в ближайшее время поедем туда, будем встречаться с кинологами, собаководами, устроим «круглый стол», всё обсудим и решим чисто технически.

 

Главное — структура!

— Александр Иванович, вы уже 13 лет руководите РКФ — удалось добиться тех целей, которые вы себе ставили?
— Начну с того, что на тот момент, когда я стал президентом РКФ, федерация практически не имела помещения — сидела буквально в нескольких комнатах, там же и посетителей принимали. Несмотря на это, к президенту попасть было невозможно. И, что самое интересное, у федерации не было своего расчётного счёта — то есть все финансовые расчёты велись «на коленке», контролировать их было невозможно. Кроме того, формально в неё входили четыре федерации, но, как удельные князья, на деле они не хотели объединяться. В общем, то, с чего мы начинали вместе с Ольгой Проскуряковой и нашей командой — людьми, которые понимали необходимость перемен, — это был практически нулевой вариант. С тех пор была проделана очень большая работа. Первое — мы реально объединились. У нас есть собственное помещение, где все федерации (РФЛС, РФСС, РФОС и ОАНКОО) сидят под одной крышей, никто никому не мешает, все могут спокойно работать. Неразрешимые раньше проблемы решаются просто и быстро — в штате РКФ более 60 сотрудников. К нам приезжают собаководы со всей страны, всё поставлено на единую основу, созданы единые правила и положения. У нас есть свой расчётный счёт, вся финансовая схема абсолютно прозрачна и понятна. 

Не могу сказать, что это было просто — многие из старой гвардии до сих пор не могут нам этого всего простить, строча заявления в УБЭП. Не могут представить, что все те деньги, которые раньше тратились неподконтрольно непонятно кем непонятно куда, совершенно легально идут теперь на нужды федерации. Организация ведь огромная — в её составе миллионы собак и их владельцев!

— Вы хотите сказать, что вы до сих пор сражаетесь с «наследием прошлого»?
— Приходится. На нас пишут заявления в различные организации, на меня лично выливают кучи грязи, обвиняя чуть ли не во всех смертных грехах. Эти люди никак не могут понять того, что у меня нет необходимости воровать: я стал президентом РКФ, уже будучи состоявшимся человеком, у меня был банк, я уже жил на Рублёвке, ездил на хороших машинах. Они считают, что я это всё приобрёл за счёт федерации. А хорошего не видят — того, что удалось сделать для федерации, для российской кинологии. 

 


— Наверное, главное — вам удалось создать структуру…
— Безусловно, но мне кажется, очень важно также, что все собаководы почувствовали, что у федерации человеческое лицо. Мы вышли на мировой уровень. Наших заводчиков стали уважать во всём мире. И очень важно, что в федерацию стали приходить серьёзные люди, состоявшиеся бизнесмены, для которых разведение — не способ заработать. Они действительно любят собак и вкладывают средства в развитие любимых пород. Это в общем-то европейский уровень отношения к кинологии. Мы активно занимаемся развитием спорта с собаками — несмотря на немалые трудности, нам удалось учредить Федерацию спортивно-прикладного собаководства (ФСПС). Теперь наши спортсмены выступают на самых статусных международных соревнованиях и занимают призовые места, поездки спонсирует федерация. И мы ещё только на середине пути. Мы будем расти дальше, тем более теперь Крым прибавился. А через два года — чемпионат мира, первый в России. У меня даже была идея, может, провести его в Сочи — такие кинологические олимпийские игры, но, боюсь, инфраструктура там не позволит, у нас всё-таки определённая специфика. Я там совсем недавно был, участвовал в хоккейном турнире, с Путиным, кстати, играли, он шесть шайб нашей команде — сборной любителей Ночной хоккейной лиги — забил, а Владимир Владимирович за команду «Звёзды НХЛ» играл. Я вообще-то ещё президентом хоккейной команды «КОМАР» являюсь, это значит «КОМанда АРтистов».

— Кстати, о президентстве. Я пыталась запомнить, президентом чего вы на сегодняшний день являетесь, кроме РКФ, но не смогла — это какое-то несчётное количество организаций и фондов. Реально человек может всё это успеть?
— Конечно, времени не хватает. Главное в такой ситуации — иметь команду единомышленников, на которую можно положиться, которой можно доверять. В РКФ, например, работает целая команда профессионалов, специалистов своего дела. Моя задача — создать им условия для спокойной работы.

 

Личное

— А кто создаёт условия для спокойной работы вам? Кто встречает президента РКФ дома?
— Вот они — все перед вами. Кот Макс породы мейн-кун приехал к нам из Америки. Это второй наш мейн-кун, первый — фантастической красоты кот, в 7 лет умер от лейкемии. Виконт — немецкий дог, ему 7 лет, мне его подарили. Он вообще болезный у нас парень, пришёл к нам с проблемными задними лапами. Потом во время игры он сломал заднюю лапу, были, конечно, большие проблемы, потом у него тоже началась лейкемия… Но, как ни странно, когда начали лечить, всё прошло, и он настолько ожил, что сейчас чувствует себя лучше, чем 5 лет назад. Амба — тибетский мастиф российского разведения, мне его наши заводчики подарили, ему 4 года. Буч — бурбуль, приехал из Африки, ему 2 года, он самый молодой и самый наглый.

 


— Как они сосуществуют вместе?
— Отлично. Они ведь не первые — у нас всегда собаки, поэтому происходит постоянная ротация кадров: щенок приходит — встраивается в систему, потом — следующий… Так перманентно и происходит смена поколений. Ну а потом вожак всё-таки я.

— Для Макса тоже?
— Ну Макс у нас сам по себе, это же кот. 

— А как он чувствует себя в компании ваших тяжеловесов?
— Прекрасно. Уверенно. Он знает своё дело, он — любимец хозяйки, любит больше её. Она сейчас в отъезде, поэтому сейчас он любит меня.

 


— Характеры у собак какие?
— Доги — это вообще особые создания, они ближе всех других собак к человеку, мне так кажется. По характеру, по мозгам. Тибет — он достаточно самостоятельный, он пастух. Бурбуль ближе к догу, всегда рядом, постоянно меня пасёт: я наверх — он наверх, я вниз — он вниз, я у телевизора сижу — он рядом. Ревнует меня к догу зачастую. Дог при этом ведёт себя с большим достоинством, мудро уступает. А Амба наблюдает за всем со стороны. 

— Дома им всё разрешено?
— Всё. 

— Можно и на диванах лежать?
— Можно. На диване любит Виконт полежать, Буч нет. Амба — иногда только, показать, что он тоже член команды. Полежит пару минут и уходит. Летом, в жару, они любят кухню — там кафель, кондиционер. Во дворе у них есть свой небольшой бассейн.

— И как при вашей занятости вы с ними со всеми управляетесь — держите специального человека?
— Никого не держу, занимаюсь ими сам — сам гуляю, сам кормлю. Я ж не для людей их брал, для себя. Они у нас члены семьи, и они об этом знают. Я их даже не прошу охранять, потому что сталкивался уже с этим: когда три пса заточены на то, чтоб охранять, – это проблемы… Я не разрешаю им даже рычать на людей. Они у меня социализированы, все в посёлке их знают, все любят — и дети, и взрослые…

— Но как-то всё-таки дрессировали их?
— Нет, я даже дрессировкой не занимался. Они у меня живут, как люди: «можно — нельзя», и всё. Остальное в процессе… Между ними — а это ведь кобели — даже драк нет.

 


— Думаю, у вас уже просто огромный опыт, который позволяет использовать извечную собачью тягу — быть полезным человеку. Расскажите, а как складывается ваш обычный рабочий день?
— Утром просыпаюсь — собаки уже ждут, у нас часовая прогулка по лесу: я на квадроцикле, они рядом бегут. У нас маршруты разные есть, мы купаемся. Буч — любитель поплавать, Амба иногда может зайти в воду, а Виконт — очень редко, только если со мной. После купания возвращаемся, я их кормлю и уезжаю на целый день по делам. Возвращаюсь поздно, кормлю их, гуляю, спать ложусь около 2–3 ночи. 

— Я слышала, вы ещё 3–4 часа в день айкидо занимаетесь.
— Тренируюсь. Сейчас у меня ещё и хоккей — ну в хоккей я играю по ночам. Мы называем это НХЛ — Ночная хоккейная лига. В 23.00 у нас лед, и до часа мы бьёмся — тренируемся. Это два раза в неделю.

— Сколько же у вас часов в сутках?
— Все!

— Вы заведуете всеми выставками, а своих собак выставляете?
— Нет, я считаю, что это неэтично. В своё время я всё это прошёл, у меня был дог, я сам с ним бегал по рингу. Сейчас всё это позади, сейчас я за этим процессом наблюдаю со стороны.

— Глупо задавать такой вопрос президенту РКФ, но я всё-таки задам: как вы считаете, выставки вообще нужны?
— Безусловно. Это смотр, это праздник. Это священнодействие некое. Иногда, правда, доведённое до абсурда, но это, безусловно, двигатель прогресса в кинологии. Просто всё должно быть в разумных пределах.

 

 

На музыкальном Олимпе

— А где ваши разумные пределы — насколько мне известно, вы раньше не были замечены в музыкальной тусовке, а тут вдруг запели, диски выпускаете. С чего бы это?
— С горя (смеётся). Шучу. Случилось это для меня самого неожиданно. Был у меня творческий вечер, встреча с друзьями, где на спор я спел в караоке с Леной Волгиной, певицей. Она вдруг говорит: «Александр Иванович, вам петь надо». А я не пел лет с четырёх. Один раз, правда, попытался спеть в пионерском лагере, но после грандиозного провала только утвердился в решении не раскрывать рта под музыку. В общем, в итоге с лёгкой руки Лены я и запел. За три с половиной года я записал 125 песен. Пою лирику, гражданские песни, романсы. Мало того, появляется своя аудитория, которой интересны мои опыты, так сказать, в этом русле. Меня стали приглашать на разные мероприятия. Конечно, моё положение, статус не позволяют мне по корпоративам ездить, но в некоторых концертах я могу позволить себе принять участие. Например, первое моё выступление было, знаете где? В Кремле. На 80-летии ВДВ. Потом было выступление на 60-летии спецназа ГРУ. И пошло…

— Кобзон не завидует?
— Нет. Он, между прочим, одним из первых порекомендовал мне этим заниматься. Послушал мой диск, утром позвонил, сказал: «Если б я не знал, никогда бы не поверил, что это ты. Давай, вперёд!» Теперь, как встречаемся, всё время спрашивает: «Поёшь? Хлеб отнимаешь?» Я ему отвечаю: «Иосиф Давыдович, мы с тобой одной крови... моя добыча — твоя добыча». Смеёмся. Я тут уже со многими нашими знаменитостями на одной сцене спел — и со Стасом Михайловым, и с Сашей Розенбаумом, и с Григорием Лепсом, я с ними со всеми выступал. В общем, потихоньку привыкаю.

— Даже не знаешь, чего от вас ещё ждать…
— Сам не знаю. Вот в хоккей стал играть — сам не ожидал, никогда не любил эту игру и не понимал. А тут вот на тебе! Наверное, если зацепит что-то, тогда да. Но самое смешное: то, чем начинаю заниматься, всегда стараюсь довести до логического завершения, добиться результата. До сих пор вроде получалось.

— Ну что ж, тогда РКФ может быть спокойна — её будущее в надёжных руках!
— Да, я упёртый, особенно в отношении РКФ. Все от меня ждут резких движений, но я их не делаю. Что бы обо мне ни говорили, я могу спокойно посидеть на берегу реки и подождать, пока мимо проплывёт труп врага. 

— Используете принципы айкидо в жизни?
— И айкидо тоже.

Июнь 2014 г.

 

 

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
КОММЕНТАРИИ
все vip от А ДО Я