ЗООИНФОРМ-СИТИ
zooinform.ru
ЗООИНФОРМ-СИТИ
Мой друг собака
Звездные питомцы
Вход для зарегистрированных пользователей
ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ
Войти через
НАВЕРХ
Питомники

Звездные питомцы
Оглавление раздела
12.04.2017.

Михаил Шемякин: «Животные дарят уют и тепло»

Текст Анна Ларионова
Фото предоставлены М. Шемякиным

 

Художник Михаил Шемякин собак обожает с детства. Среди его любимцев были настоящие звезды, получившие известность во всем мире. Сейчас в его доме живет несколько животных разных пород – одни переехали вместе с ним во Францию из США, другие появились недавно, но все одинаково любимы и окружены заботой хозяев.

 


Досье
Шемякин Михаил Михайлович – российский и американский художник, скульптор. Лауреат Государственной премии Российской Федерации, народный художник Кабардино-Балкарии, народный художник Адыгеи, почётный доктор ряда высших учебных заведений.
Родился 4 мая 1943 года в Москве. До 1961 года учился в средней художественной школе при Институте живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина. Отчислен за «эстетическое развращение» однокурсников и несоответствие нормам соцреализма. С 1959 по 1971 год работал почтальоном, вахтёром, в течение пяти лет работал такелажником в Эрмитаже.
В 1962 году в клубе журнала «Звезда» открылась первая выставка Шемякина.
В 1967 году основал группу художников «Петербург». Вместе с философом Владимиром Ивановым создал теорию метафизического синтетизма, посвящённую поискам новых форм иконописи, основанных на изучении религиозного искусства разных эпох и народов. Два года был послушником в Псково-Печерском монастыре.
В 1971 году после многочисленных арестов выставок, конфискации работ и принудительного лечения в психиатрических больницах, под угрозой уголовного преследования выслан из СССР во Францию.
Работает в широком творческом диапазоне форм и тематики, в театре, кинематографе, мультипликации. Автор памятника Петру I в Петропавловской крепости (1991), мемориала «Жертвам политических репрессий» (1995), «Дети – жертвы пороков взрослых» (2001), памятника Владимиру Высоцкому в Самаре (2008) и многих других. Лауреат премий «Золотой софит» (2001), «Петрополь» (2001), «Золотая маска» (2002) и др.



В 2002 году основал некоммерческий Фонд художника Михаила Шемякина. Цели фонда – реализация культурных и научных программ, поддержка искусства России, организация культурного обмена с зарубежными странами и содействие начинающим художникам, фотографам и музыкантам.
Почетный доктор Университета Сан-Франциско, Европейской академии искусств, РГГУ и Кабардино-Балкарского государственного университета.
Женат на Саре де Кей. Дочь от первого брака – Доротея Шемякина.


 

Охотничьи истории и бредовые законы

– Михаил Михайлович, как давно собаки появились в вашей жизни?
– Собаки заинтересовали меня с детства, потому что мой отец Михаил Петрович Шемякин, кадровый военный, был страстным охотником и любителем лошадей. Я вырос в соответствующей атмосфере, и когда мы возвращались из Германии, где отец был комендантом нескольких городов, у него было двенадцать собак охотничьих пород. Я был ребенком, но хорошо помню его любимца – ирландского сеттера. А моими любимыми собаками в этой стае были два охотничьих спаниеля – Гордон и Леда.

– Почему вы их выделяли среди остальных?
– Они были самыми ласковыми. Гордон был черным, а Леда – пятнистая черно-белая красавица. Всех собак мы привезли в Ленинград, но, к сожалению, нас поместили в комнату площадью шесть квадратных метров. Четыре человека и двенадцать собак на таком пятачке не могли бы уместиться, и решено было их отдать. Работа моей мамы была связана с цирком, и собак устроили туда. Возможно, их дрессированные потомки и сейчас где-то выступают. Спаниелей люблю до сих пор. Это удивительные собаки! Жаль, что в Европе по поводу животных принимают бредовые законы, которые делают их существование мучительным.

– Какие законы вы имеете в виду?
– Придурки, которые объявляют себя защитниками животных, в результате длительной «борьбы за права собак» добились того, что в Европе, а возможно уже и в США, собакам запрещено купировать уши и хвосты. Однако для охотничьих собак подобное купирование – необходимость! Например, спаниели очень добродушны и все время виляют хвостом, причем с бешеной энергией и быстротой. Сейчас когда спаниель идет на охоту, пробираясь сквозь чащу, то возвращается окровавленным, потому что обдирает свой некупированный хвост в клочья – о кусты, колючки и т.д. Также эта мера стала настоящим издевательством для бойцовых собак. Уши – самая болезненная часть тела собаки. В результате даже если маленькая собачка вцепится, например, в ухо боксеру, он будет испытывать колоссальную боль. Не говорю уже о том, что страдает внешний вид собаки. Мой немецкий дог из-за нового закона ходит уродливый – лопоухий, с длиннющим хвостом. Рисовать его в таком жутком виде у меня нет никакого желания. Сейчас он уже стар, но раньше, когда вступал в битвы даже с небольшими собаками, всегда оставался с израненными ушами. «Псевдоборцы за собачьи права» под маркой помощи животным сделали им только хуже. Они изуродовали собак и сделали их уязвимыми. Знаете, что мне это напоминает? Борьбу за права человека в плане потребления алкоголя, когда во всем мире запретили использовать так называемые «торпеды».

– Почему?
– Очередные борцы и сторонники гуманитарного бытия человечества долгие годы добивались и добились того, что сегодня ни один хирург в мире под угрозой лишения практики не может провести пациенту операцию по вживлению эсперали – капсулы с веществом, которое при приеме алкоголя вызывало у человека «задох», когда тот терял сознание и мог умереть. Правда, при своевременно оказанной медицинской помощи его можно было спасти. Я и мой друг Владимир Высоцкий «подшивались» неоднократно, давая подписку о возможном смертельном исходе. В результате этого запрета тысячи людей погибли от алкоголизма. Если ранее их удерживал страх, за полгода или год они привыкали к безалкогольному существованию и могли избавиться от зависимости, теперь у них гораздо меньше шансов на исцеление. Так «борцы за права» наносят человеку и животным непоправимый вред.

 


Михаил Шемякин и Владимир Высоцкий

 

Мюзикл как способ выбора собаки

– На ваших картинах нередко фигурирует пес Урка. Какова его история?
– Еще живя в СССР, я увидел фильм-мюзикл по роману Ч.Диккенса «Оливер Твист», в котором отрицательный герой Билл Сайкс ходил с дубиной под мышкой и с собакой, которая, кстати, его и погубила, выдав своим лаем, когда за ним охотилась полиция. Собака меня поразила. Она была почти кривоногая, с какой-то фантастической, немыслимой мордой и похожа одновременно на тапира, свинью и какое-то доисторическое животное. Я пребывал в полной уверенности, что эту собаку вывели специально для фильма, подобно тому, как китайцы выводили монстров, выращивая их в банках. Мне очень понравился профиль этой собаки с горбинкой – он был похож на овцу. Прошло время. Однажды, уже после моего выдворения из СССР я оказался в Лондоне, и вдруг из окна такси увидел, как какой-то джентльмен выгуливает точно такую же собаку!

– Вы ее сразу узнали?
– Да более того, поскольку времени с момента выхода прошло немного, я подумал, что передо мной та самая собака – из фильма! Я остановил такси и бросился к мужчине с расспросами. Он ответил мне, что это бультерьер, одна из любимых пород собак у англичан, полученная от скрещивания английского бульдога, белого английского терьера и далматина. Я спросил, где ее можно приобрести, и мужчина дал мне адрес фермы в двух часах езды от Лондона. Вскоре мы с подругой мчались туда.

– Удалось купить собаку?
– Да, мы приехали очень поздно, постучали в домик, и открывшая нам хозяйка сказала, что остался всего один щенок – белый с черным пятном на глазу. Внешне он напоминал овцу в монокле, и когда я пересекал границу Франции, то меня спрашивали, что за маленькую овечку я везу? Тогда у меня не было места, чтобы содержать много животных, у нас жили только маленький пекинес и несколько котов. Урка рос в их компании.

 


– А как этот пес стал знаменитостью, и почему вы назвали его Уркой?
– Благодаря своей конструкции и необычной физиономии Урка попал во многие мои карнавальные картины, гравюры и офорты. Американцам Урка на картинах так понравился, что мне даже подарили сделанный на заказ зажим для галстука в виде моего пса. Он был выполнен из дерева и инкрустирован золотом и серебром. У Владимира Высоцкого Урка упомянут в поэме «Тушеноши», где есть строки «И Урка слижет с лиц у вас гримасу». А необычная кличка появилась из-за родословной собаки. Когда хозяйка показала нам ее документы, выяснилось, что в предках у него значатся Белая ведьма, Большой пират и Черный разбойник. Я решил, что традицию надо продолжить и кличка Уркаган-Урка – будет в самый раз для моего бультерьера.

 

Криминальный характер

– И что, Урка подтвердил кличку своим характером?
– На 100%. Урка мог исчезнуть, а потом его тощего через неделю где-то подбирали и привозили полицейские. Дело в том, что мы не кастрировали Урку, и он, почуяв запах невесты, убегал, а затем мог заблудиться. Однажды в Америке его нашли в нескольких километрах от нашего дома, где он посреди дороги закусывал белкой, которую сбила машина. Как-то раз он удрал во Франции, когда кто-то открыл дверь. Мы тогда жили напротив Лувра и надеялись быстро найти собаку, но на наше объявление «Пропала белая собака с черным пятном на глазу» никто не откликнулся. Наконец на третий день моя дочь догадалась написать, что пропала собака похожая на свинью. К нам тут же пришли полицейские!

– Урка просто притягивал полицию!
– Полицейские рассказали, что видели такую собаку в подвале с открытым окном. Оказалось, что Урка упал туда, и, не сумев выбраться наружу, ходил там и скулил. Кстати, во Франции эту породу не любят.

– Из-за того, что она английская?
– Нет, они скорее не любят такую форму. Французы склонны к юмору, легковесности и самая любимая порода у них – карликовый пудель. Веселая собака! Мне кажется, что и сами французы немного похожи на пуделей. Англичане любят мощные странные формы, странную литературу…

 


Урка с трубкой, автограф Михаила Шемякина, оставленный автору интервью


– Вы хотите сказать, что существует национальная философия выбора собаки?
– Безусловно – например, немецкие овчарки, русские дворняжки. Правда, когда в России были аристократы, они отдавали предпочтение русским борзым, а с приходом пролетариев народ полюбил дворняг. Никогда не забуду эпизод, когда при посадке на самолет – я летел в Абхазию – на моего черного аккуратно подстриженного подо льва пуделя Карлушу напал какой-то местный облезлый дворовый Полкан. Пассажиры сразу приняли его сторону и начали скандировать: «Порви этого аристократа!» Так классовая ненависть была перенесена на собак. Псов пришлось разнимать, да я и сам оказался покусан Полканом! (Смеется.)

– Правда ли, что помимо картин, ваш пес Урка воплощен в скульптуре?
– Ветеринар, который лечил наших собак и кошек, очень полюбил Урку. Иногда он приезжал к нам осматривать животных и порой по полчаса смотрел в глаза собаке, говоря, что она необычная, и если вдруг что-то случится, мы можем обращаться к нему, хоть в три часа ночи. Когда Урки не стало, я той же ночью сделал маленький макет памятника. Урка в треуголке, в камзоле и с голландской трубкой в зубах стоит, опираясь о колонну, на которой написана его богатая родословная. Эту скульптуру я отлил в нескольких экземплярах: одну поставил на могилу – она большая, около метра в высоту. Ветеринар захотел приобрести себе отливку маленькой скульптуры, но поскольку она стоила около 25 тыс. долларов, мы договорились, что она пойдет в счет уплаты за его услуги. Примерно за год или полтора набралась такая сумма за уколы и осмотр наших питомцев.

 


Макет памятника Урке, бронза, 1988 г

 

Хвостатые танцоры

– Сколько сейчас собак в вашем доме?
– Восемь. Три больших и пять маленьких. Большие – нежные и ласковые, что даже настораживает. Смогут ли они защитить в случае необходимости? Скорее задушат в объятьях. Сначала у нас жили два немецких дога, братья из одного помета – Атос и Арамис. Когда мы узнали, что Атос серьезно заболел, мы решили смягчить травму Арамису – ведь они никогда не разлучались. Если одного увозили на день к ветеринару, второй выл без остановки. В качестве отвлекающего маневра мы взяли маленького щенка сенбернара, которого назвали Густав. Произошла удивительная вещь: Арамис, который всегда вел себя как ребенок, вдруг почувствовал ответственность за младшего, положил его на свою кровать и взял под защиту. Потом мы завели ирландского волкодава. Это очень крупная порода. Фриц – так мы его назвали – махина девяносто сантиметров в холке, но при виде меня падает на спину и пытается играть.

 


Михаил Шемякин с Арамисом и Густавом


С Фрицем


– А каких пород маленькие собачки?
– Двух мы привезли из США – бостонского терьера Бипа и мопса Бубу. Во Франции к ним присоединился кавалер-кинг-чарльз-спаниель Жу-жу – игрушечная собачка, дамская, которую выбрала Сара. Предполагалось, что она будет лежать на подушке – вид у нее очень несерьезный, хотя во Франции эта порода очень популярна. Затем мы взяли в питомнике шарпея, которого назвали Турка. Физиономия у него абсолютно турецкая, не хватает только фески на голове! Еще одна собака предназначалась в подарок моей сестре, но осталась жить у нас.

– Как это произошло?
– У Татьяны были русские тойтерьеры, и когда последний умер, мы с Сарой решили подарить ей щенка бишон фризе. Внешне собака очень похожа на болонку – белая, маленькая, пушистая, хотя в питомнике уточняют: «с болонкой не путать». Эта порода тоже очень популярна во Франции. Но сестра сказала, что собака слишком крупная. Мы, конечно, немножко расстроились и забрали собаку себе, а через неделю заявили, что даже если Таня передумает – не отдадим. Щенка мы назвали Плюхом и обычно говорим о ней, что это самая счастливая собака в мире – она вечно радостная, улыбается с самым беззаботным видом.

 


Бишон фризе Плюх


– Почему «Плюх»?
– В честь одного из героев юмористического стихотворения немецкого поэта Вильгельма Боша про двух щенков – Плиха и Плюха и их владельцев. У нас известен чудесный стихотворный перевод Даниила Хармса «Плих и Плюх».

– Насколько сложно было перевезти питомцев из США во Францию?
– Нам помогли наши друзья и знакомые, которым мы покупали билеты из Нью-Йорка в Париж. Дело в том, что по правилам авиации существуют ограничения по числу перевозимых в самолете животных, и вместе с нами все они полететь не могли. Кроме того, их нельзя перевозить одних и встретить, например, во Франции – необходимы были сопровождающие. Поэтому наши кошки и собаки ехали с волонтерами. Это было великое переселение – помимо животных, у нас было девятнадцать контейнеров багажа!

– Кто ухаживает за таким количеством собак? У вас ведь еще и коты есть
– Нам, конечно, помогают, и при найме на работу помощников по дому и уходу за садом одним из обязательных условий являются любовь к животным и умение ухаживать за ними. Здесь нам больше помогают, чем в Америке, и условия для животных во Франции лучше. Большие собаки живут в отдельном отапливаемом помещении, где они спят и едят, но у них есть и вольер площадью около гектара, где они могут побегать, а также свое пространство в столовой. Может сложиться впечатление, что мы лелеем их, но на самом деле нам от них больше пользы – они создают фон, атмосферу, уют, дарят нам любовь и тепло. Когда мы уезжаем, то очень по ним скучаем.

– Ваши питомцы конкурируют между собой за ваше внимание?
– Бывают смешные моменты – зовешь одного, а бегут на зов трое! На прогулку в парк их выводит Сара, если есть время у меня – то мы идем вдвоем, и выглядит это очень забавно, потому что все наши собаки резвятся свободно и только Турка – на поводке.

– А почему ограничена его свобода?
– Когда раньше его выводили без поводка, он часто убегал, и мы потом, чертыхаясь, искали его повсюду, находя, например, во владениях соседей. Такие побеги опасны, потому что он мог выбежать на дорогу и попасть под машину. В наказание мы стали выводить Турку на поводке, и он сейчас так привык к этому, что теперь… боится ходить без поводка. Если случайно он из него вылезает, то тут же останавливается и жалобно смотрит на Сару с выражением: «Мама, надень мне поводок!» (Смеется.) Вообще собаки выбегают из дома в открытую дверь множество раз, чтобы прогуляться, а совместные прогулки в парк мы совершаем раз или два в день. Один пес любит «прогуливаться» у меня на руках.

– Это кто же такой ленивый?
– Наш спаниель Жу-жу. Он не любит двигаться, и в результате разжирел почти до 12 килограммов. Нести перед собой такого питомца становится все сложнее! А сам он идет с большой неохотой.

– Чем вас забавляют Ваши питомцы? Есть ли какие-то особенные «номера»?
– А как же! Наши красавцы любят танцевать – кружиться в вальсе. Причем все без исключения, каждый на свой манер и под свою музыку. Как только я начинаю напевать «Голубой Дунай» – танцует наш задумчивый элегантный бостонский терьер. Он очень пластично двигается и делает много кружков. Мопс Бубу, которого мы называем Бубулевский в честь воображаемого одесского конферансье – ему не хватает только маленького цилиндра и микрофона – танцует по-другому: энергично, неуклюже, с большими заходами. Похоже, он каждую секунду думает, что будет падать, и делает какой-то полубрейк. Турка очень грузный – ему трудно кружиться на задних ногах, поэтому он только встает и очень серьезно смотрит мне в глаза. По количеству кругов всех обходит Плюх – этому точно можно выступать в цирке.

Апрель 2017 г.

 

 

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
КОММЕНТАРИИ
все vip от А ДО Я