ЗООИНФОРМ-СИТИ
zooinform.ru
ЗООИНФОРМ-СИТИ
Мой друг собака
Звездные питомцы
Вход для зарегистрированных пользователей
ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ
Войти через
НАВЕРХ
Питомники

Звездные питомцы
Оглавление раздела
04.10.2014.

Риджбек Гарфилд Михаила Трухина

Ирина Итунина
Фото Сергей Нестеров

 

Всенародно известный актёр Михаил Трухин действительно на удивление близок к народу, он лишен пафоса, доброжелателен и очень искренен. А вот собаку он завёл довольно редкой и, я бы сказала, эстетской породы — на интервью нас встретил великолепный родезийский риджбек со странной для собаки кличкой Гарфилд.

 


Досье
Михаил Николаевич Трухин (род. 28 октября 1971 г., Петрозаводск, Карельская АССР) — российский актёр театра и кино, заслуженный артист России (2010). Известность получил, играя старшего лейтенанта (капитана, майора) Волкова в сериале «Улицы разбитых фонарей». Вместе с Александром Половцевым вошёл в Книгу рекордов России за самые долгие съёмки в одном проекте.
В 1996 г. окончил ЛГИТМиК (курс В. Фильштинского). Работал в Театре Ленсовета, Театре на Литейном в Санкт-Петербурге, с 2006 года — актёр МХТ им. Чехова. В театре сыграл Гамлета в «Гамлете» У. Шекспира, Лопахина в «Вишнёвом саде» А. Чехова, Саяпина в «Утиной охоте» А. Вампилова и др. 
В его фильмографии — роли в сериалах «Улицы разбитых фонарей», «Доктор Тырса», «Дети Арбата», «После школы», в фильмах «Афганский излом», «На игре», «Сумасшедшая любовь» и др.
Награды:
Премия «Люди города» в номинации «Открытие года» (1999 г.), приз за лучшее воплощение образа работника правоохранительных органов на фестивале «Закон и правопорядок» (2000 г.), театральная премия «Чайка» в номинации «Лучшая женская комедийная роль» за спектакль «Примадонны» (2006 г.), премия и орден им. М. Ломоносова «За вклад в развитие отечественной культуры и искусства» (2006 г.).


 

Лабрадор, тойтерьер и риджбек

— Михаил, мне кажется, когда выбирают такую породу, как риджбек, то делают это осознанно и продуманно. Чем вас подкупила эта порода?
— Мы жили в стародачном писательском посёлке Переделкино, снимали дом, случайно увидели на улице риджбека, и оказалось, его владельцы были заводчиками этих собак. Он поразил нас в самое сердце сразу. Нам сказали, что это африканская порода — родезийский риджбек. Мы с Аней (женой. — Прим. ред.) решили, что такое животное — красивое и сильное, с харизмой — должно у нас быть. Это не было данью моде, просто вот как-то одновременно захотели, сильно, как дети: хочу, и всё!

— А в курсе были, что это охотничья собака?
— Конечно! Я с детства люблю охотничьих собак, считаю, что именно такой должна быть настоящая собака, особенно если за городом живёшь. Я вырос в лесу на Кольском полуострове, мой дядя был лесником, и на каникулах я ездил помогать ему. У него были лайки, поэтому охотничьи собаки для меня особая статья. 

 


— Значит, собак любили с детства?
— Не скажу, что они сопровождали меня всю жизнь, в детстве у меня не было своей собаки. Первая — лабрадор ретривер — появилась у меня позже, когда я уже жил в Питере. Уникальный, умнейший был пёс, только что не разговаривал. Когда мы расстались с первой женой, через неделю после моего отъезда в Москву он буквально бросился под машину. Люба рассказывала: он подошёл к краю дороги, оглянулся, посмотрел на приближающийся автомобиль и целенаправленно бросился под колёса. Это было большое горе. Он прожил с нами пять лет. Его звали Моби.

— Значит, риджбек — вторая ваша собака?
— Нет, был ещё длинношёрстный тойтерьер, я его назвал Юрий Николаевич, в честь Бутусова — режиссёра, с которым много работал и надеюсь ещё поработать. Он путешествовал с нами везде, на «Кинотавре» ему давали аккредитацию, на нём болтался бейдж — было очень смешно. В самолёте он путешествовал в кармане переднего кресла, очень любил это место и спал там весь полёт.

 


— А Бутусов «в подлиннике» не обижался?
— Нет, он очень смеялся. Но Юрия Николаевича пришлось отдать, когда родилась дочка Соня, которой сейчас четыре года, — ради его же безопасности, потому что мы поняли, что она может попросту случайно сломать ему ножки, которые всего-то толщиной со спичку. Сейчас пёс живёт в Питере у моей мамы и счастлив — над ним трясётся вся семья, он там священное животное.

 

Пёс, который боится кошек 

— Значит, Гарфилд — это третья собака. Забавная кличка, ведь в одноимённом мультике Гарфилд — это кот.
— Да, а наш Гарф очень боится кошек. Несмотря на свои внушающие уважение силу и размеры, он добрейшей души человек — ни разу ни на кого не рыкнул, даже когда у него плохое настроение. Он напоминает мне моего первого лабрадора — по доброте, по тому, как он относится к детям. Когда они с Соней играют, он уворачивается, старается её не задеть, понимает, что может ребёнка сбить с ног. Никогда не слышал, чтобы он на неё повысил голос.

 


С женой Анной и дочкой Соней.


— А Соня себя как с ним ведёт?
— Возраст у неё сейчас безбашенный, субординацию не соблюдает. Говорю: что ты делаешь? Ведь это собака, серьёзный зверь. А она кладёт ему голову в пасть.

— И вы не опасаетесь, уверены, что он не причинит ей вреда?
— Абсолютно. Он мирный человек и перешёл тот возрастной порог, когда формируется собачья психика — она у него устойчивая. Мы не ломали её дрессировками. Я уважаю людей, чьи собаки по струнке ходят. Понимаю, что это большой труд, воля и характер хозяев, наверное. А я совсем другой человек, не люблю принуждать животных, воздействовать на их психику. 

— Думаю, если бы вы жили в городе, то по-другому смотрели бы на вопросы дрессировки: в Москве с плохо управляемой собакой гулять просто опасно.
— В Москве и с детьми гулять опасно. Кстати, мы Гарфилда даже не притравливали, несмотря на то, что он охотничий пёс. Я охоту люблю, но только смотреть, не стреляю, выезжаю за компанию — посидеть, воздухом подышать.

— Гарфилда берёте с собой?
— Нет. Здесь ходим в лес за грибами.

— Значит, живёт он у вас здесь на воле?
— Да. Летом — в вольере, а зимой в доме: он мёрзнет, это ведь африканская порода, и в 15-градусный мороз он больше 10 минут на улице не может находиться.

— В доме прилично себя ведёт?
— Когда он повадился метить мой кабинет — решил, что это его территория и делал там свои собачьи дела неделю подряд — мы отгородили специальной конструкцией второй этаж.

— А вы тогда дали ему понять, кто в доме хозяин?
— Конечно, я наказал его, когда увидел, — ведь нет смысла наказывать собаку, когда она не поймана. Я его застукал за этим позорным занятием и наказал. Теперь его зона — это первый этаж.

 


— Значит, он признал в вас вожака?
— Думаю, да. По глазам вижу, что он соглашается, когда я говорю. Видимо, тембр и посыл, рассчитанный на зал Московского художественного театра, срабатывает. А вот тёща с ним справиться не может, она его балует, подкармливает, чем не надо.

— А кто за ним следит, когда вы уезжаете?
— Нам помогает тёща — она кормит Гарфилда и следит за ним, а выгуливать его приходит специальный человек. Кстати, кроме Гарфилда, в доме живёт тёщина собака — петербургская орхидея Боня, я её называю «петербуржская ахинея», и норвежский лесной кот. Они живут изолированно — в её комнате. Огромный кот скрывается где-то в недрах, он настолько дик, что я его видел всего пару раз. Для Гарфилда случайная стычка с котом закончилась плачевно, нос был поцарапан.

— А как Гарфилд уживается с орхидеей?
— С Боней они ладят, часто переговариваются через дверь.

 

В ответе за тех, кого приручил

— Михаил, вы 15 лет снимаетесь в сериале «Улицы разбитых фонарей», все вас знают по роли Вячеслава Волкова. Не обидно вам? Ведь у вас столько интересных серьёзных ролей и в кино, и в театре.
— В 18 лет обидно, а в 40 уже нет, я взрослый дяденька.

— Не устали от этой роли, не приходило в голову бросить её?
— Да нет, этот проект длится 16-й год, но почти вся группа та же, хотя из актёров остались я и Сашка Половцев. Как этих людей можно бросить?! Это семья. Не то чтобы я плыл по течению, скорее испытываю ответственность за тех, кого приручил. Прожит огромный кусок жизни, а кроме того, мне очень нравится бывать в Питере. Правда, сейчас я ограничил своё присутствие в сериале до минимума, но тем не менее работа продолжается.

 


— Вы говорили, что в этом сериале есть для вас положительные и отрицательные моменты. С положительными понятно — это работа, известность, финансовая стабильность. А что с отрицательными?
— Если говорить о «Фонарях», то испытываешь кризис жанра — надоедает заниматься не своей работой: половину времени я переписываю и переделываю сцены, которые не только читать, их в руках держать неприлично. Поэтому масса времени уходит на споры с режиссёрами и продюсерами, а это время можно было потратить на что-то другое. Это удручает, но это проблема не только «Фонарей», это проблема вообще кинематографа, даже полного метра, не только сериального производства. 

 

Путешествие из Петербурга в Москву

— А как вам дался переезд из Петербурга в Москву?
— Тяжело конечно, по менталитету я остаюсь питерским человеком, хотя сейчас уже Москва закрутила меня своими ритмами.

— Сколько лет вы в Москве?
— Девятый год. Поначалу было ощущение, что я попал на другую планету. Спасла работа — меня пригласили играть Гамлета во МХАТе. Это ответственная история, и я кроме этого ни о чём и не думал, у меня не было времени рефлексировать на тему — где я, в Москве или Санкт-Петербурге. Девять месяцев репетировал спектакль, а потом вдруг ощутил, что я в Москве.

— Москвичи считают, что питерцы — это особая каста.
— Я бы не преувеличивал, мне кажется, что это надуманно, это миф — мы в XXI веке живём, много ездим и путешествуем. Хотя в Питере мне всегда ответят, как куда-то дойти, «как пройти в библиотеку» (улыбается), а в Москве — никогда, и в глаза люди не смотрят.

— Значит, скучаете по Питеру?
— Не скучаю, потому что часто бываю.

— Михаил, у вас много ролей в театре, вас часто приглашают сниматься в кино. Скажите пожалуйста, где вы больше любите работать?
— Это абсолютно разные истории, хотя есть кое-что общее: как в театре, так и в кино можно загреметь в не очень хорошее название и не очень комфортную компанию. А вот по технологии это разные процессы. Театр — адреналин, другие вкусовые ощущения. Если без кино можно как-то обойтись, то без театра... Не понимаю, что была бы за жизнь и как бы я себя чувствовал, если бы не играл хотя бы один спектакль в месяц.

— Вы играете в театре в «Зойкиной квартире», в «Гамлете», в «Вишнёвом саде» — такому репертуару позавидует любой актёр. Есть ещё о чём мечтать?
— Конечно же, мечтаю, но не люблю об этом говорить. Я вообще фаталист, поэтому я принимаюсь за любую работу. Для меня главное, чтобы сложилась компания — режиссёры, партнёры, надо, чтобы звёзды сошлись. 

— Судя по звёздам, вы счастливый человек...
— Абсолютно счастливым человеком может быть только идиот. Есть масса вещей, которые надо усовершенствовать и в себе, и в мире. Если человек говорит: «Я счастлив», — значит, он добился всего, а такого не бывает.

Апрель 2013 г.

 

 

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
КОММЕНТАРИИ
все vip от А ДО Я