Александр Куликовский: «Крайне важно ощущать себя серьёзным специалистом»

 

 

Беседовал Евгений Назаренко
Фото: из архива А. Куликовского

 

Компания «Ветпром» является многолетним партнёром Балтийского ветеринарного форума. И нам было очень интересно поговорить с её представителем — руководителем отдела по научно-технической поддержке направления «мелкие домашние животные» (Dr. Cool) Александром Куликовским. О форуме, о компании, о профессии.

 

— Скажите, сколько лет ваша компания работает на рынке?

— Именно сегодня, 19 сентября, исполняется 16 лет с того дня, как компания «Ветпром» появилась на свет.

— Поздравляю с днём рождения!

— Спасибо огромное, очень приятно!

— Насколько, с вашей точки зрения, изменился российский рынок ветеринарных препаратов за эти годы?

— Вопрос сложный. Я могу говорить только о том, о чём знаю, в чём я компетентен — в отношении препаратов для мелких домашних животных. Рынок, в принципе, растёт.

Если же говорить о другом — рынок стал более зрелым, конкуренты стали относиться друг к другу более лояльно. И уровень врачей растёт: видно желание получить больше знаний, новую информацию, независимо от того, с какими компаниями они работают. Налицо большой интерес, большая активность в приобретении новых знаний.

— В своё время Сергей Владимирович Середа высказался о необходимости для бизнеса вкладываться в образование врачей. Насколько вы считаете эту мысль справедливой?

— Безусловно, это так. Я с большим уважением отношусь к Сергею Владимировичу Середе и даже в какой-то степени считаю его своим «крёстным» в этой профессии. Это человек здравомыслящий, который действительно видит всю ситуацию на ветеринарном рынке, представляет уровень знаний выпускников, которые выходят из стен ветеринарных вузов.

К сожалению, врачи приходят на рынок, не имея каких-либо реальных знаний. Я говорю не только о мелких животных, но и в отношении продуктивных — такое ощущение, что выпускники знают что-то только о сибирской язве и ещё двух-трёх заболеваниях. Если они идут работать в клиники, они проходят там постдипломное образование, если попадают в какие-то бизнес-компании, там тоже подтягиваются до определённого уровня силами работодателей. Так или иначе, система на сегодняшний день выпускает именно «людей с корочками», которые не являются специалистами хоть какого-то класса.

— А среди тех, кто приходит в вашу компанию, есть сотрудники, которые, условно говоря, попадают работать сразу со студенческой скамьи?

— Как правило, мы работаем со студентами и используем их в формате мерчандайзеров — это оформление витрин в клиниках, доставка рекламных материалов и базовые консультации по каким-то препаратам. При этом всё равно их нужно обучать, они периодически звонят сотрудникам-консультантам, чтобы выяснить те или иные вопросы. По большей части это механическая работа.

— А дальше для них возможен карьерный рост внутри компании — я сейчас говорю не гипотетически, а о том, что реально происходит на практике? Как в ветеринарной клинике — приходит человек после вуза, за редким исключением он не может работать врачом; работает в качестве младшего сотрудника, который потом дорастает до врача. У вас так же происходит?

— Компания имеет коммерческий характер, поэтому нам необходимы всё-таки люди, которые имеют какой-либо опыт. Это может быть опыт не в ветеринарном бизнесе, но коммерческие навыки необходимы. То есть это люди, которые умеют продавать. Воспитание с нуля, во-первых, не очень рентабельно: занимает очень много времени, люди совершают очень много ошибок. Хотя бывают единичные случаи, когда человек очень замотивирован и хочет этим заниматься, у которого явно имеется талант. Но это, скорее, исключение из правил.

— То есть это необязательно должны быть сотрудники с ветеринарным образованием.

— Необязательно. У нас есть люди, которые занимались другим бизнесом, не имеют ветеринарного образования, при этом хорошо справляются с работой и делают хорошие продажи.

— Когда вы вообще начали активно участвовать в мероприятиях по постдипломному образованию?

— На моей памяти это происходило всегда, с самого начала. «Ветпром» всегда вкладывался в такого рода мероприятия, как Московский ветеринарный конгресс, потом в NVC. И, конечно же, все локальные конгрессы, форумы. Это интересует нас не только с коммерческой точки зрения — поучаствовать в выставке, показать свой товар — но и для поднятия уровня врачей. Мы имеем долгосрочную заинтересованность в том, чтобы врачи пользовались современными препаратами — наиболее безопасными, наиболее эффективными, а не тем, чем их обучали пользоваться по учебникам 60-х и 70-х годов. Чем больше знаний у врача, тем шире его мировоззрение в отношении патогенеза заболеваний, подхода к лечению. Сейчас же уже не лечат, скажем, болезни печени как болезни печени. Используется системный подход, на функцию органа влияет работа всего организма. А в наших вузах, к сожалению, об этом ничего не говорится. Поэтому наш основной интерес — инвестиции в образование, выигрывают от этого все участники процесса.

— Какова ваша ежегодная активность в отношении таких мероприятий?

— Мне сложно говорить о «Ветпроме» в целом. Компания имеет дифференцированный бизнес, различные направления. Направление «мелкие домашние животные» у нас на сегодняшний день, с гордостью могу сказать, на третьем месте после птиц и свиней. И последних мы уже, если не обгоняем, то идём голова в голову. Это очень важно: раньше это было какое-то побочное направление, а теперь уже серьёзное дело. Так вот, я не могу говорить обо всех мероприятиях, поскольку занимаюсь только одним направлением. Могу точно сказать, что постоянно проходят какие-то мероприятия практически во всех городах-миллионниках, в условиях сотрудничества с местными ассоциациями. Год от года бывает по-разному, всё зависит от запланированного бюджета, от выпуска каких-то новых продуктов. От очень многих факторов.

— Вы видите результаты образовательной деятельности, в которой участвуете?

— Это же плоды, которые видны не сразу. Не так, что ты что-то сделал и через пять минут получил результат. Это долгосрочные инвестиции. Моя деятельность в основном касается руководства клиник и тех, кто занимается закупками. Но и с врачами я разговариваю, и лекции читаю. У меня были случаи, что я читал лекции в Московской ветеринарной академии по каким-то препаратам, и в своём родном Московском государственном университете прикладной биотехнологии тоже было дело. Я также общаюсь с врачами, которые специализируются в определённых направлениях — дерматологии, паразитологии. Как минимум в Москве их уровень растёт. Однако, на мой взгляд, в столице врачи даже перегружены различного рода информацией. Отъехать на сто километров от Москвы — там совершенно другая ситуация. Там у врачей информационный голод, они активно интересуются информацией, задают правильные вопросы. Они хотят знаний. В Москве люди либо устали, либо это какой-то московский феномен…

— Да, об этом говорят и многие врачи, которые постоянно выступают с лекциями в различных городах. О том, что в провинции более активно воспринимают информацию, лучше её впитывают.

— Потому что там, видимо, нет такого большого штата у крупных компаний и нет бюджета, чтобы организовывать полноценные мероприятия с серьёзными лекторами, которые детально отвечают на каждодневные вопросы врачей, делятся информацией, причём информацией из первых рук, проверенную на собственном опыте, а это крайне важно.

— Балтийский форум 2018 года какой по счёту для вас?

— В качестве представителя «Ветпрома» я езжу сюда ежегодно, это уже девять лет, но и до этого постоянно посещал форум как представитель других компаний. Фактически, наверно, с самого его начала.

— Как, с вашей точки зрения, развивается это мероприятие и какие вы видите для него перспективы?

— Форум, безусловно, не угасает. Он имеет не только локальный интерес, на него ездят в качестве слушателей врачи из других регионов. Эволюция есть. В плане качества стендов, качества лекторов, организации. И мне, безусловно, нравятся стабильные вещи. Стабильность говорит о том, что все участники этого процесса имеют какую-то выгоду, это нормальный симбиотический процесс. Очень много подобных проектов со временем исчезли. На сегодняшний момент в нашей сфере выжить и развиваться в таких условиях — это большое достижение. Также хочется отметить, что оргкомитет всегда приветлив, всегда решает возникающие проблемы, а они возникают в процессе любого мероприятия, я это прекрасно знаю. Всё решается дружелюбно, спокойно, без конфликтов.

— Вы упомянули, что читали лекции студентам. Вы это делали как представитель «Ветпрома»?

— Один раз — да, и один раз — как представитель другой компании. Это были обзорные лекции по иммунологии, а не рекламные по каким-то препаратам. В компаниях есть очень много материалов, которые доносят информацию до студентов в доступном виде — с видео, анимацией. Потому что сейчас все любят что-то визуальное. Вербальную речь люди воспринимают процентов на двадцать. А если, скажем, показал ролик, как антитела соединяются с антигеном, — то это запоминается надолго. Для меня было большим удовольствием видеть огромные глаза студентов, видеть, что они понимают, задают нормальные вопросы… Совсем не то, что на скучной лекции, когда преподаватель читает по учебнику, бездушно что-то рассказывает, выдаёт какой-то монотонный текст, который очень трудно поймать на слух.

— Помимо вашего личного участия, насколько компания «Ветпром» работает с вузами, насколько это у неё получается? Ведь, как известно, участвовать в мероприятиях постдипломного образования в данном случае проще, а у вузов здесь всё зарегулировано, и они намного меньше заинтересованы в таком сотрудничестве сами.

— Да, вузы, к сожалению, сторонятся этого. А у компаний, скажем так, задор-то есть, но регулярно что-то мешает, случаются какие-то форс-мажоры. Кроме того, людей, которые могут выступать с лекциями и донести до студентов какие-то знания, в коммерческих структурах мало. Я не хочу себя хвалить, но я могу это делать, а ведь нужно приехать, рассказывать то, что интересно, рассказывать долго… И в целом задача компаний — работать с врачами, а не студентами. Если же у них есть более широкое видение — как говорят за рубежом, helicopter view — взгляд в будущее, то они в этом заинтересованы; но на это нужен бюджет: в данном случае — оплата рабочего времени специалиста, в которое он не занимается продажами, а занимается воспитанием будущих поколений врачей. Руководители фирм не всегда готовы на это идти. Но вообще я считаю, что это нужный способ сотрудничества для всех ведущих компаний. Есть разные специалисты, которые могут выступать как лекторы в разных сферах. Приехать в вуз с первоклассным материалом европейского уровня — это для студента хорошая и запоминающаяся вещь, для компании же укладывается только в оплату времени лектора. Но не все смотрят в будущее. Может быть, кстати, так происходит из-за того, что часто люди с дипломами ветврачей не идут в профессию. С моего курса было выпущено сто врачей. Недавно было 25-летие выпуска — собралось человек семнадцать, из них половина вообще не по профессии работает. Получили высшее образование — и всё. Возможно, зная об этом, компании и не инвестируют. Ты в человека вкладываешься, а он потом уйдёт, например, бензином торговать. Из нашего выпуска те, кто в профессии остались, — да, они серьёзные люди, мне не стыдно за них, многие достигли серьёзных высот. Но ситуация в целом, к сожалению, не радует.

— Сегодня на форуме можно было видеть как раз достаточно много студентов. Что бы вы могли им посоветовать для профессионального становления — кроме того, разумеется, чтобы хорошо учиться?

— Я бы посоветовал им осознать две важные вещи… У меня в семье практически все — ветеринарные врачи, кроме мамы. Сын Степан — тоже будущий ветврач. Так вот, давным-давно отец сообщил мне один поразивший меня факт: в США профессия ветеринарного врача стоит по престижности на третьем месте после банкира и адвоката. И это крайне важно — ощущать себя серьёзным специалистом. Когда я учился в школе, у меня возникали проблемы с девушками, когда они узнавали, кем я хочу стать. Они не собирались заводить отношений с будущим ветврачом: «Кем ты хочешь стать? Кем?! Это что, коровам хвосты крутить?..» Полный кошмар. Прошло время, всё изменилось. Раньше ветврачи были такие, что невозможно смотреть без слёз. А сейчас это солидные и серьёзные люди — если знают, чего хотят, и понимают, что делают. Кроме того, это широкий спектр возможностей: работа в клинике, работа в институте, в контрольных органах, в военной отрасли, то есть даёт кучу возможностей. А в мире наша профессия ещё более серьёзно котируется, и мы — часть этого мира.

И второе. Ветврачи — это одна семья, это братство, и они должны об этом помнить. Это тоже то, что говорил мне отец. Когда я получил диплом, он мне сказал: «Ты должен к своим коллегам относиться, понимая, что мы — это сообщество. Оно не такое уж большое во всём мире. Если ты приедешь в другую страну и с тобой что-то случится — например, ты потеряешь паспорт, останешься без средств или произойдёт что-то ещё — не иди в полицию, иди в ближайшую ветеринарную клинику. Приди, назовись, скажи, что ты ветврач такой-то из Москвы — и тебе обязательно помогут. И я тебя прошу о том же. Если к тебе кто-то обратится таким же образом и ты не поможешь, то наши с тобой отношения просто будут натянутыми». Так что это большое братство, это наш мир. Ты можешь критиковать коллегу, высказывая это ему лично, но не в третьем лице. А с этим пока что у нас не всё хорошо. Это убивает нашу профессию. И, кстати, отдаёт заводчикам рычаги правления владельцами. Потому что заводчики — они же «мамы» и «папы» животных, которых продали. А врач — вообще никто. При этом заводчики не учатся, не посещают ни конференций, ни семинаров. Что они слышали двадцать лет назад, то и рекомендуют. А если заводчик что порекомендовал — то он даже чуть выше, чем господь бог. А ветврачи при этом не у дел — из-за того, что друг друга дискредитируют. И я хочу, чтобы это всё ушло. Это моё пожелание: если вы будете недовольны работой своего коллеги, вы должны узнать его телефон, позвонить, встретиться, поговорить, но ни в коем случае не переносить это на клиента. Это — табу.

 

СВМ № 6/2018

 

 

 

 

Теги

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Close