Обзор интересных публикаций по диетологии и гастроэнтерологии

 

Тенденции в диетологии

Sarah A. S. Dodd, Jennifer L. Adolphe, Adronie Verbrugghe.
Рационы на растительной основе для собак.
JAVMA, VOL 253, NO. 11.

Растущая популярность веганских рационов и поиск, по разным причинам, источников белка, не являющихся продуктами животноводства, делает вопрос о полноценности растительных диет весьма актуальным. Авторы поставили себе цель — описать питательные вещества, важные для растительных рационов, и то, как удовлетворить потребности собак в питательных веществах без использования ингредиентов животного происхождения.

Собаки могут получать большинство питательных веществ из растительных источников. Однако эволюция собак проходила на всеядной диете, богатой животными тканями, что ставит под вопрос способность диет на растительной основе полностью удовлетворить потребности собак в питательных веществах.

Необходимые питательные макровещества (белки и жиры) могут быть получены как из растительных, так и из животных ингредиентов. Но при создании цельного и сбалансированного рациона для собак наиболее сложной задачей является обогащение его микровеществами. По сравнению с животными ингредиентами, растительные ингредиенты могут содержать малое или незначительное количество некоторых питательных веществ. Например, промышленные рационы для собак обычно содержат как минимум дополнительные витамины и минеральные вещества, которые могут быть произведены синтетически или получены из растительных источников.

Важнейшей проблемой является включение в растительный рацион достаточного количества незаменимых аминокислот и питательных веществ, которые главным образом получают из животных ингредиентов. К подобным веществам относятся лизин, метионин (серосодержащая аминокислота), цистеин и таурин, омега-3 полиненасыщенная жирная кислота (докозагексаеновая кислота, ДГК, англ. DHA) и витамины А, В12 и D. Некоторые минеральные вещества, например кальций, фосфор, калий и цинк, в небольших концентрациях находятся в растительных ингредиентах и, таким образом, могут содержаться в недостаточных количествах в рационах, плохо скомпонованных или не обогащённых должным образом. Однако эти минеральные вещества доступны в виде биодобавок неживотного происхождения.

Хотя общее количество белка в рационе является важным показателем, также необходимо учитывать качество белка. Ткани животных обычно содержат белки высокого биологического качества; зачастую все 10 незаменимых аминокислот доступны в достаточных количествах и с высокой усвояемостью. В то же время биологическая ценность растительных белков в кормах для животных подвергается сомнению из-за неполного набора аминокислот. По сравнению с животными белками, растительные белки могут иметь низкую усвояемость из-за присутствия плохо переваримых структурных углеводов.

Собаки на растительных рационах могут чаще страдать от недостатка таурина, так как таурин отсутствует во всех растениях, кроме сине-зелёных водорослей, а растительные рационы, даже насыщенные белками, могут содержать минимальное количество предшественников серосодержащих аминокислот. Кроме этого, высокое содержание клетчатки в большинстве растительных ингредиентов также может снижать усвоение таурина. Клинические признаки недостатка таурина варьируются от неспецифических (вялость, анорексия) до более специфичных состояний (дилатационная кардиомиопатия). Для обеспечения поступления достаточного количества серосодержащих аминокислот с растительными рационами рекомендовано обогащение их таурином и метионином.

Для взрослых собак, не использующихся в разведении, α-линоленовая кислота является единственной незаменимой омега-3 ПНЖК, необходимой для поддержания здоровья, а линолевая кислота является единственной незаменимой омега-6 ПНЖК. Однако щенкам необходимо прямое поступление докозагексаеновой кислоты с пищей во время роста, так как эта незаменимая ПНЖК преимущественно накапливается в развивающейся нервной ткани. Таким образом, докозагексаеновая кислота должна присутствовать в рационах, созданных для поддержания беременности, лактации и роста. Известно, что многие виды сине-зелёных водорослей содержат большое количество ДГК, и эти ингредиенты могут быть включены в составы кормов.

Из витаминов группы В только кобаламин не встречается в растительных ингредиентах. Кобаламин производится только бактериями. Источником пищевого кобаламина в кормах для животных изначально были продукты животного происхождения, но в настоящее время большинство промышленных кормов может содержать биологически доступный синтетический кобаламин, произведённый с помощью микробной ферментации.

Собакам также необходимо получать витамин D. Различия физиологической активности витамина D2 и витамина D3 были описаны у других видов, причём большинство животных способны более эффективно использовать витамин D3. Форма витамина D имеет первостепенное значение при формировании рационов на растительной основе, так как витамин D2 происходит из грибков и дрожжей, в то время как витамин D3 традиционно выделяли из животных источников, в частности из рыбных масел и овечьего ланолина. Однако витамин D3 также был выделен из растений, и он обладает биологической активностью у животных.

Считается, что в настоящее время витамин D может быть в растительных рационах для собак наиболее проблемным питательным веществом. Разумно будет предупредить владельцев, использующих растительные рационы для кормления своих питомцев, о необходимости мониторинга концентраций кальцидиола в сыворотке крови для определения содержания витамина D.

В соответствии с современными знаниями о кормлении животных, любой рацион, который содержит достаточное количество питательных веществ или количество, превосходящее минимальные требования по содержанию питательных веществ в рационе для собак на определённом этапе жизни, считается достаточным рационом для данного животного вне зависимости от ингредиентов. Тем не менее с особой осторожностью следует составлять растительные рационы, чтобы обеспечить содержание всех необходимых питательных веществ, особенно необходимое содержание общего белка, метионина, таурина, ДГК и витаминов А, В12 и D, так как эти вещества обычно получают из ингредиентов животного происхождения.

Собаки на растительных рационах домашнего приготовления подвергаются такому же риску развития дисбаланса питательных веществ и дефицитов, как и собаки на других рационах домашнего приготовления. Таким образом, владельцам, желающим кормить своих питомцев растительными рационами домашнего приготовления, следует использовать рецепты, созданные квалифицированными ветеринарными врачами или ветеринарными диетологами. В то же время собаки на рационах домашнего приготовления должны считаться животными с повышенным риском развития дефицитов, и их следует подвергать профилактическим ветеринарным осмотрам.

 

Gaylord, R. Remillard, K. Saker.
Риск развития дефицитов питательных веществ у собак на диетах для снижения веса.
Journal of Small Animal Practice (2018). DOI: 10.1111/jsap.12913

В последние 30 лет заметно увеличилось число собак с лишним весом или ожирением, причём недавние исследования отмечают, что данное патологическое состояние затрагивает от 34 до 59% собак в популяции. Последствия лишнего веса хорошо описаны и включают остеоартрит, панкреатит, респираторные заболевания, осложнения при общем наркозе, укороченную продолжительность жизни и ухудшение её качества. Рекомендации по снижению веса часто включают ограничение калорий и перевод животного на терапевтическую диету для снижения веса (редукционная диета, РД, англ. RxWLD).

Целью данного исследования было — описать, какие рекомендации по снижению веса дают ветеринарные врачи общей практики владельцам собак, какие диеты при этом используются, и отметить, развиваются ли недостаточности питательных веществ при использовании популярных коммерческих нетерапевтических рационов для взрослых животных (рацион для взрослых животных, англ. AMD) и нетерапевтических диет для снижения веса (диета для профилактики избыточного веса, англ. WMD) при прогрессивном ограничении потребления калорий.

Материалы и методы

Для описания рекомендаций по снижению веса, данных ветеринарами владельцам животных, использовали опросники. Используя полученные данные, прогрессивный уровень ограничения потребления калорий применяли к популярным коммерческим AMD и WMD диетам. В данном исследовании принимали участие 31 популярная общедоступная коммерческая диета от пяти различных производителей. Используя информацию на этикетке, высчитывали средние показатели уровней поддерживающей энергии (MER) кормов. При расчёте использовался актуальный вес собак (масса тела, МТ, англ. BW), так как рекомендации по кормлению на этикетках основывались на весе животных в настоящее время, а не на приблизительном идеальном весе животных (идеальная масса тела, ИМТ, англ. IBW).

Потребление питательных веществ сравнивали с рекомендациями Национального научно-исследовательского совета (NRC) для метаболической массы тела собаки средней породы (20 кг). Потребление питательных веществ также сравнивали с рекомендациями Американской ассоциации государственного контроля за продуктами питания с использованием веса животных в настоящее время (AAFCO).

Результаты

Перевод животных на диету для снижения веса рекомендовали только 20% практикующих ветеринаров — при индексе массы тела 6/9, однако большее количество ветеринаров давало подобные рекомендации при повышении индекса массы тела; 92,9% ветеринаров рекомендовали терапевтическую диету только при индексе массы тела 9/9.

При расчёте потребления питательных веществ с использованием обычной формулы MER для расчёта потребления калорий (проанализирован 31 бренд кормов для собак) выявили возможные дефициты нескольких питательных веществ, причём частота возникновения дефицитов повышалась при повышении уровней ограничения в потреблении, при сравнении с рекомендациями NRC для кормления собак для поддержания веса.

Даже при 100% MER только два продукта не показали потенциального развития дефицитов. Питательные вещества, которые могли оказаться в дефиците, включали метионин, цистин, эйкозапентаеновую кислоту (ЭПК, англ. EPA), докозагексаеновую кислоту (ДГК, англ. DHA), селен, витамин A, витамин D, тиамин, рибофлавин, пантотеновую кислоту, кобаламин, фолиевую кислоту и холин.

Обсуждение

Ответы опросника показывают, что частой рекомендацией по снижению веса было ограничение потребления собакой обычной диеты и/или рекомендации использования нетерапевтических диет. Усиление ограничения рекомендовали при более высоком индексе массы тела, причём небольшой процент ветеринаров рекомендовали ограничить рационы собак больше чем на 40%. Очень немногие ветеринары проводили расчёт идеальной массы тела; вместо этого рекомендовали ограничение калорий исходя из актуального веса животных. При высоком индексе массы тела ветеринары рекомендовали диету для снижения веса.

При применении уровней ограничения к этим диетам были выявлены потенциальные дефициты питательных веществ как для повседневных, так и для профилактических диет. Следует отметить, что повседневные диеты не были созданы для снижения веса, однако результаты опроса подтвердили, что в практике часто используется ограничение их потребления для похудания. В то время как большинство профилактических диет имеют рекомендации по кормлению для снижения веса (13/15 диет, 86,7% диет), анализ данных диет выявил потенциальную опасность развития недостаточностей при высоком уровне ограничения их потребления, хотя число питательных веществ, дефицит которых мог развиться, меньше, чем у повседневных диет.

Ограничением исследования было недостаточное количество доступных исследований, которые бы описывали потребности собак с излишним весом или ожирением в питательных веществах для поддержания или потери веса. Таким образом, возможны преувеличение потребностей в питательных веществах для каждой индивидуальной собаки и искусственно завышенный риск развития дефицита. Теоретически потребности в некоторых питательных веществах могут понижаться при снижении метаболизма из-за низкого потребления калорий.

По мнению авторов, создание дефицита питательных веществ при достижении негативного энергетического баланса не является идеальной практикой. Существует множество исследований, поддерживающих гипотезу, что ряд различных питательных веществ выполняет важные функции во множестве метаболических реакций, особенно в процессе потери веса.

Следует с осторожностью рекомендовать коммерческие нетерапевтические диеты для собак во время снижения веса. Мониторинг точного потребления калорий и питательных веществ следует проводить для каждого пациента, участвующего в программе снижения веса. Частые повторные осмотры этих пациентов важны для мониторинга клинических признаков недостаточного потребления питательных веществ. Чтобы избежать развития дефицитов, следует также рекомендовать консультации с сертифицированным ветеринарным диетологом, если пациентам необходимо в значительной степени снизить вес, если пациенты имеют заболевания или требуют для достижения потери веса особенных ограничений.

 

На стыке дисциплин: гастроэнтерология и поведенческая медицина

 

Ve´ronique Be´cuwe-Bonneta, Marie-Claude Be´langera, Diane Franka, Joane Parenta, Pierre He´lie.
Желудочно-кишечные заболевания у собак, неумеренно облизывающих поверхности.
Journal of Veterinary Behavior, Vol 7, No 4, July/August 2012

Термин «неумеренное облизывание различных поверхностей» (англ. excessive licking of surfaces, ELS) описывает облизывание объектов и поверхностей, неумеренное по своей продолжительности, частоте и интенсивности, по сравнению с облизыванием, необходимым для исследования объектов. Данное поведение является неспецифическим признаком и может быть следствием различных заболеваний. Исходя из литературных данных, дифференциальными диагнозами неумеренного облизывания поверхностей являются заболевания ротовой полости и зубов, первичные нарушения центральной нервной системы, такие как опухоли мозга и гидроцефалия, нарушения электролитного баланса, метаболические нарушения, токсины (свинец), побочные эффекты препаратов, старение мозга или когнитивная дисфункция и заболевания желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). Однако, некоторые авторы также приписывают данное поведение обсессивно-компульсивному расстройству.

Авторы выдвинули гипотезу, что большинство собак (L-собаки), представленных с неумеренным облизыванием поверхностей, были поражены подлежащим нарушением ЖКТ. Целями их проспективного исследования были:

  1. Охарактеризовать синдром «неумеренного облизывания поверхностей» (возраст при первом проявлении клинических признаков, продолжительность аномального поведения, частота и продолжительность эпизодов, контекст и т.д.);
  2. Провести полную диагностику ЖКТ L-собак и контрольных собак без ELS;
  3. Оценить исходы данного поведения после соответствующего лечения любых выявленных нарушений ЖКТ;
  4. Исследовать в ветеринарном контексте, проявляли ли собаки с ELS больше клинических признаков, сравнимых с тревожностью, чем собаки без ELS.

Девятнадцать собак, представленные с ELS, были включены в группу «лижущих», а 10 здоровых собак были включены в контрольную группу. Перед полным исследованием ЖКТ были проведены поведенческие, физические и неврологические исследования. Если L-собака была представлена с сопутствующей историей самооблизывания или признаками кожных заболеваний при клиническом осмотре, данную собаку подвергали полному обследованию у сертифицированного дерматолога. Дерматологическое лечение (при необходимости) проводилось до лечения ЖКТ, чтобы устранить возможные сопутствующие факторы, связанные с улучшением лижущего поведения.

На основании клинических признаков, результатов лабораторных тестов, результатов эндоскопического и гистопатологического исследований, был поставлен диагноз и рекомендовано специфическое лечение для всех L–собак. Если не было диагностировано специфического заболевания ЖКТ, неспецифическое лечение было назначено, такое как элиминационная диета и использование антацида (фамотидин или омепразол) и/или противорвотного (метоклопрамид), потому что тошнота считалась возможной причиной ELS.

После начала лечения собак наблюдали в течение 90 дней, в течение которых проводилась запись их лижущего поведения. Нарушения ЖКТ были выявлены у 14 из 19 собак из «лижущей» группы. Данные нарушения включали инфильтрацию ЖКТ эозинофилами и/или лимфоцитарными плазмацитами, задержку опорожнения желудка, синдром раздражённого кишечника, хронический панкреатит, инородное тело желудка и лямблиоз (giardia).

Значительное уменьшение частоты и продолжительности основного ELS поведения было отмечено у 10 из 17 собак (59%). Прекращение ELS поведения отметили у 9 из 17 собак (53%). На основании видеоанализа, было выявлено, что собаки с ELS были незначительно более тревожные, в ветеринарном контексте, чем собаки контрольной группы.

В заключение, расстройства ЖКТ следует учитывать при формировании списка дифференциальных диагнозов собак с ELS. При должном лечении ЖКТ положительный результат, включая прекращение лижущего поведения, ожидается у большинства собак с ELS. Собаки с ELS не всегда являются беспокойными собаками. Причинная связь между ЖКТ заболеваниями и ELS всё ещё неясна, и, таким образом, требуется дальнейшее исследование.

 

Помните о врождённой патологии!

 

Chad S. Clancy, Khrista A. Jensen, Arnaud J. Van Wettere.
Врождённый синдром короткой кишки у взрослой собаки.
Veterinary Pathology 2018, Vol. 55(3) 462–465.

Синдром короткой кишки (СКК) — это клинический синдром, характеризующийся серьёзной потерей веса вследствие диареи и нарушения всасывания из-за серьёзно укороченной тонкой кишки. Выделяют врождённую и приобретённую формы СКК. У человека врождённый СКК — это редкое заболевание новорождённых, связанное с высокой смертностью из-за трудностей в диагностике и осложнений при лечении. Приобретённый СКК возникает главным образом вследствие удаления больших фрагментов тонкого кишечника. Вне зависимости от абсолютного укорочения длины кишечника СКК характеризуется такой длиной кишечника, которой недостаточно для необходимого всасывания питательных веществ.

Кастрированный кобель породы питбультерьер, возрастом 3 года и 7 месяцев, имел историю болезни больше года, характеризующуюся потерей веса и периодическими эпизодами диареи, учащающимися. При первичном осмотре в возрасте примерно 1 года, владельцы отметили примерно 1-месячную историю небольшой потери веса и наблюдали паразитов в фекалиях. Вес собаки в возрасте 1 года был 28,8 кг. Собака получила лечение комбинированным противоглистным препаратом. В возрасте 3 года и 3 месяца собаку представили на осмотр с жалобами на периодические эпизоды рвоты и диареи длительностью 3 месяца. Вес пациента снизился до 22,9 кг. Стул был жёлтого цвета, жидкий и содержал небольшое количество слизи. Цитологическое исследование кала показало большое количество палочковидных бактерий без эндоспор. Не было обнаружено яиц и личинок паразитов. Исследование анализа кала с помощью ПЦР дало положительные результаты на кишечный коронавирус собак и ген α-токсина Clostridium perfringens. Пациенту были назначены метронидазол (500 мг дважды в день перорально), амоксициллин (500 мг дважды в день перорально) канамицин (100 мг), висмут (250 мг), аттапульгит (500 мг) и пероральный пробиотик для собак. После начала терапии состояние пациента улучшилось с улучшением консистенции стула, но прибавки веса не было отмечено. После 1 месяца терапии гематологический и биохимический анализы крови не выявили значительных нарушений. Тилозин (350 мг ежедневно перорально) был добавлен к вышеописанному плану лечения, и лечение было продолжено вплоть до эвтаназии.

На патологоанатомическом вскрытии: собака истощённая, с тяжёлой диффузной дистрофией мышц и конституцией 1,5 из 5. Тонкий и толстый кишечники присутствовали в субъективно нормальных пропорциях, но были сильно укорочены по сравнению с таковыми у собаки со сходным соотношением длины от головы до крупа и отсутствием желудочно-кишечных заболеваний (198 см против 405 см соответственно). Тонкий кишечник был диффузно вздут. Отношение общей длины кишечника к длине от головы до крупа было 2,5. Толщина стенки тонкого кишечника измерялась в пределах до 4 мм. Подробное обследование слизистой пищеварительного тракта от желудка до прямой кишки не выявило следов прерывания слизистой или шрамов от предыдущей операции, обследование брюшной стенки не выявило шрамов от абдоминальной хирургии, и у собаки в истории болезни отсутствовали операции кроме рутинной кастрации в молодом возрасте. Не было отмечено значительных макроскопических дефектов при патологоанатомическом исследовании других органов.

Гистологическое исследование образцов тонкого кишечника показало большое количество слизи, покрывающей гипопластическую слизистую оболочку лёгкой-средней степени. Соотношение крипт к ворсинкам варьировалось от 0,8 до 2,5 на всей протяжённости двенадцатиперстной кишки. Описанное в литературе соотношение крипт к ворсинкам составляет 0,6–0,8. Большое количество отдельных грамположительных палочковидных бактерий, соответствующих Clostridium spp было примешено к слизи и глубоко внедрено в кишечные железы всех исследованных секций тонкого кишечника. Изменений в ободочной кишке выявлено не было.

Был поставлен патологоанатомический диагноз врождённой гипоплазии кишечника с чрезмерным ростом бактерий тонкого кишечника. Клинический диагноз был поставлен как СКК.

Без учёта плохой конституции, собака была клинически здорова в течение 2,5 года до развития клинических признаков СКК. Авторы подозревают, что в описываемом случае функции кишечника данного животного были достаточны для поддержания жизни до развития неконтролируемого чрезмерного роста бактерий (первичная инфекция Clostridium).

В данном случае признаками, указывающими на врождённый СКК, являются:

  1. Кишечник 45–50 % от ожидаемой длины;
  2. Истощение, связанное с неадекватным всасыванием питательных веществ из кишечника;
  3. Гистологические признаки гипертрофии и гиперплазии слизистой оболочки, скорее всего, вследствие компенсаторного ответа;
  4. Отсутствие макроскопических и гистологических признаков первичного заболевания нарушения всасывания кишечника. Насколько известно авторам, это первый отчёт о врождённой гипоплазии кишечника, приведшей к СКК в ветеринарной литературе.

СКК следует иметь в виду в качестве редкой причины хронической диареи домашних животных, не реагирующих на лечение.

 

 

СВМ № 4/2019

 

 

 

 

 

Теги

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Close