Сергей Мендоса: «Объединение с компетентным партнёром даёт только плюсы»

9

Беседовала Татьяна Катасонова

Несколько дней назад российское ветеринарное сообщество всколыхнуло сообщение о том, что сеть ветеринарных клиник «Белый Клык» договорилась о партнёрстве с крупнейшей европейской сетью ветклиник AniCura, которая, в свою очередь, является частью корпорации Mars. Новость породила многочисленные обсуждения и слухи. Надо заметить, что ничего подобного в российской ветеринарии до сих пор не случалось. Договор между «Белым Клыком» и AniCura стал первым подобным прецедентом. Мы взяли комментарии у одного из совладельцев «Белого Клыка» Сергея Мендосы-Истратова.

— Начну с самого главного вопроса, который всех интересует: в чём суть произошедшего – как охарактеризовать ваши нынешние отношения с AniCura?
Мы заключили партнёрство. В его рамках мы вошли в европейскую сеть AniCura как полноправные члены.

Приведёт ли это к изменению вашего названия?
К нему добавится AniCura.

То есть будет «Белый Клык – AniCura»?
Ну или «AniCura – Белый Клык». Но наше название сохранится.

Представители корпорации Mars, в которую, в свою очередь, входит AniCura, давно говорили, что хотят иметь в России свою ветеринарную сеть, как в других странах. Поэтому понятно, для чего соглашение нужно им. Для чего это нужно «Белому Клыку»?
Для нас это, в первую очередь, новые возможности для развития. Мы не просто взяли и вошли в сеть, соглашение подразумевает осуществление планов, которые были раньше. Когда «Белый Клык» договаривался о партнёрстве, мы выдвинули определённые условия. И AniCura их не просто приняла – это оказалось для них интересным. Прежде всего, партнёрство даёт зелёный свет нашему проекту большого образовательного госпиталя, требующего существенных инвестиций, которые мы сами сделать не можем. Достичь этой цели для нас очень важно, а у AniCura ресурсов гораздо больше, чем у нас, поэтому и реализация может произойти намного раньше.


Компания AniCura Group была основана в Скандинавии в 2011 году, а с 2018 года входит в состав Mars Veterinary Health – бизнес-подразделения Mars, Incorporated. На сегодняшний день группа AniCura насчитывает 350 клиник в 13 странах мира, её главный офис расположен в Швеции.


Сейчас сеть «Белый Клык» работает по своим принципам и стандартам – так, как считает нужным. У вас появляется партнёр, который вкладывает довольно много денег в развитие бизнеса. Каким образом он будет влиять на ваше, скажем так, лицо – не придётся ли подстраиваться под его стандарты, а не жить по своим?
С лечебной точки зрения – да и любой другой, на самом деле – когда вы объединяетесь с партнёром, более крупным и компетентным в вашей сфере, это даёт только плюсы, обычно все выигрывают от этого. Например, если говорить об AniCura, в этой сети работают около 3 тысяч ветврачей. Все они так или иначе контактируют, существует зона внутреннего профессионального общения через портал и приложение. Там специалисты разных направлений общаются между собой, идёт обмен опытом и знаниями, разбираются клинические случаи и т. д. В сеть входит много референсных клиник и европейских дипломантов. Поэтому в этих группах общения аккумулируется очень много знаний. На мой взгляд, от присоединения к ним мы много приобретём и наверняка сами добавим что-то от себя, поскольку у нас действуют продуманные стандарты и имеются хорошие наработки. Мы и раньше контактировали с европейскими врачами, но это общение было бессистемным, за счёт личных знакомств. А здесь всё хорошо организовано. Поэтому мне кажется, что это только на пользу, качество нашей работы повысится.

Что касается управленческих вещей – у нас как была команда во главе со мной, так она и остаётся. В рамках нашей договорённости все внутренние процессы как управлялись нами, так и будут управляться. Детали нашей работы не интересуют AniCura. Есть ещё один немаловажный момент. Ранее я уже трижды пытался договориться с российскими инвесторами, у меня есть опыт в этом отношении. Не хочу сказать ничего плохого о российских компаниях… Но всё же с точки зрения этичности и тактичности европейцы выигрывают многократно. AniCura изначально шведская компания – это социально ориентированный бизнес, внимательный к своим работникам, что тоже для меня важно. И с ними мне очень комфортно.

AniCura три года назад вошла в состав корпорации Mars. Они тоже пришли туда со своими сформированными принципами?
Конечно. Это нормальная мировая практика. В России, как мне кажется, другие представления о бизнесе, во многом сводящиеся к более простой схеме: «Это или моё, или не моё. А если это корпорация, то она на всё накладывает свою лапу». В мире это так не работает. Отсюда непонимание многими того, что у нас происходит.

Да, у нас практически нет подобного опыта. В сообществе новость о соглашении вызвала бурную реакцию – об этом можно судить по Facebook. И людей, например, интересует, не станет ли сеть «Белый Клык» инструментом продвижения брендов Mars?
Это ровно то, о чём я уже сказал: так это не работает. Посмотрите на любую клинику AniCura в Европе: они торгуют теми кормами, которые считают актуальными, нет никакого преимущественного представления продукции. В некоторых клиниках вообще нет кормов Mars, потому что эти заведения с ними не работали ранее, и такая ситуация продолжает сохраняться. Есть 350 клиник AniCura, можно зайти в любую и посмотреть, как что функционирует – и это происходит на протяжении уже достаточного времени.

Сейчас это не так просто – зайти и посмотреть…
В Европе в этих клиниках работает, как я говорил, более 3 тысяч врачей. Наверняка у многих ветврачей есть друзья из AniCura – можно всё узнать, если интересно. Повторюсь: в рамках наших договорённостей в работу наших клиник не вмешиваются вообще, мы сами строим свою внутреннюю жизнь.

А в чём-то вы собираетесь на них ориентироваться?
В первую очередь, на лечебные стандарты. Мы и так очень сильно ориентированы на современные европейские или американские стандарты: например, в вопросе использования антибиотиков. Мы здесь полностью солидарны с позицией AniCura, стараемся их применять очень осторожно, только когда понимаем, с какой микрофлорой имеем дело в патологическом очаге – чтобы воздействовать более точечно. У нас есть внутренняя комиссия – естественно, она сохранится, – которая принимает решение, когда можно назначать антибиотики резерва – врач единолично не может назначить такой препарат. Есть стандарты того, что мы считаем правильным, и в их принятии мы ориентируемся на какие-то мировые исследования. В нашей стране таковых, к сожалению, мало. Кстати, у AniCura существуют гранты, которые они выделяют в рамках своей сети на научную работу, мы тоже на них сможем претендовать и проводить исследования на эти средства. Так что появится прекрасный ресурс, недоступный для нас ранее.

А в Европе как всё устроено? Предположим, какая-то клиника становится партнёром сети – что для неё изменится? Подобный шаг влияет на работу клиник, которые раньше были сами по себе, а теперь действуют в системе AniCura?
Сейчас и в Европе клиники в рамках сети сохраняют своё лицо. Но я думаю, что с течением времени вся работа стандартизируется, это правильно и рационально. Нужны, например, единые стандарты ведения записей, переход на единую систему ведения историй болезни. Эти действия повысят общий комфорт работы врачей. И с точки зрения клиентов это хорошо: если они уезжают в другой город или страну, то вправе ожидать какого-то единообразия в работе клиник одной сети. В процессах управления сейчас тоже нет единства, например, все работают на разном программном обеспечении.

В чём же тогда все эти клиники пересекаются?
Есть несколько значимых вещей, касающихся качества лечения и ряда стандартов, которые принимают все. Но это то, чего желают сами врачи, они только рады улучшить свою работу по этой части. Также существует единое обучение, в нём участвует много клиник. AniCura, кстати, очень заинтересовалась той образовательной системой, которую придумали мы. А учебный госпиталь, который мы будем создавать – это беспрецедентная история для самой AniCura, там такого никто ещё не делал. И вполне возможно – я на это надеюсь – что иностранцы там тоже захотят и смогут учиться.

Как долго вы вели переговоры с AniCura?
Мы общались больше года.

Предполагается ли, что AniCura с таким же успехом может заключить подобное соглашение с иными клиниками?
Конечно.

А есть ли у вас информация о каких-то других клиниках, которые тоже хотят вступить в партнёрство?
Я знаю владельцев клиник, которые говорят, что тоже хотели бы принять участие в подобном партнёрстве. Но точных сведений о том, ведутся ли такие переговоры и с кем, у меня нет и быть не может – это конфиденциальная информация.

Объединение с AniCura как-то повлияет на ваши образовательные проекты – NVC, Vet.Camp?
Конечно, нет, это нельзя смешивать. Не все это понимают. Например, ко мне может прийти представитель какой-нибудь очень крупной компании и сказать: мы будем участвовать в NVC, если вы разместите наши корма в ваших клиниках. Это совершенно недопустимо. Моя работа как учредителя заключается как раз в том, чтобы сохранить независимость каждой компании – это даёт возможности для творческого развития. А на общественные организации, например, на деятельность Национальной ветеринарной палаты я сейчас вообще повлиять не могу, все решения принимает правление. Я смог принять участие во многих направлениях профессиональной деятельности как раз потому, что доверяю другим людям и не стремлюсь ничем обладать. Хорошие идеи должны жить и развиваться, моя задача – помогать людям, носителям идей.

Мы когда-то уже обсуждали проект, о котором сегодня шла речь, – большой образовательный госпиталь, подобного которому в России ещё нет. А помещение для него вы уже нашли?
Пока нет. Мы смотрели очень много разных вариантов, но все отвергли. Дело в том, что купить большое помещение в России, как оказалось, намного сложнее, чем купить какую-то другую недвижимость – квартиру, например. Проблема, прежде всего, в документах, которые показывают, каким образом эти немалые площади – а нам нужно не менее 5 тысяч м2 – попали в руки нынешних владельцев. Часто история этих помещений изобилует фактами, которые несут юридические риски в будущем. Это я говорю только про те строения, которые нам подошли бы, потому что было ещё множество вариантов, которые нас не устроили по иным причинам – например, сложно сделать перепланировку, технические условия неподходящие, парковка маленькая и т. п. Мы продолжаем искать и в каждый момент времени рассматриваем одновременно несколько помещений, проводим их аудит. Но пока результата нет. Ни разу не было, чтобы после проведения двух аудитов – юридического и технического – нас всё устроило. И высоки шансы того, что придётся строиться с нуля.

Во всех публикациях пишут о трёх московских клиниках «Белый Клык», а клиника в Крылатском ещё не открыта?
Нет, мы её сейчас строим. Это будет большая клиника, открытие мы планируем на август. И она тоже войдёт в систему AniCura.

Будете набирать ещё персонал, или вам достаточно того, который есть?
Мы давно хотели открыть госпиталь и в связи с этим набирали людей. Поэтому сейчас в уже действующих клиниках работаем в тесноте. Это не очень правильно, я и на конференциях говорил о такой проблеме. Но это было важно, чтобы понять, как работать в госпитале, как развивать те или иные специализации, как готовить врачей. Сейчас бывает так, что рабочих кабинетов у нас меньше, чем врачей. Есть определённые управленческие стандарты. Нужно, чтобы на одного врача приходилось больше одного кабинета – два, а то и три, чтобы у него была свобода действий, чтобы он мог привести куда-то своего пациента и заниматься им. Так что с увеличением площади та схема, по которой мы работаем, несколько изменится, условия для врачей станут более комфортными, да и для пациентов тоже – всем будет удобнее. И когда мы откроем клинику, скорее всего, нанимать будем молодых врачей и помощников, а специалистов – нет.

Ваше партнёрство с AniCura как-то повлияет на российский ветеринарный бизнес в целом?
Я полагаю, что когда на рынке происходит существенное повышение качества в работе отдельной клиники, это уже большое благо. А в нашем случае это ещё и даст возможность получать специальное образование любому врачу. Для меня вообще главное – служение профессии, потому что я люблю её. Всех врачей, которые работают в России, воспринимаю как своих соратников. Да, характеры у всех разные, с кем-то у меня хорошие отношения, кто-то меня почему-то не любит – это неважно. Всё равно это люди, с которыми мы стоим в одном строю, а значит, должны друг друга поддерживать и делать одно дело. За 20 с лишним лет, на протяжении которых я являюсь полноценным членом ветеринарного бизнес-сообщества, сколько произошло позитивных перемен! Конечно, можно, обладая пессимистическим взглядом, любое событие интерпретировать с плохой стороны. Но если сравнить, что было раньше и что стало сейчас, какие возможности получили владельцы и животные, какое оборудование сейчас доступно, каков профессиональный уровень врачей, то ясно: качество выросло на порядки. Это прекрасно.

И ваше партнёрство с AniCura призвано поддержать тенденцию?
Да, я очень надеюсь, что мы ещё выше поднимем качество ветеринарии в России. Ведь ключевой фактор в нашей работе – профессионализм врача. Качественное оборудование – это хорошо, но всё это должно быть в умелых руках. В конечном счёте всё упирается в людей. Кто-то сказал хорошую фразу: уровень клиники определяют не топовые специалисты, а самые слабые её врачи. То же самое можно сказать и про всю ветеринарию. Нам надо поднимать этот уровень, чтобы и самые слабые были специалистами высокого класса. И я надеюсь, что теперь мы сможем это делать с ещё большим успехом.

Оценить материал
Нравится
Нравится Поздравляю Сочувствую Возмутительно Смешно Задумался Нет слов
9
Теги

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Подписка на новости






Нажимая на кнопку «Подписаться», я даю согласие на обработку персональных данных
Я ознакомлен с политикой конфиденциальности

Close