Свежий взгляд на ветеринарию

Лада Иванова

 

Доктор биологических наук, профессор Алексей Михайлович Ермаков — генеральный директор Ростовской областной станции по борьбе с болезнями животных и главный ветеринарный врач Ростовской области, президент Донской ассоциации ветврачей мелких домашних животных и директор Южно-Российского международного ветеринарного конгресса. Он успешно руководил и участковой ветеринарной лечебницей, и одной из ведущих в Ростове-на-Дону частной клиникой для домашних любимцев.

 

 

— Алексей Михайлович, вы работаете главным ветеринарным врачом Ростовской области, до этого много лет возглавляли одну из самых успешных частных ветеринарных клиник в Ростове-на-Дону, и как никто другой знаете, чем сегодня живёт и дышит ветеринария вне столицы?
— В Ростове-на-Дону, также как и в Москве, ветеринарные клиники постоянно борются «за место под солнцем». Частная ветеринария вообще одно из самых динамично развивающихся направлений бизнеса, и никакой кризис не помеха её росту. Многие мои коллеги в этот период начали паниковать и судорожно сокращать средства на продвижение, чего делать ни в коем случае было нельзя. Теперь часть аудитории потеряна, а значит, потеряна и потенциальная прибыль.

— Сколько в Ростове-на-Дону действующих ветеринарных клиник?
— Количество ветеринарных клиник как в Ростове, так и во всей России — величина не постоянная. Каждый год какие-то клиники открываются, какие-то закрываются, но в последние годы цифра стабилизировалась на уровне 40–50 клиник.

— Для города-миллионника этого количества достаточно?
— Это вполне приемлемое количество ветеринарных клиник. К примеру, могу сказать, что на территории Москвы ветеринарных клиник всего около двухсот.

— Можно ли говорить, что все эти клиники соответствуют предъявляемым к ним требованиям?
— Это очень своевременный вопрос, долгое время не было никаких законодательных актов, которые бы позволяли ранжировать ветеринарные учреждения. Определённость появилась совсем недавно, когда 1 июля 2014 года вступил в силу «ГОСТ Р 55634-2013. Национальный стандарт Российской Федерации. Услуги для непродуктивных животных. Общие требования к объектам ветеринарной деятельности». По требованиям государственного стандарта, ветеринарное учреждение должно иметь название, соответствующее его масштабу. В настоящий момент большинство ветеринарных учреждений работает под вывесками ветеринарных клиник, на самом деле таковыми не являясь. Новым ГОСТом предусмотрено три типа ветеринарных учреждений: ветеринарный кабинет, ветеринарная клиника и ветеринарный госпиталь. Я думаю, что с принятием нового стандарта, ситуация быстро стабилизируется, и потребитель уже будет понимать, что ветеринарный кабинет — это маленькое учреждение на одного доктора, который оказывает небольшую или экстренную помощь, ветеринарная клиника — это многофункциональное учреждение, а госпиталь — это большое учреждение со стационаром для животных.

— Как вы думаете, потребители ветеринарных услуг сейчас чувствуют эту разницу?
— Чаще всего они об этом не знают, но интуитивно догадываются. Люди умеют считать. Они приходят в клинику, представляющую собой часть жилого частного дома (в Ростовской области это частая картина), и видят там одного врача, который все процедуры делает сам. Обычно их это смущает, и если в городе есть хоть какая-то конкуренция, то люди выбирают клиники, где работают несколько ветеринарных специалистов и несколько санитаров, и между ними ещё соблюдается субординация.

— На что больше всего обращает внимание современный владелец животного?
— На отношение к нему и к его питомцу. Не знаю, как в других регионах, но на юге это так. Никаким комфортом и акциями ты не заманишь клиента в клинику, если отношение к пациенту небрежное. Согласно многим социальным опросам, людям важно, чтобы их животных узнавали, называли по имени и окружали бережной заботой. По моему опыту, многие владельцы переживают за своего питомца как за ребёнка.

— Насколько сегодня дорого вылечить животное?
— Здесь ситуация двоякая. С точки зрения ветеринарного врача могу сказать, что это совсем не дорого и денег в ветеринарии не хватает. А вот с точки зрения потребителя, который в нашей стране не привык платить за медицинское обслуживание, а за ветеринарное тем более — цены на услуги ветврача высокие. На самом деле «дорого-дёшево» это субъективная оценка клиента и зависит она от удовлетворённости клиента услугой, а не от суммы чека.

Если же сравнивать российские цены с ценами на услуги ветврача за рубежом — то у нас лечение обходится гораздо дешевле.

— Россия — одна из немногих стран, где лечением домашних животных занимаются не только частные, но и государственные клиники. Такая практика — дополнительная статья расходов в бюджете, для чего нам этот «атавизм»?
— Действительно, за границей государственная ветеринарная служба выполняет в основном контрольно-надзорные функции, а лечение животных лежит на плечах частного сектора. Россия, по сути, является одной из немногих стран, где есть государственные ветеринарные клиники, оказывающие услуги по лечению домашних животных. Для нас это экономически обоснованная необходимость. Объясняется она тем, что если в крупных городах, ветеринарный врач вполне может «прокормить» себя сам, то в мелких городах и сельской местности, без финансовой государственной поддержки ему не обойтись.

А мы должны понимать, что ветеринарный врач на селе — это не просто доктор, это часть социальной инфраструктуры, которая обеспечивает само существование села. Потому что село не может существовать без животноводства, а животноводство не может существовать без ветеринарных врачей. И если государство перестанет субсидировать ветврачей в деревнях, то большинство из них попросту переберётся за заработками в города, оставив сельских жителей без так необходимой им ветеринарной помощи.

— Как государство выстраивает взаимоотношения с ветеринарными клиникам? Имеет ли место пресловутое «закручивание гаек»?
— На протяжении последних 20 лет характер взаимоотношений государства и ветеринарных клиник в России менялся в зависимости от приоритетов в государственной политике на тот или иной момент времени.

В одно время власть более пристально наблюдала за ветеринарной отраслью, и чтобы отсечь недобросовестных производителей ветеринарных услуг, ввела лицензирование ветеринарной деятельности. Лицензию получить было сложно, и ряд ветеринарных клиник прекратил своё существование. Позднее правительство наибольшее внимание стало уделять развитию предпринимательства и малого бизнеса, и, напротив, отменило все ограничения в ветеринарной сфере. На сегодняшний день принят вышеупомянутый государственный стандарт оказания ветеринарных услуг.

Ветеринарная сфера по сравнению с остальными, хоть как-то связанными с медициной отраслями, растёт очень и очень быстро. В ней задействовано большое количество специалистов и финансовых вложений. Поэтому не думаю, что со стороны государства в ближайшее время будет ещё какое-то «закручивание гаек».

— Медицинское образование всегда считалось элитарным, насколько этому качеству отвечают сегодняшние выпускники ветеринарных вузов? И хватает ли в нашей стране ветеринарных специалистов?
— По ветеринарному образованию сегодня ситуация достаточно комичная. Во времена моего студенчества была популярна юмореска про два девятых вагона, когда проводница одного девятого вагона говорила, что вагон полон, а проводница второго девятого вагона говорила, что вагон пуст и нужно срочно продавать на него билеты. В ветеринарном образовании ситуация примерно такая же.

Министерство сельского хозяйства России систематически запрашивает из регионов информацию о необходимом для каждого региона количестве ветеринарных врачей. Так как на селе ветеринарных врачей нет, то все административные субъекты дают Минсельхозу сведения о нехватке специалистов. Минсельхоз, исходя из этих сведений, даёт задание вузам набрать ветеринарных врачей, вузы проводят набор студентов, в том числе и из сёл, а студенты, приезжая из этих самых сёл в крупные города, отучившись и сравнив, как живут ветеринарные врачи в городах и в деревнях, не возвращаются работать на родную землю. В свою очередь, государство опять запрашивает информацию, опять вузы проводят наборы студентов, и так происходит бесконечно.

В результате, на рынке труда мы одновременно видим перепроизводство ветеринарных врачей и в то же самое время катастрофическую нехватку их в маленьких городах и сёлах. И так будет до тех пор, пока условия работы ветврача в сельской местности не будут такими же или лучше, чем в городе. В Финляндии, например, зарплата у ветврача, обслуживающего фермерские хозяйства на севере страны, на 30-40% выше, чем в Хельсинки. И мы должны к этому стремиться.

В вопросе ветеринарного образования есть и другая сторона медали. Большинство вузов, выпуская специалистов, работает в большей степени на количество, нежели на качество. Те ветеринарные врачи, которых выпускают вузы, часто не устраивают ветеринарные клиники уровнем своей профессиональной подготовки.

— Каким вы видите решение этой проблемы?
— Нужно в два раза уменьшить набор абитуриентов на ветеринарные факультеты при увеличении субсидирования в 2–3 раза, тогда появится конкурс, поступать будут только те, кто действительно обладает знаниями. Государственный чиновник должен понимать, что подготовить высококлассного специалиста за копейки невозможно. Пока конкурсы низкие и выучиться на ветеринарного врача может любой подавший документы, о престижности профессии говорить рано.

Повторюсь, важно не сокращать, а резко увеличивать финансирование подготовки ветеринарных врачей. Нужно помнить о том, что любого врача обучить очень дорого: ему нужна современная литература, хорошая база материалов, да и преподаватели вузов должны постоянно проходить переподготовку и обучение, а это всё немалые затраты…

— Ветеринарные врачи борются за образованность своих специалистов, организовывая различного рода конгрессы и семинары. Как развивается Южно-Российский международный ветеринарный конгресс?
— В этом году в Ростове-на-Дону пройдёт уже третий такой конгресс. Даты всё те же, последние четверг и пятница сентября. Мы активно готовимся к событию. На конгресс приглашены лекторы из Испании, Италии, Германии, Чехии, Греции, Ирландии и, конечно же, из России. Проведение конгрессов — это общемировая практика. Ветеринарный специалист постоянно должен повышать квалификацию. В ветеринарной ассоциации это понимают и много лет проводят в крупных городах ветеринарные конгрессы, семинары и конференции. В Ростовской области подобные мероприятия проводятся с 1998 года. В 2013 году они выросли в Южно-Российский международный ветеринарный конгресс.

— В одном из своих интервью вы говорили, что ограничивая применение наркосодержащих препаратов в ветеринарии, государство само вынуждает ветеринарных врачей приступать закон? Что вы имели в виду?
— Проблема, о которой я говорил, возникла в 2008 году, когда ряд используемых для обезболивания животных препаратов попал под запрет наркоконтроля.

Проводить оперативное вмешательство без обезболивания — невероятная жестокость. Животное во время операции терпит жуткую боль, нередки случаи, когда пациенты гибнут на операционном столе от болевого шока. При этом с обездвиживающими препаратами проблемы нет, а вот с анестезией вопрос до сих пор стоит ребром.

Исключением многих обезболивающих препаратов, применяемых в ветеринарии, из категории разрешённых ветеринарных врачей поставили перед выбором: либо осуществлять свою работу качественно, либо причинять животному мучения.

Некоторые выбирали первый вариант, подвергая свою судьбу опасности уголовного преследования. За пост-запретный период на ветеринарных врачей в России было заведено порядка 20 уголовных дел. Большинство из них, конечно же, разваливались в суде. Доказать сбыт наркотика кошке — это нонсенс. Но, тем не менее, двое ветеринарных врачей всё же получили реальные сроки.

— На сегодняшний день проблема решена?
— Сегодня ветврачам официально не запрещено использовать наркосодержащие препараты в своей работе при наличии лицензии, но те условия, которые ставит наркоконтроль для хранения этих веществ, трудновыполнимы настолько, что в Ростове нет ни одной клиники, которая могла бы им соответствовать.

Безусловно, существует ингаляционный наркоз, который не подпадает под юрисдикцию наркоконтроля. Но аппаратура для газовой анестезии, опять же, удовольствие не из дешёвых и доступна только самым крупным клиникам Ростовской области, а таких можно пересчитать по пальцам.

— Существует мнение, что о цивилизованности страны можно судить по тому, как в ней относятся к животным. Насколько цивилизована наша страна?
— О цивилизованности страны можно судить по многим факторам, и гуманное отношение к животным среди них не всегда в списке первоочерёдных.

Но стоит заметить, что в последнее время активность зоозащитных организаций в России выросла, многие из них взаимодействуют с ветеринарным сообществом и активно борются за права животных. Результат — запрет многих негуманных процедур, в том числе убийства бельков — детёнышей тюленей, которых ранее просто убивали палками по голове.

— Но есть ведь и те организации, которые защищают не «животных», а «от животных», те же догхантеры, например. В Ростове такие движения имеют место?
— К сожалению, деятельность догхантеров дошла и до Ростова, случаи массового отравления животных в 2014 году небезызвестны.

На мой взгляд, существование подобных движений это не столько вопрос к ветеринарному специалисту, сколько к обществу в целом. Догхантер появляется тогда, когда в обществе, во-первых, обесценивается само понятие «жизнь», а во-вторых, когда не предусмотрено ответственности за её лишение. Догхантеры называют себя волонтёрами, освобождающими общество от переизбытка животных, но на самом деле — они всего лишь удовлетворяют свою жажду жестокости. И большой вопрос, куда эта жестокость выльется, при отсутствии такого её объекта как собака. На мой взгляд, догхантерство — это разновидность агрессивной нетерпимости, и в человеческом обществе сродни фашизму.

— Некоторые оправдывают действия догхантеров тем, что последние регулируют численность бездомных животных…
— Для регулирования численности есть куда более гуманные способы. Даже в блокадном Ленинграде люди проявляли человечность и находили в себе силы сохранять животным жизнь, голодая, и все же делясь с ними последними крохами хлеба.

— Какие способы регулирования численности животных в городе, вы считаете наиболее приемлемыми?
— Как бы это странно ни звучало, тот же организованный сбор мусора на свалках прекрасно борется с растущей численностью животных, и при этом естественным путём. Поясню: животные без еды жить не могут, и активно размножаются только там, где есть кормовая база. Если приучить граждан выбрасывать пищевые отходы в закрытые контейнеры, а не рядом с ними, то численность животных вокруг таких контейнеров снизится в разы.

Стоит понимать, пока существует кормовая база, существуют и животные. Причём, как показывает практика, отлов животных проблемы не решает. На место отловленных собак приходят кошки, на место кошек — крысы, лисы и прочие дикие животные.

Пищевое изобилие без последствий существовать не может, пока имеется еда, её будет кто-то есть.

— Вопрос сбора мусора — прерогатива ЖКХ, а сами ветеринарные специалисты не могут справиться с этой проблемой?
— Здесь может помочь такая мера как стерилизация. Преимущество её в том, что животное не воспроизводит себе подобных, но территория его естественной среды обитания не занимается другими членами животного сообщества. Стерилизуя, прививая от бешенства, оценивая потенциальную агрессивность и отпуская животное в месте отлова — мы сделаем его более безопасным.

— Существует ли на сегодняшний день проблема в ветеринарном сообществе, которая лично вас беспокоит больше всего?
— Сегодня ветеринарное сообщество предпринимает все усилия, чтобы поднять статус ветеринарных врачей. Но, тем не менее, в 2010 году из государственной наградной системы выпало почётное звание «Заслуженного ветеринарного врача Российской Федерации». В качестве аналога упразднённому званию, правительство предлагает использовать звание «Заслуженного работника сельского хозяйства». Однако область деятельности ветеринарных врачей в России гораздо шире: они также работают на границе, в полиции, в научно-исследовательских институтах, зоопарках и многих других сферах.

Недавно ветеринарные врачи Ростовской области, объединённые под эгидой Южно-Российского международного ветеринарного конгресса, обратились к Владимиру Владимировичу Путину с просьбой восстановить почётное звание «Заслуженный ветеринарный врач Российской Федерации». Обращение к президенту размещено на сайте научно-практического международного журнала «Ветеринарная патология», там же все желающие могут поддержать инициативу донских ветеринарных врачей и выразить своё мнение по данному вопросу.

На сегодняшний день восстановление этого почётного звания — одна из наиболее животрепещущих тем для ветеринарных врачей и ветеринарии в целом.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Close