Зоопарк глазами ветеринарного врача

 

 

Беседовал Евгений Назаренко

 

 

 

Сегодняшний собеседник СВМ — главный ветеринарный врач Московского зоопарка Михаил Валерьевич Альшинецкий, один из самых известных в России специалистов по болезням зоопарковых животных. В Московском зоопарке он работает с момента окончания МВА им. К. И. Скрябина в 1994 году, с 2004 года — главным ветврачом. Он является председателем рабочей ветеринарной группы Евроазиатской ассоциации зоопарков и аквариумов, регулярно участвует в ветеринарных симпозиумах Берлинского института дикой природы, в «Постоянно действующей экспедиции РАН по изучению амурского тигра», в ряде других проектов по изучению различных видов диких животных. Михаил Альшинецкий часто консультирует специалистов зоопарков и исследовательских организаций не только России, но и зарубежных стран. В 2012 году стал лауреатом премии «Айболит» Ассоциации практикующих ветеринарных врачей.

 

 

 

— Михаил, уже, наверно, всем известно о тбилисской трагедии. Тем не менее, хотелось бы, чтобы Вы ещё раз рассказали нам, что произошло. В Интернете было достаточно много и недостоверной информации.

— К сожалению, я получал информацию, как и все, через СМИ; добавить могу только, что сотрудники Московского зоопарка поехали в Тбилиси, чтобы оказать посильную помощь, кроме того, Московский зоопарк помог ветеринарными препаратами.

 

— Природные катастрофы — явления непредсказуемые. И, тем не менее, возможно ли было предотвратить случившееся?

— Мне не довелось бывать в Тбилисском зоопарке, поэтому я не могу дать какой-либо компетентной оценки по данному вопросу.

 

— Насколько, по-вашему, Московский зоопарк защищён от подобных катаклизмов?

— Москва находится в умеренной зоне, у нас нет гор, мы не в субтропиках, не на Крайнем Севере. Я не могу предположить возможный катаклизм, чтобы был предмет для рассуждений.

 

— Однако потоп в Тбилиси фактически не обусловлен географическим положением города. А в Москве в последние годы случались мини-наводнения.

— Тбилисское наводнение как раз обусловлено субтропическим ливнем и расположением зоопарка в ущелье.
За 151 год существования Московского зоопарка ничего подобного не было. Это всё-таки сугубо гипотетический вопрос из серии «а если упадёт метеорит».

 

— Одной из задач современных зоопарков является сохранение редких видов животных. Однако является ли она на сегодняшний день основной? В связи с несчастьем в Тбилиси слышны многочисленные высказывания, что зоопарки нужно вообще запретить.

— Главная задача зоопарков — предотвращение вымирания видов. Зоопарки создают резервные популяции в неволе (количество амурских тигров и амурских леопардов в зоопарках в десятки раз превышает их количество в природе), участвуют в программах изучения и сохранения природных экосистем (как тропические леса Южной Америки), осуществляют реинтродукцию видов (пиренейская рысь, земноводные), реабилитируют животных-сирот и травмированных животных. Запретить?.. Можно и запретить, но в подавляющем большинстве зоопарков коллекции животных созданы более ста лет назад, и все эти животные в десятках или тысячах (если речь идёт о грызунах) поколений родились в неволе. Сотни тысяч животных по всему миру, никогда не жившие в дикой природе… Что с ними делать? Хозяйственная деятельность человечества продолжает разрушать природу: площадь лесов уменьшается, площадь арктических льдов — тоже. По различным оценкам со времени появления человека до конца ХХ века исчезло от 5 до 150 тысяч видов животных. Даже если мы будем ориентироваться на нижнюю границу, при сохранении темпов уничтожения к концу нашего века очень многие виды останутся только в зоопарках. А уничтожение продолжается, несмотря на все усилия, которые этому процессу противостоят. Так что зоопарки нужны, возможно, в другом, более современном виде, соответствующие требованиям различных групп и комиссий в мировом зоологическом сообществе, — но нужны однозначно. Кроме того, помимо природоохранной, зоопарки выполняют просветительскую, развлекательную и исследовательскую функции.

 

— Как Вы считаете, насколько хорошо Московский зоопарк выполняет функцию именно экологического просвещения?

— Прекрасно — мы проводим различные мероприятия, как сами, так и совместно с природоохранными фондами, заповедниками, для детей и взрослых (день леопарда, день океана, день птиц и т. д.). В Московском зоопарке уже более 90 лет работает Кружок юных биологов зоопарка, в котором учатся школьники начиная с шестого класса. А для самых маленьких любителей зоологии есть клуб «Манулята». С этого года в зоопарке начал работать Открытый лекторий, в котором проходят лекции учёных, экологов и популяризаторов науки. Также посетители могут побывать на различных тематических экскурсиях, например «Животный мир России», «Редкие виды животных и их защита». Очень популярны среди посетителей зоопарка и публичные кормления: киперы животных кормят своих подопечных перед публикой и рассказывают об их особенностях.

 

— Чем отличаются российские зоопарки от зарубежных?

— Основное отличие — размеры вольер и принципы экспонирования. Существуют рекомендации по содержанию различных видов и групп животных, которые учитывают их биологические особенности, требования к свободной территории, режиму влажности, освещённости и т. д. Эти требования должны неукоснительно выполняться, иначе зоопарк может быть просто закрыт. Такие же рекомендации существуют и по поводу кормления, наличия специалистов и ветеринарного оборудования. Зарубежные зоопарки отказываются от решёток — используются рвы, стекло. Обязательными являются обогащение среды и различные тренинги с животными. В целом условия отличаются сильно, но лучшие российские зоопарки стремятся к тому, чтобы соответствовать мировым стандартам. Некоторые уже являются членами Европейской ассоциации зоопарков, а Московский — ещё и Всемирной ассоциации зоопарков и аквариумов.

 

— В каких российских зоопарках, кроме Московского, условия для животных отвечают современным требованиям?

— Относительно современные зоопарки — Красноярский, Ижевский, Новосибирский, Калининградский. Остальные, к сожалению, в большинстве не соответствуют мировым стандартам совсем, и ситуация к лучшему меняется очень медленно.

 

— Каковы системные проблемы отечественных зоопарков вообще и их ветеринарной службы в частности?

— Основная проблема — отсутствие денег. Зоопарк никогда не сможет заработать сам на своё содержание, большая часть их живёт на муниципальные деньги. Есть несколько частных зоопарков, но они тоже балансируют на грани выживания. Вторая проблема — отсутствие в нашей стране внятного законодательства, регулирующего содержание диких животных. Отсутствие закона означает отсутствие контроля. Проблемы ветеринарных врачей в зоопарках также определяются, в первую очередь, отсутствием финансирования. Современная ветеринария крайне технологична, без хорошего оборудования сложно лечить и диагностировать наших необычных пациентов. Затем — нет законодательства: отсутствует контроль, отсутствуют юридические нормы в сфере оборота сильнодействующих препаратов в ветеринарии… И, конечно, основная проблема наших ветеринарных врачей — нет образовательной базы. Наши ВУЗы не готовят таких специалистов и не имеют достаточной материальной и гуманитарной базы для создания соответствующих кафедр.

 

— Можно ли выделить группу болезней, с которыми врач зоопарка сталкивается чаще всего? Есть ли в этом отношении у Московского зоопарка своя специфика?

— Структура заболеваемости у всех зоопарков примерно одинакова. Первое место занимают заболевания желудочно-кишечного тракта, второе — патологии дыхательной системы. Специфики у Московского зоопарка в этом отношении нет.

 

— Расскажите, пожалуйста, о недавно созданной Региональной коллегии зоологической медицины.

— Коллегия была учреждена для создания профессиональных стандартов в области ветеринарии диких и экзотических животных. Основная задача — вывести нашу ветеринарию диких и экзотических животных на современный уровень.

 

— Алексей Ермаков на вопрос, какая проблема ветеринарного сообщества беспокоит его больше всего, ответил: проблема статуса ветеринарного врача в обществе и, в частности, упразднение почётного звания «Заслуженный ветеринарный врач РФ». Как бы Вы прокомментировали эту позицию и что, с вашей точки зрения, является главной проблемой отечественной ветеринарии сегодня?

— Согласен с уважаемым коллегой в том, что ветеринарный врач сегодня — профессия не статусная, но, на мой взгляд, почётное звание ничего в этой ситуации не изменит — надо менять систему образования, вводить лицензирование и т. д. Основная проблема сегодня — это удручающее состояние ветеринарного образования.

 

— Расскажите, пожалуйста, о самом запомнившемся случае из Вашей практики за последний год.

— Недавно мы проводили гастроскопию самцу гориллы — очень запоминающееся мероприятие с участием большого количества коллег из медицинских и ветеринарных кругов. У нашего взрослого самца гориллы (вес 200 кг) был эпизод длительной рвоты и отказа от еды, поэтому его решили обследовать. Когда мы работаем с крупными человекообразными приматами, стараемся прибегать к помощи специалистов-медиков, так как анатомия и иногда физиология этих животных очень близи к анатомии и физиологии человека. Специалисты из эндоскопического отделения городской больницы № 63 провели гастроскопию и биопсию слизистой желудка, был поставлен диагноз: гастрит, лимфоцитарно-плазмоцитарный эзофагит. После назначенного лечения наступила стойкая ремиссия.

 

 

СВМ № 4/2015

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Close