Чудесное исцеление

— Ну, дорогой, не болей!

Иван Иваныч потрепал по холке лабрадора, поступившего полторы недели назад в клинику в практически бессознательном состоянии, а теперь бодро выходившего из кабинета своими ногами. Хозяйка рассыпалась в благодарностях, все были довольны.

Женщина и её любимец ушли.

— Ну, глянь-ка, что у нас там в коридоре делается.

Ассистент вышел, и через десять секунд вернулся.

— Один человек, больше никого, — бодро отрапортовал молодой человек.

— Ну и хорошо, а то устал я как-то на сегодня. Кошка, собака?

— Нет, попугайчик, — так же радостно провозгласил парень.

Улыбка удовлетворения сползла с лица Иван Иваныча, выражение из благостного превратилось в удручённое.

— Да что ж это за бардак! Как с какой-то не-пойми-какой живностью, так все ко мне. Может Петрович примет?

— У него заворот, двадцать минут назад в операционную ушёл.

Иван Иваныч чувствовал себя зверем, загнанным в угол.

— Ладно, ничего, видать, не попишешь. Пойду хоть воды хлебну. Пошли, поднимемся, скажи им, что кабинет дезинфицируется десять минут.

И врач с помощником вышли из кабинета.

Как только дверь закрылась на ключ, в форточке показалась полосатая морда. Живущий в клинике кот Вася вернулся с дневного моциона. Он частенько приходил с улицы не через дверь, а таким образом. Ему нравилось устроиться на форточке, так что никто его не замечал, и наблюдать за приёмом. Иногда собаки беспокоились, чувствуя кошачий дух, но Вася не отсвечивал. Вот и сейчас он лёг на раму, слился с окружающим пространством и закрыл глаза…

Наконец, ключ в замке повернулся вновь, и врач с помощником вошли, пропустив перед собой худощавого мужчину лет сорока пяти, в очках и с рассеянным выражением лица. В руках клиент держал маленькую клеточку-переноску.

Иван Иваныч сел за стол, открыл историю болезни, после чего повернулся к владельцу.

— Итак, что Вас беспокоит?

— Понимаете, доктор, — заговорил неуверенным голосом мужчина, — наш Жорик не летает.

— И давно у него это началось?

— Видите ли, мы вообще никогда не видели, чтобы он летал. Мы его купили четыре месяца назад, и всё это время он только ходит и прыгает.

— Ага, — с понимающим видом кивнул Иван Иваныч, — а вы его купили птенцом или взрослым?

— Взрослым. Ему уже два года.

— Понятно, — доктор наморщил лоб, — Ну, доставайте вашего питомца.

Владелец поставил клеточку на смотровой стол и открыл решётку. На всеобщее обозрение выпрыгнул белый волнистый попугайчик и с любопытством огляделся.

Иван Иваныч подошёл к птице и аккуратно взял её в руку. Жорик, как видно, совсем не боялся чужих и слегка клюнул доктора в палец, выказывая доверие и дружелюбие.

Врач осмотрел птицу, пощупал со всех сторон, проверил всё, что мог проверить. На взгляд птица была совершенно здорова. Иван Иваныч снова кивнул и поставил Жорика обратно на стол.

— Так. Давайте для начала заполним карточку. Ваше имя, фамилия, адрес…

И он стал заполнять карту, ломая голову, что же ему делать с пациентом.

Пока суть да дело, Жорик прыгал по столу, изучая кабинет. Вот он припрыгал к краю, с интересом наклонив голову, посмотрел на шкафчик с препаратами и… вспорхнул.

Дальнейшее произошло практически мгновенно. Вася, который при появлении Жорика на столе, внутренне напрягся, хотя и не подал в виду, увидел сквозь полуприкрытые веки птицу, летящую прямо на него. Ошалев от такой наглости, он в изумлении раскрыл глаза во всю свою рыже-чёрную морду, а затем, повинуясь внутреннему кошачьему порыву, прыгнул и схватил попугая зубами прямо в воздухе.

Иван Иваныч в это время делал запись в карте и сидел спиной к смотровому столику. Услышав шум, он повернулся как раз вовремя, чтобы увидеть сначала полёт двух животных, а потом их приземление – но уже «в едином порыве». Реакция врача была безупречной. С криком «отдай, сволочь!» он кинулся на кота. Ассистент наблюдал весь процесс с самого начала, но в первый момент впал в ступор и только и смог, что открыть рот. Крик шефа вывел его из оцепенения, и он бросился к Васе с другой стороны.

Вася был нормальный, быстрый кот. Но сейчас он тоже обалдел от всего происходящего, дёрнулся было убегать, но врезался прямо в ногу ассистенту. Иван Иваныч с размаху накрыл его широкой пятернёй, поднял за шкирку и вырвал попугая из кошачьих зубов.

Кот был выставлен за дверь, а птица возвращена на смотровой стол. Жорик с открытым клювом и огромными глазами вращал головой во все стороны. Судя по всему, он впервые в жизни встретился с подобным страшным животным и так до конца и не понял, что же произошло.

Иван Иваныч повернулся к владельцу. Тот за всё время не двинулся с места. Видимо, за тот короткий промежуток времени, в который разворачивалась драма, он даже не успел толком осознать происходящее.

— Простите, — стал рассыпаться в извинениях доктор, — никак не ожидал, что котяра тут появится, недогляд наш…

— Да-да, — только и промямлил тот. И, помолчав несколько секунд, вымолвил:

— Скажите, доктор, он что – полетел?..

 

***

От вопроса «сколько я Вам должен» Иван Иваныч отвертелся, хотя владелец и говорил, что получил то, за чем пришёл, и был, видимо, на самом деле вполне удовлетворён. Жорик не пострадал, к концу визита даже пришёл в себя и спокойно чирикал в своей мини-клеточке. Доктор проводил их до выхода из клиники. Вернулся в кабинет и плюхнулся на стул.

— Ну, сегодня пронесло, удачный день, видать. Но этому паразиту я всыплю по первое число. Если поймаю, конечно. Он же соображает, что дополнительную порцию кошачьих колбасок ему за это не дадут. Так что наверняка опять где-нибудь шляется, подальше от клиники.

Иван Иваныч поднялся.

— Пойду найду Борисыча, пусть завтра же сетки ставит на окна. А то второй раз так может не свезти.

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Close