Луч надежды для кошек со смертельно опасной болезнью

Инфекционный перитонит кошек (Feline infectious peritonitis, FIP) – беспощадное заболевание. Обычно оно поражает маленьких котят и почти всегда ведет к летальному исходу.

Согласно статистике Morris Animal Foundation, FIP лидирует среди причин смертности среди котят и чаще всего встречается в условиях закрытого содержания большого количества кошек, к примеру – в приютах и питомниках. В октябре 2015 года фонд Morris объявил о подписании трехлетнего обязательства на сумму до 1,2 миллионов долларов на поддержку исследований этого заболевания и развитию мер его предупреждения.

Фонд Winn Feline Foundation на протяжении многих лет спонсирует исследования, касающиеся FIP, включая 21 проект от фонда Bria. Фонд Winn посвятил свой симпозиум 2017 года проблеме предупреждения и борьбы с FIP. Спикером выступал доктор Нильс Педерсен, профессор в отставке Калифорнийского университета в Дейвисе, долгое время занимавшийся изучением и исследованием этого заболевания.

Конференция 2017 года Американской ассоциации ветеринарных врачей также была сфокусирована на вопросах кошачьего инфекционного перитонита и педиатрии, её открывал доктор Педерсен с докладами «Факторы риска, влияющие на частоту появления FIP в условиях закрытого содержания большого количества кошек» и «Применение новых противовирусных препаратов в лечении кошек с FIP естественного происхождения».

Некоторые вопросы, оставшиеся после первой сессии, иллюстрируют сложности в профилактике и лечении этой болезни. Слушатели задавали вопросы по поводу контроля FIP при взятии котят в дом с улицы, содержания дома одновременно двух и более кошек и интерпретации результатов диагностических тестов, и ни на один из вопросов не удалось найти однозначного ответа.

Доктор Педерсен, однако, дал надежду в ходе второй сессии. Он принимал участие в испытаниях двух новых препаратов, которые позволяли добиться ремиссии у некоторых кошек.

«Антивирусные препараты являются тем самым ответом, которого мы все ищем, – заявил он. – Мы открыли двери и наглядно продемонстрировали, что можем спасти большой процент таких животных».

Доктор Педерсен начал заниматься проблемой инфекционного перитонита в 1964 году. В то время, FIP с кошачьей лейкемией шли рука об руку. Частота обоих заболеваний упала после появления вакцины против вируса кошачьей лейкемии, но в настоящее время частота FIP растет. «Многие ветврачи заявляют, что не встречались в своей практике с тем, что сейчас определяют как инфекционный перитонит кошек, но я считаю, что мы только начинаем распознавать все формы этого заболевания – в том числе и случаи хронического «сухого» процесса. Как только мы научимся распознавать все его формы, мы станем встречать его чаще».

Возбудителем является коронавирус кошачьего энтерита, повсеместно встречающийся во всем мире РНК-вирус, передающийся фекально-оральным путем. В любой момент времени в условиях закрытого содержания большого количества кошек до 60% их популяции являются носителями этого вируса. Существует два серотипа, и наиболее распространённым является первый тип, на второй же приходится от 5 до 20% случаев.

Оба типа могут мутировать при первичной или вторичной инфекции, перестраиваясь чтобы атаковать макрофаги. В одном исследовании говорится, что мутация происходит в 20% случаев инфицирования, но частота развития FIP составляет от 0.3 до 1.3% среди всех кошек в исследованиях, проводившихся в Северной Америке и Европе.

«Болезнь развивается не так часто, по сравнению с частотой возникновения мутаций, – рассказал доктор Педерсен. – Большинство кошек, у которых она возникает в организме, способны давать адекватный иммунный ответ». Вопрос заключается в том, почему у некоторых кошек этого не происходит?

Частота развития FIP в популяциях кошек может варьировать от 10 до 0%. Больший риск присутствует в популяциях, где есть котята, независимо от численности популяции. Высокому риску развития заболевания подвержены популяции кошек в приютах и питомниках и плотные популяции бродячих кошек.

Факторы риска FIP связаны с носительством, условиями окружающей среды и инфекционным агентом.

Факторы риска FIP

Носительство

  • Раннее прекращение кормления материнским молоком
  • Возраст на момент инфицирования
  • Генетическая чувствительность
  • Уровень стресса на момент инфицирования
  • Прекращение кормления материнским молоком
  • Высокая плотность содержания кошек
  • Элективные хирургические операции
  • Вакцинация
  • Сопутствующие инфекции
  • Возникновение мутации коронавируса

Условия окружающей среды

  • Высокая плотность содержания кошек
  • Кошки разного возраста в одной популяции
  • Общий туалетный лоток
  • Диета

Инфекционный агент

  • Длительность экспозиции вируса
  • Штамм коронавируса (его вирулентность и способность к мутациям)
  • Вероятный серотип коронавируса

«Кошки не заражаются непосредственно инфекционным перитонитом друг от друга, – пояснил доктор Педерсен. Макрофагальный патоген выявляется только в поражённых тканях и уже не реплицируется в кишечнике. То, что передается то одной кошки к другой – повсеместно встречающийся и по большей части непатогенный «материнский» коронавирус энтерита.

В сообщении по поводу спонсирования исследований FIP фонд Morris характеризовал заболевание как с трудом поддающееся диагностике. Его ранние признаки неспецифичны – потеря аппетита, веса, признаки депрессии, лихорадка. На более поздних стадиях можно обнаружить жидкость в брюшной полости.

Доктор Педерсен, в свою очередь, считает, что такое состояние у животного невозможно пропустить. У ветеринарного специалиста, как правило, не возникает сомнений, когда он видит молодого котенка с лихорадкой, крупным животом, наполненным выпотом брюшной полости и другими симптомами. В таких случаях диагноз можно поставить с большой долей вероятности, основываясь на клинической симптоматике, результатах общего осмотра и элементарного анализа выпота брюшной полости, включающего подсчет клеток и концентрацию белков.

Поддерживающая терапия помогает продлить жизнь животного, и многие кошки могут прожить с хронической формой инфекционного перитонита недели, месяцы, и, в редких случаях, даже годы. При таких состояниях иммунодепрессанты и иммуностимуляторы не имеют терапевтической силы, и единственное надеждой становятся противовирусные препараты.

Доктор Педерсен сказал, что ветеринарным специалистам следует заимствовать опыт из исследований в человеческой медицине таких вирусов, как ВИЧ, гепатит C, вирус гриппа и вирус Эбола. Есть возможность создать препарат, препятствующий специфическим репликационным процессам вируса.

«Результаты первичных испытаний двух новых препаратов – ингибитор протеазы и нуклозидный ингибитор – дают большие надежды в лечении определенных форм FIP», – подытожил доктор Педерсен после конференции AAFP.

Один из кандидатов на роль лекарства от FIP – протеазный ингибитор GC376. Исследователи из Университета Канзаса, Университета Уичито и Университета Калифорнии Davis провели испытание на восьми кошках с искусственно индуцированным FIP. Результаты исследования опубликованы в онлайн- журнале PLoS Pathogens в статье под названием «Остановка развития смертельной коронавирусной инфекции у кошек с помощью протеазного ингибитора коронавирусов широкого спектра» 30 марта.

В кратком содержании говорится: «Мы обнаружили, что противовирусная терапия приводит к полному выздоровлению кошек даже на тех стадиях заболевания, на которых традиционное лечение было бы безнадежно».

После этого та же группа ученых совместно с коллегами из Университета Вашингтона провели испытание этого препарата на 20 кошках с естественно развившимся заболеванием. Результаты испытания опубликованы в журнале Journal of Feline Medicine and Surgery 13 сентября в статье под названием «Эффективность 3-C-подобного протеазного инибитора в лечении различных форм инфекционного перитонита кошек». В статье говорится, что «GC376 показал высокую эффективность в лечении кошек с определенными формами FIP, и открыл двери к таргетированной противовирусной терапии».

На конференции AAFP доктор Педерсен рассказал, что все кошки восстановили прежний уровень здоровья, но 14 кошек умерли от летальных рецидивов, не поддающихся лечению этими препаратами. У шести кошек наблюдается ремиссия, одна получает нуклеозидный ингибитор EV0984. Основным побочным эффектом препарата стало подавление роста постоянных зубов у котят.

Доктор Педерсен также рассказал про не опубликованное исследование нуклеозидного ингибитора EV0984. Исследователи изучали работу препарата при экспериментально индуцированном FIP, затем перешли к испытаниям препарата в реальны условиях на группе из 30 кошек. Четыре кошки умерли в течение 1-2 недель от осложнений, а у 26 удалось добиться полной ремиссии. Две трети этих кошек находились в ремиссии на момент контрольного осмотра через 12 недель.

У одной трети группы наблюдались рецидивы заболевания. У одной кошки результата от повторной терапии добиться не удалось, в то время как остальные успешно выздоравливали после повторного курса. Этим кошкам может потребоваться продолжительная терапия. Серьёзных побочных эффектов от препарата не наблюдалось. На конференции доктор Педерсен предупредил, что коммерциализация препарата будет непростой задачей. Он заключил: «Мы считаем, что специфические противовирусные препараты станут методом выбора в лечении FIP, но мы не можем предугадать, когда это произойдёт, и когда эти препараты станут доступны для использования ветеринарным врачам».

В книге «50 лет развития ветеринарии кошек», выходящей к юбилею фонда Winn в 2018 году, доктор Педерсен подчеркнул: «Поиски лекарства оказались очень длительным процессом, но ученым со всего мира удалось построить надежную базу знаний об инфекционном перитоните кошек, которая позволяет совершать грандиозные прорывы его в лечении, особенно в области противовирусной терапии»

Источник: avma.org

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Close