Александр Иншаков: от кино до кинологии

Текст: Татьяна Катасовнова
Фото: А. Гопша и из архива А. Иншакова

 

Разносторонне одаренные люди, способные с одинаковым успехом заниматься подчас совершенно непохожими делами, нередко становятся объектом пристального внимания и интереса своих современников, оставляя столь же «разносторонний» след в истории. Вспомнить хотя бы Шаха-Джахана — великого правителя и искусного ювелира-гранильщика — или нашего, российского Царя-плотника. Конечно, герой этого рассказа не блистательный шах и даже не царь. Но многогранность его талантов немало впечатляет. Александр Иванович Иншаков — президент Ассоциации каскадеров России, генеральный секретарь (2001–2004 гг.) и президент (2004 г.) Национальной федерации каратэ России, президент Международного совета по абсолютным поединкам, президент Фонда развития национальных единоборств, каскадер, актер, продюсер. Мастер спорта по гимнастике, обладатель пятого дана по каратэ. И еще — президент Российской кинологической федерации…

 

Российская кинологическая федерация — самая крупная в стране организация, объединяющая собаководов. Она является полноправным членом FCI, родословные и заводские приставки РКФ признаются во всём мире, а выставки, проходящие под эгидой федерации, по числу участников и уровню судейства ничем не уступают крупнейшим мировым собачьим шоу. Конечно, РКФ нельзя в полной мере назвать субъектом зообизнеса, но с федерацией так или иначе сотрудничает множество компаний, занятых в этой сфере и, разумеется, эта организация оказывает немалое влияние на российский зообизнес как таковой. Поэтому нам было интересно взять интервью у ее руководителя — Александра Ивановича Иншакова.

Александр Иншаков возглавляет РКФ почти десятилетие, и за это время он сумел сделать почти невозможное — превратить полулегальную, раздираемую внутренними противоречиями группу общественных деятелей в солидную организацию, авторитет которой неоспорим во всем мире. Думается, что это ему удалось благодаря самой главной черте его характера — настойчивости, или даже «упертости» — в хорошем смысле этого слова. Александр привык доводить до конца все свои начинания. Кроме того, он обладает харизмой, располагает к себе людей, умеет вести их за собой. Возможно, именно эта «упертость» не позволяет Александру Ивановичу бросить начатое дело, и он продолжает руководить РКФ, в то время как многие попросту не понимают, зачем ему нужна эта «обуза».

 

Собачье зазеркалье

В «профессиональной кинологии», равно как и в кино, Александр оказался не то чтобы случайно, но такой цели он уж точно перед собой не ставил. Все произошло как бы само собой: однажды мэтр отечественной кинологии Александр Павлович Мазовер предложил Александру — в ту пору уже опытному «дожатнику» — возглавить клуб «Дог». Наш герой с радостью откликнулся на такое предложение и со свойственным ему энтузиазмом окунулся в административную работу кинологического объединения, полагая, что среди собаководов не может быть плохих людей, что люди, любящие животных, — приличные, а значит, и эта работа не принесет ему ничего, кроме радости. Но уже скоро он понял, что не «окунулся» в работу, а, скорее, попал под холодный душ. «Уже через неделю я осознал, что нахожусь в банке с тараканами», — смеется Александр. «Я впервые понял, что многие люди занимаются собаками не потому, что их любят, а потому, что это их способ существования, возможность зарабатывать деньги. Выяснилось, что многие вопросы решаются подковерно, заранее, иногда за мзду. Это меня тогда очень расстроило, и я ушел».

Словом, первый опыт оказался неудачным. Но отрицательный результат — это тоже результат. И когда, много лет спустя, после смерти Юрия Никулина его супруга попросила Александра помочь ей с клубом «Фауна», он вновь согласился попробовать себя на административной должности. Теперь он отнесся к работе более осмотрительно и спешить с выводами не стал. И то, что не вышло прежде, теперь стало получаться. Он начал заниматься вопросами организации, потом возглавил «Анкор» — одну из федераций-соучредителей РКФ. И уже с этого поста Александр Иншаков был избран президентом Российской кинологической федерации.

 

Нелегкий труд

В ту пору РКФ существовала фактически только на бумаге. Не было точной статистики по финансовым потокам — откуда приходят деньги и куда уходят, — не было отчетности, бухгалтерии. Даже офиса не было. И при всем этом в федерации состояло немало людей, которых все устраивало и которые хотели жить так, как жили. Перед вновь избранным президентом стояла фундаментальная задача: федерацию требовалось фактически создать с нуля, попутно изменяя и совершенствуя то, что уже было создано, но работало не так, как надо.

«Пришлось начинать с основ. Если организацию назвали «федерацией», то было нужно как-то объединяться», — улыбается Александр. — «Я нашел новое помещение, предложил всем организациям, которые являются учредителями РКФ, собраться вместе и обсудить общие проблемы. Но неожиданно встретил отпор. Многим такое предложение пришлось не по вкусу, а то и просто — испугало. Потому что каждый чиновник был князем в своем маленьком царстве. Они не были заинтересованы в прозрачной финансовой системе, нормальной организации. Здесь дело было не в помещении — требовалось изменить мировоззрение людей».

Александр принялся изменять. Структуру, основы деятельности, мировоззрение, — словом, все. И постепенно РКФ стала приобретать очертания той организации, которую мы знаем теперь. Многие функционеры ожидали от президента каких-то решительных действий (шутка ли, начальник — чемпион по каратэ), но и на управленческой должности Александр остается верен своей философии «побеждать без единого выстрела». «Да, я мог бы давно решить проблемы силовым методом, но мне кажется, что мирный путь лучше. Но я и сейчас продолжаю бороться», — говорит Александр.

Теперь эта работа — точно во благо. РКФ стала единой и крепкой кинологической организацией страны, полноправным членом Международной кинологической федерации FCI. У РКФ сложились очень хорошие отношения с руководством FCI, которое позитивно оценивает перемены, происходящие в России. Наши крупные выставки («Евразия», «Россия», «Золотой ошейник») вышли на один уровень с самыми престижными шоу собак в мире.
 

Словом, успех очевиден, хотя почивать на лаврах еще рано. По мнению президента РКФ, вверенная ему организация нуждается в реорганизации. «К примеру, нынешние четыре федерации по большому счету уже не нужны. Они дублируют друг друга. Породы в них повторяются, они решают одни и те же задачи. Но с такими решениями спешить не нужно. Необходимо время для того, чтобы люди сами осознали правильность такого подхода. Я начал ездить по регионам и увидел, что люди не понимают, что на самом деле происходит в федерации. Приходилось разъяснять. Я хочу и дальше много внимания уделять работе с регионами. Наверное, будет правильным, если не собаководы из удаленных областей пойдут с просьбами к руководству, а наоборот, само руководство придет к ним. Будем организовывать в регионах симпозиумы, встречи, различные мероприятия», — говорит Александр так уверенно, будто кроме административной работы ничем иным в жизни не занимался.

Нашего героя часто спрашивают, зачем ему вообще понадобилось возглавлять столь неспокойную организацию. Зачем он, человек известный и обеспеченный, взвалил на себя этот административный груз, который приносит хлопот гораздо больше, чем дивидендов. Не из-за денег же… Быть может, в этом есть некое мессианство, желание изменить мир к лучшему — хотя бы в малой его части? «Громко сказано, но отчасти верно», — с улыбкой соглашается Александр. «Работа непростая, кропотливая, порой неблагодарная, но главное, — она мне интересна. Не скрою: в другом месте я заработал бы намного больше денег, чем могу сделать это в РКФ за то же время. Поездки по стране, организация выставок — достаточно хлопотные мероприятия, но, тем не менее, я делаю эту работу и собираюсь делать ее дальше. В нее вложено столько времени и сил, что я уже не могу отступить, опустить руки. Да и не в моих это правилах».

Наверное, многие бы обрадовались уходу нынешнего президента РКФ со своего поста. Иные даже радуются заочно: то и дело «из ниоткуда» возникают слухи, что Иншаков устал, сдался, решил все бросить. «Пусть говорят, что хотят», — отвечает Александр. — «Пока я не разберусь со всеми негодяями от собаководства, я отсюда не уйду.

Жаль только времени, которое отнимают всевозможные судебные разбирательства. На меня постоянно пишут заявления, приходится ходить по этим судам, вместо того, чтобы заниматься делом».

Что же, у каждого сколь-либо известного и успешного человека обязательно отыщутся завистники и недоброжелатели. Это — оборотная сторона популярности, и никуда от нее не деться. Но вовсе не каждая знаменитость умеет относиться к ней с олимпийским спокойствием. У Александра Ивановича Иншакова хорошо получается и это. И если он однажды решил довести начатое дело до конца, то точно выполнит свою задачу, потому что человек, имеющий четкие жизненные принципы, остается верен им во всем, будь то занятия спортом, киносъемки или руководство весьма крупной и влиятельной общественной организацией. Таков характер нашего героя. А истоки характера — всегда в детстве.

 

Детство

Редкий человек может похвастаться таким богатым и разносторонним «послужным списком», как Александр Иншаков. Но если на время забыть об этом списке, то можно с уверенностью сказать, что большинству россиян наш герой известен не как кинолог или спортивный функционер, а как киноактер и каскадер.

Удивительно, но в детстве Александр и не помышлял о карьере киноактера, и тем более — кинолога. Вот спорт — другое дело. Оно и понятно: детство было суровым, послевоенным. В московском рабочем районе Кожухово, где находилось много заводов, в порядке вещей были стычки «дом на дом» и «улица на улицу». Мама Александра работала банковской служащей, а отец — школьным учителем физкультуры. Он и привил сыну интерес к спорту. Вскоре этот интерес перерос в серьезное увлечение. «С 7 лет я стал заниматься спортом, сначала гимнастикой, которая отнимала почти все свободное время», — вспоминает Александр, добавляя, что и тогда в незаметное «почти» умещались и занятия в изостудии. «Мне всегда нравилось рисовать, у меня неплохо получалось», — говорит он.

А драки? Конечно, случались и они. В те времена это было в порядке вещей и никого не ужасало. «Мне приходилось участвовать в драках, это было в порядке вещей, мальчишки всегда дерутся», — вспоминает Александр не без доли ностальгии. «Были у меня и синяки, полученные в драках. Но это была нормальная жизнь того времени. И я не думаю, что все это так уж сильно отразилось на моем характере. Так жили все».

Словом, уже в детстве Александр мог постоять за себя, но драк не любил. Возможно, поэтому он и занялся в детстве гимнастикой, затем пробовал силы в игровых видах спорта и лишь потом увлекся боксом и борьбой, в том числе восточными единоборствами. Даже стал первым абсолютным чемпионом Москвы по каратэ. Но самый главный принцип этих единоборств Александр усвоил для себя еще в детстве, когда ничего не знал о них. Настоящий боец не испытывает потребности в драке. Истинный победитель побеждает без единого выстрела. Эти принципы заложены в самом характере Александра Иншакова. 
 

 

Кино

В кино Александр пришел, будучи профессиональным спортсменом. Причем «пришел» в буквальном смысле слова. Денег молодому спортсмену, конечно же, не хватало, вот и приходилось ему постоянно искать места приработка. Киностудия оказалась неплохим местом, где молодой и физически сильный человек мог подработать. Там нередко требовались подсобные рабочие, а порой и участники массовок. «Я начал, как многие такие же искатели приработка: работал в массовках» — говорит Александр. Но хорошая физподготовка дала знать о себе и на съемочной площадке. Поначалу «киношники» консультировались с молодым спортсменом по поводу того, как лучше и безопаснее для актера снять тот или иной «спортивный» эпизод, а затем и вовсе предложили вчерашнему статисту поучаствовать в постановках трюков. Не за горами было и первое появление Александра на экране как «настоящего» актера, пусть второго плана и только в эпизодах.
 

Так однажды то, что до сих пор было не более чем способом приработка, обернулось второй профессией, ничуть не менее серьезной, чем профессиональный спорт. «Меня увлекло кино», — говорит Александр. «До этого я думал о кино и киноактерах так, как думает большинство: мизерный труд, красивая жизнь, толпы поклонников. Но на поверку оказалось, что кино — это не совсем, что я себе раньше представлял. Сложный, трудный процесс, но, в то же время, творческий и интересный. Меня увлекли и труд, и творчество».

 

Собаки

Как дети начинают мечтать о собаке? В наши дни, наверное, после просмотра очередного «собачьего» фильма или путешествия по тематическим Интернет-сайтам. Но в те времена телевизор был большой редкостью, Интернета не было вовсе, и главным «средством мотивации» были книги. Особенно те, что написаны талантливо и со знанием дела. Для Александра такой книгой стала повесть Бориса Рябинина, где писатель рассказывал о своем доге. И книга, и описанная в ней порода стали для Александра любимыми, но завести собаку он смог, уже став вполне самостоятельным человеком, — в 1969 году.
 

Собаководам хорошо известно, какой это труд — растить щенка гигантской породы. Даже для опытного кинолога это задачка не из легких, а для новичка — и подавно. «Я уделял щенку очень много времени и внимания. Доходило до того, что я приходил на тренировку и не мог тренироваться — не было сил. Я занимался с ним каждый день», — вспоминает Александр.

Собака отвечала своему хозяину тем же: «Пес понимал меня без слов, порой мне надо было лишь моргнуть, чтобы он выполнил команду. Зачастую на прогулке он шел рядом, уткнувшись в меня носом, я командовал ему «гулять!», но он не уходил. Настолько сильна была его привязанность, что он хотел все время быть рядом со мной».

Пес прожил восемь лет. Не так уж мало для дога. Но главное — он стал для своего хозяина тем самым эталоном преданности, которым нередко становится именно впервые заведенная собака. Почему так происходит, никто не знает, это большой собачий секрет, но доподлинно известно, что узнав, какой на самом деле может быть собачья преданность, человек делает следующий шаг и из просто «человека с собакой» становится тем, кого принято называть кинологом. Так в жизни Александра Иншакова появилась его третья «основная» профессия.
 

С тех пор собаки сопровождают его по жизни. И сейчас в доме Александра живут собаки, причем тоже немаленькие: бурбуль Арчибальд и немецкий дог Виконт. И даже выбирая кошек, Александр не изменил своей любви к «гигантам»: компанию собакам составляют два солидных мейн-куна (о питомцах Александра Иншакова читайте здесь). Кто знает, может быть, эти два суровых на вид, но дружелюбных кота однажды «откроют» для своего хозяина еще одну профессию? Все возможно. И многогранная жизнь Александра Иншакова служит отличным тому подтверждением.

«Зообизнес в России» 6'09

 

 

Теги

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Подписка на журнал

Зообизнес в России


Первый российский журнал для тех, кто работает в сфере торговли зоотоварами и услуг для животных. Здесь печатаются аналитические материалы, информация о современных технологиях производства товаров для животных, сообщения о новых продуктах, событиях отрасли, статьи о фирмах, обзоры зарубежных профессиональных журналов и многое другое.


Оформить подписку
Close