Николас Коларц: история одного историка

ТЕКСТ: Юлия Долженкова, Игорь Каверин
ФОТО: из архива Николаса Коларца

 

Этот англичанин часто приезжает в Москву, бывает на всех специализированных выставках зообизнеса, но вряд ли вы хорошо с ним знакомы. Николас специально не ищет новых контактов, не стремится к тесному общению. Немного угрюмый и отстранённый, он и не привлечёт вашего внимания. Однако тех немногих, кому посчастливилось познакомиться с ним поближе, ждёт открытие: Николас Коларц — тонкий, интеллигентный и остроумный собеседник, в совершенстве владеющий русским языком. Общаясь с ним, понимаешь, что такое настоящий английский юмор. Если вам не выпал редкий шанс узнать этого человека лично, знакомьтесь: Николас Коларц — фигура, сыгравшая одну из ключевых ролей в становлении российского зообизнеса.

 

Русские эмигранты: из огня да в полымя

Николас Коларц родился в Лондоне в 1955 году. Его родители эмигрировали в Англию из Франции в первой половине XX века, спасаясь от преследований со стороны нацистского режима. Для матери Николаса, Александры Липовской, это была вторая смена гражданства.

Александра родилась в России ещё до революции в семье промышленников, основателей знаменитого Купавенского завода, жила в Москве до 20 лет. Николас отмечает, что дед с бабкой сумели оградить дочь от советского образования с его достоинствами и недостатками и воспитали её дома, прививая собственный взгляд на мир в традициях свободы и уважения к личности. В 1933-м, когда представилась возможность, семья подобно многим другим эмигрировала во Францию, где дядя по линии отца открыл к тому времени текстильную фабрику.

У отца Николаса, Уолтера Коларца, тоже непростая судьба. Родом из немецкоговорящей Судетской облас­ти (бывшая Чехословакия), журналист по профессии и социал-демократ по убеждениям, он работал коррес­пондентом в Берлине. Отличные от генерального курса политические взгляды, готовность отстаивать свои убеждения — не лучшие помощники для становления карьеры европейского журналиста в первой половине XX века. За антинацистские статьи Уолтер Коларц был выслан в Париж, где и встретил Александру Липовскую, свою будущую супругу.

Парижское семейное счастье длилось недолго. В 1940 году, с началом оккупации Франции, молодая семья вынуждена была сменить место жительства на более безопасное, перебравшись в Великобританию. Здесь журналистский талант Уолтера наконец-то был оценен в полной мере: он стал главой русского отдела BBC, а впоследствии занимался и социально-историческими исследованиями — писал книги о СССР. Первый его труд раскрывал неоднозначную философскую тему об отношении к религии внутри Советского Союза. Интерес к русскому языку, к СССР как к явлению, аналитический склад ума передались от отца к сыну Николасу.

 

Приземление на Луну

Первый визит Николаса Коларца в СССР в качестве преподавателя английского языка пришёлся на конец 1970-х: закат эпохи Брежнева, проваленные пятилетки, застой в экономике. Перед выпускником Оксфорда с дипломом историка и прекрасным знанием русского, который приехал преподавать английский язык, открылась вся советская действительность.
 


«Я начал учить русский язык в студен­честве для того, чтобы читать книги о русской истории в оригинале».


— Для меня мой приезд был сравним, наверное, с «приземлением» космонавта на Луну, — вспоминает Николас. — И не только потому, что экономическое и социальное положение в России было действительно мрачным по сравнению с Северной Америкой и Западной Европой, чему я оказался свидетелем. Сам уклад жизни в СССР был иным, совершенно незнакомым.

Примерно за девять месяцев работы преподавателем Николас Коларц увидел Москву, Ленинград и Минск. Приятным открытием для него стали гостеприимство, открытость советских людей на фоне дефицита потребительских товаров, невероятной сложности быта в целом, а также свода «негласных правил», по которым жили граждане СССР.

В преподавательской деятельности Николаса также ожидал ряд сюрпризов. Во-первых, строжайшая инструкция для молодого педагога, о чём можно говорить со студентами, чему именно обучать. Доходило до смешного: в преподавании разговорного английского Николаса попросили ограничиваться сферой технических терминов и оборотов, например описывающих выращивание пшеницы.

— Мне нужно было преподавать английскую литературу, но «разрешённых» текстов из О’Брайена или Джека Лондона я не знал или даже хуже — вообще ничего о них не слышал. А тем временем мои студенты знали наизусть Шекспира гораздо лучше, чем я сам.

Вместо положенного по программе студенты хотели узнать, о чём и как говорят на Пикадилли и Оксфорд-стрит, интересовались переводом популярных песен. Николас в нарушение служебных инструкций по мере возможности удовлетворял их любопытство — на неофициальных факультативах в парке либо у кого-нибудь дома.

 

С Востока на Запад или с Запада на Восток?

После окончания преподавательской карьеры Николас сделал карьеру в Nestle, получив должность старшего бренд-менеджера. Решение оставить тёплое место с экстраординарной по тем временам зарплатой и заняться собственным бизнесом пришло к нему в 1993-м.

В сложном переходном периоде для экономик стран бывшего советского пространства он увидел не критический спад и хаос, а новые открывшиеся возможности, широкое поле для предпринимательской деятельности. Тоталитарный советский строй с государственным планированием официально признал свою несостоятельность, не помогла и перестройка — что ж, может быть, на пространстве бывшего СССР частный капитал теперь найдёт своё применение?

Первая стратегия бизнеса выглядела весьма привлекательно для всех предполагаемых партнёров: Николас планировал товары, произведённые на Украине и в России, продавать в Африку и Европу, поддерживая таким образом восточноевропейских производителей. На деле, к сожалению, этот план оказался нереализуемым. 

— Попытка продавать украинское сухое молоко в Сенегал не удалась исключительно из-за жадности управляющих фабрики и местных властей, — рассказывает Николас Коларц. — Такая же печальная судьба постигла проект поставки леса во Францию — только с ещё большими финансовыми потерями для меня и моих западных партнёров.

Если с постсоветскими производителями договориться не получилось, с западными всегда можно было найти общий язык. Николас реверсировал стратегию и принял решение продавать товары, произведённые на Западе, в страны Восточной Европы. Встал очевидный вопрос: что именно продавать?

Для ответа на него Николас предпринимает путешествие по России и Украине; с невозмутимостью историка наблюдает за жизнью в загадочном постсоветском пространстве, всё больше открывая для себя этот увлекательный, парадоксальный мир — мир, где родилась его мать, мир, описанный отцом.

После трёх недель наблюдений Николас приходит к следующим заключениям. Во-первых, люди крайне нуждаются в бакалейных товарах: существующий ассортимент скуден и непрезентабелен на вид. Во-вторых, катастрофически не хватает удобной, красивой посуды! Несмотря на сложные экономические условия, в которых приходится жить людям, они по-прежнему остаются очень гостеприимными. Застолье в любом доме по поводу и без — не редкость. Николас обратил на это внимание еще 15 лет назад — во время первого посещения СССР. Увы, в Российской Федерации быт практически не изменился… Однако теперь Николас смотрел на большие столы, уставленные треснутыми тарелками с незамысловатой закуской и битыми стаканами с жидким чаем, взглядом бизнесмена… (Сегодня главным направлением деятельности ещё одной компании, основанной Николасом, CEC UK, является именно продажа посуды. У CEC UK 22 филиала в Центральной и Восточной Европе, Средней Азии).

Наконец, третье важнейшее наблюдение Николаса — огромное количество домашних животных в России и на Украине.

— В каждой семье жил питомец. Нет, это не литературное преувеличение — действительно в каждой! И если не кошка или собака, то хомяк или по крайней мере рыбки… И не имело значения, приспособлено ли конкретное жильё для животных. Держать добермана или ротвейлера в маленькой квартире считалось вполне нормальным, в порядке вещей.

Друзья Николаса из британского посольства в Киеве познакомили его с «человеком небезупречной репутации, но весьма обаятельным, называвшим себя Юрием». Юрий открыл супермаркет в Киеве и испытывал острую нехватку поставщиков: Николас был именно тем человеком, кто мог ему в этом помочь. Без особого труда мистер Коларц договорился с английской розничной сетью TESCO о пробной поставке. Прибыл грузовик с 1300 наименований самых разнообразных товаров — от продуктов питания до посуды и бытовой химии. Николас и Юрий затаили дыхание: какие именно товары будут пользоваться наибольшим спросом? Через пять дней ситуация предельно прояснилась: сухой собачий корм был распродан полностью.

Это окончательно убедило Николаса в том, что зообизнес наряду с посудой следует отнести к приоритетной области развития своего бизнеса.

 

Свидание в ненастье

Без особого труда Николас приобрёл связи с западными поставщиками, такими как Spillers (впоследствии куплен Nestle), Vitakraft, Ferplast. Осталось самое сложное — найти дистрибьютора, причём в странах, где даже такого понятия не существует! Выручил случай. В один счастливый день Ник получил фантастический звонок из Лондонской торгово-промышленной палаты. Сообщили, что приехала большая делегация русских предпринимателей, включая одну даму из сферы зообизнеса, которая ищет поставщиков товаров для животных и совсем не говорит по-английски. «Это была легендарная Валентина Рыбцова, учредитель Птичьего рынка, в будущем основатель компании «Артемида», — вспоминает Николас Коларц.
 



 Николас на стенде «Артемиды» на выставке «ЗооРусь'99» вместе 
с Валентиной Рыбцовой (слева от него) и топ-менеджментом компании.

Обстоятельства не позволили Нику встретиться с Валентиной во время её визита в Лондон, но по телефону они договорились о деловом свидании в Москве в офисе на Птичьем рынке. И через несколько месяцев после этой беседы встреча, положившая начало российскому зообизнесу в том виде, в котором он есть сейчас, успешно состоялась. — Это был четверг, ближе к вечеру, — вспоминает Николас, — один из тех унылых серых дней, которые в современной Москве выглядят для меня уже не такими безотрадными благодаря горящим рекламным вывескам, билбордам — атрибутам экономически развитого города. И в маленьком офисе на Птичьем рынке передо мной была она — стильно, по-европейски одетая, готовая делать бизнес, готовая преуспевать Валентина Рыбцова. 

Так началось долгое, измеряемое десятилетиями сотрудничество Николаса Коларца, преподавателя истории и английского языка, с российским зообизнесом.

 

…кто въ Москвъ начал первее зоомагазины открывати и откуда Русскиi Зообизнесъ стал есть

За исключением немногочисленных зоомагазинов крайне неприглядного вида с более чем скромным ассортиментом в 1994 году российский зообизнес был практически ограничен Птичьим рынком. 

— Лающий, мяукающий, кричащий, шумный и суетливый, невероятный, фантастический Птичий рынок, — так говорит о нём Николас Коларц. На самом деле, без английской вежливости и поэзии, он был грязным, наполненным больными животными, некачественными товарами и продавцами, окутанными папиросным дымом и запахом самогона. — В день открытия первого зоомагазина Валентины Рыбцовой, соответствующего всем европейским стандартам — от обстановки до ассортимента, у дверей началось настоящее столпотворение. Люди выстраивались в очереди, где-то сравнимые с очередями 1990 года в первый ресторан McDonald’s. Таких зоотоваров в Москве ещё никто не видел. Спрос на всё был колоссальный — начиная от сухого корма и ошейников со стразами и заканчивая витаминами для игуан. Это была сенсация. 

Постепенно скромные вывески «Зоотовары» всё чаще стали встречаться на улицах Москвы, замелькали в скоплениях небольших магазинчиков, которые возникали, как сентябрьские грибы, вокруг станций метрополитена. Кое-где появились первые салоны аквариумов, откуда-то выглянули два-три магазина зоотоваров класса люкс.

Роль Николаса в сотрудничестве «Артемиды» и западных поставщиков сложно недооценить. Николасу доверяли, только с ним, и ни с кем другим, сотрудничали крупные английские и немецкие компании — в 1990-е бизнес-риски при работе в России были невероятно велики. А Николас, в свою очередь, тоже сделал рискованный, но, наверное, безупречный выбор партнёра, остановив его на Валентине. Решение было спонтанным, авантюрным. Собственно говоря, всякий раз при заключении партнёрского соглашения Николас поступал именно так — полагался на свою интуицию, которая ни разу его не подвела.
 


С Мариной Климовой, руководителем отдела продаж «Артемиды»,
на Дне открытых дверей в компании Hagen (Германия, 2001 год)

Коларц занимался переводами, договорами, координацией всех процессов, имея незыблемую репутацию. Всё складывалось как надо, к удовольствию поставщиков и дистрибьютора, и в зообизнесе имя Николаса Коларца стало на определённый период времени гарантом надёжности. В результате в 90-е у «Артемиды» не было по-настоящему серьёзных конкурентов.

К 1996 году, когда благодаря содействию Николаса Москву наконец посетили представители уже упомянутых выше Spillers, Juwel, Vitakraft, Savic и некоторых других, рынок уже претерпел невероятные изменения. Николас вспоминает тот визит:
 


С совладельцем компании Vitakraft Кристофом Вюрманном

— Наши компаньоны пили всю ночь, и улыбки не сходили с их счастливых лиц. Не могли поверить своему неожиданному успеху. Заказы текли к ним, как по Темзе, платежи поступали вовремя; российский зоорынок стал для европейских производителей настоящим клондайком.

Изобилие длилось до 1998 года. Кризис напомнил: Клондайк – не только земля, изобилующая золотом, но место серьезной конкурентной борьбы. Зарубежные компании осознали, что невозможно полагаться лишь на экспоненциальный рост, требуются новые инструменты для осуществления продаж. К 2001 году, когда в России появились гипермаркеты и сети зоомагазинов, рынок полностью изменился. Появились новые поставщики. Всем игрокам в итоге потребовалось стать более профессиональными, начать делать крупные вложения в маркетинг, разрабатывать оригинальные бренды, следить за конкурентами, нанимать русскоговорящих сотрудников.

 

Наблюдатель

В настоящее время компания Николаса The Central Europe Consultancy работает с компанией «Деметра» по принципам, сформировавшимся в период сотрудничества с «Артемидой». Николас занимается техническими моментами: оформлением документации, отслеживанием грузов. Влияет на зарубежных партнёров, объясняя необходимость долгих маркетинговых инвестиций в Россию, чтобы сделать конкретный бренд узнаваемым. Вместе с руководителями «Деметры» обсуждает и принимает решения относительно вывода новых, перспективных товаров на российский рынок. Качество — на первом месте, за низкую розничную цену партнёры не борются.
 


 Во время деловой поездки с партнёрами в компанию Vitakraft:
Александр Щёголев, Светлана Бирюкова («Пет Ритейл»), Александр Авчаров, Екатерина и Марина Климовы («Деметра»), Николас Коларц

Найти такие товары — не самая простая задача, рынок в России развивается быстро, и так же быстро меняются потребности конечного потребителя. Для получения объективной информации в нужном объёме Николас посещает специализированные выставки, наносит визиты в компании-производители. 
 


«Сегодня Россия — сложный, с жёсткой конкуренцией рынок, сравнимый с рынком Западной Европы, только масштабнее».


 

Наука vs бизнес?..

В семье Николаса как настоящего зообизнесмена есть домашние животные — два пуделя. Они старые любимцы всей семьи, любители прогуляться по лондонским паркам, очень умные создания.

Его сын Питер преподаёт социологию в университете и не слишком стремится участвовать в бизнесе отца. Бизнес как таковой не является целью жизни и самого Николаса. В планах — плотно заняться научной работой, закончить ряд книг по истории XX века. И начало этим трудам уже положено. Может быть, из-под пера Николаса выйдет сравнительный исторический анализ последних ста российских лет нашей непростой эпохи…

Николас Коларц с детства ведёт дневники — это, пожалуй, уникальное для нынешнего времени интернета и соцсетей хобби. Кстати, и для этой статьи многое почерпнуто из дневников Николаса, благодаря его записям мы смогли «выудить» из него столько деталей и подробностей.

С бизнесменом-историком мы встретимся ещё не раз на выставках, семинарах или деловых переговорах. Но Николас не пойдёт к нам навстречу, не будет улыбаться во весь рот, хватать за руки, не предложит выпить по пинте эля и не расскажет последние байки Сохо. Николас не растрачивает себя на внешнюю суету и не привлекает лишнего внимания. Он наблюдает.

«Зообизнес в России» 8'13

 

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Подписка на журнал

Зообизнес в России


Первый российский журнал для тех, кто работает в сфере торговли зоотоварами и услуг для животных. Здесь печатаются аналитические материалы, информация о современных технологиях производства товаров для животных, сообщения о новых продуктах, событиях отрасли, статьи о фирмах, обзоры зарубежных профессиональных журналов и многое другое.


Оформить подписку
Close