Ральф Бёлинг: 20 лет в России

ТЕКСТ: Татьяна Катасонова, Андрей Ситников 
ФОТО: пресс-служба Zoetis

 

В компании Zoetis новый руководитель региона Россия и СНГ — Ральф Бёлинг. Эта новость стала поводом поговорить с ним о планах Zoetis в России, о перспективах российского рынка ветеринарной продукции, о влиянии на него политических и экономических факторов последнего времени, и, конечно, о самом господине Бёлинге — ведь он, пожалуй, единственный иностранный специалист в нашей отрасли, который почти 20 лет постоянно живёт и работает в России.
 


Справка
Zoetis, Inc. – один из крупнейших в мире производителей ветеринарных препаратов для продуктивных и домашних животных, оборот компании в 2012 году составил $4,34 млрд. Компания образована в 2012 году в результате создания из  ветеринарного подразделения концерна Pfizer  самостоятельной компании. Продукция Zoetis (Pfizer) представлена в России с начала 90-х годов.


«Зообизнес в России» (ЗвР): Ральф, мы давно знаем вас, расскажите, какими судьбами вы оказались в России?
Ральф Бёлинг (РБ): Родился я в небольшом городке Зольтау — это в Нижней Саксонии между Гамбургом и Ганновером. Образование у меня сельскохозяйственное, я окончил университет города Кассиля. В Германии образование более универсальное: то, что в России разделено на 5–6 профессий, у нас объединено в одну. Дипломную работу я писал по ветеринарной тематике с акцентом на сельхозживотных. Первый раз в Россию я приехал в 1989 году по программе студенческого обмена — несколько месяцев работал на Кузнецовском свиноводческом комплексе, который находится в Наро-Фоминском районе Московской области. Я тогда имел возможность проходить практику в Германии, но выбрал Россию, потому что уже какое-то время изучал русский язык, а кроме того, Советский Союз в то время быстро менялся, и я понимал, что эти изменения будут еще более радикальными и откроют огромные возможности для развития бизнеса.

ЗвР: Как получилось, что вы стали изучать именно русский, вы уже в молодости планировали работать в России?
РБ: Нет, не планировал. Дело в том, что мои учителя были уверены, что я не освою ни одного иностранного языка, мол, нет у меня для этого способностей. Чтобы доказать обратное им и себе, я начал учить русский, он, как известно, один из самых трудных языков. Сейчас я свободно говорю на русском, английском и голландском.

ЗвР: А в 1989 году вашего русского было достаточно, чтобы общаться с нашими людьми?
РБ: В сельской местности другой русский язык. Поэтому пришлось доучивать.

ЗвР: Мы вас знаем с тех пор, как вы начали работать в московском офисе «Интервет». Как вы пришли в эту компанию?
РБ: В 1990 и 91 году я работал на министерство сельского хозяйства ФРГ — курировал стажировки в Германии российских специалистов. В конце 1991 года я стал сотрудником консалтинговой фирмы, специализировавшейся на работе с российскими сельхозпредприятиями, участвовал в создании нескольких компаний в России, в реализации многих проектов с «Агропромбанком» и «Сельхозбанком».

В 1998 году на меня вышла компания «Интервет» и спросила, могу ли я помочь наладить их деятельность в России. Они в то время уже три года работали здесь, но не очень успешно.

ЗвР: И вы сразу стали руководителем?
РБ: Нет, они предложили поучиться два года в Голландии и только после этого стать руководителем российского подразделения. Но два года были сокращены до шести недель. Восемь лет я возглавлял представительство этой компании в России.

ЗвР: Мы хорошо помним тот период — компания была весьма успешной. Почему вы оттуда ушли?
РБ: Незадолго до того компания была куплена сначала Schering-Plough, потом Merck, что повлияло на правила работы. Свобода в развитии бизнеса, которая была в «Интервете», кончилась. Многие люди ушли в то время из компании, в том числе и я.

ЗвР: Но вы же не уехали из России? Чем вы после этого занимались?
РБ: Да, я всё время был здесь. В 2006 году я создал компанию «РАБОС Интернешнл», которая обеспечивает безопасность продовольствия на всех этапах — от фермы до стола. В последний год мы работаем и на рынке товаров и услуг для домашних животных. Создана линейка гигиенических продуктов для использования в ветклиниках и питомниках, которым, чтобы улучшать свои показатели, тоже требуется обращать внимание на гигиену. Мы поняли, что в России этим направлением пока никто серьёзно не занимается. Работая с корпоративными клиентами, мы доказываем эффективность любого нашего препарата — это наша сильная сторона, что, в свою очередь, позволит в будущем делать продукты и для частных лиц, то есть владельцев домашних животных. Я считаю, что компания «РАБОС» очень успешная, наши препараты известны на рынке, и мы расширяемся.

ЗвР: Вы приглашаете других иностранных менеджеров в те компании, в которых работали и работаете в России?
РБ: У меня есть опыт работы в России с иностранцами, но я предпочитаю россиян, поскольку с ними намного легче. Они знают свою культуру и специфику общения с клиентами, лучше понимают, как найти к ним подход. В силу быстрого развития рынка, российским менеджерам приходится активно развиваться, и здесь я вижу, что я могу им дать: знание того, как строить бизнес, чтобы подчинённые могли самостоятельно решать все возникающие задачи. Зачастую встречаются ситуации, когда руководитель либо давит на коллектив и заставляет всех работать, либо образуется хаос — каждый делает то, что ему хочется, но не то, что надо. Я вижу замечательный потенциал для взаимовыгодного сотрудничества, чтобы избежать крайностей и построить эффективную работу.

ЗвР: В чем заключается ваш секрет успешного управления?
РБ: Он очень простой — я стараюсь найти и развить в каждом сотруднике те умения и знания, которые в нём есть, чтобы сотрудник вносил максимальный вклад в работу компании и был доволен собой. В «РАБОС Интернешнл» создана отличная команда, не скрою, что горжусь ей. Сейчас компания работает без меня — это самая лучшая похвала для руководителя.

ЗвР: Да уж, владеть компанией, но не работать в ней — мечта любого бизнесмена. Когда вы перестали участвовать в управлении своей компанией?
РБ: Буквально в эти дни. Последние 3 месяца я присутствовал и там, и там, но сейчас работаю в Zoetis на 100%.

ЗвР: Каким образом вы повышаете свою квалификацию? Что-то читаете, занимаетесь самостоятельно или проходите корпоративные учебные программы?
РБ: Один из самых важных для меня пунктов — это постоянная учёба, как моя собственная, так и всех моих сотрудников. И в «Интервете», и в «РАБОС Интл.» 3–4 раза в году были учебные мероприятия. И я вместе со всеми прохожу эти тренинги, чтобы всегда быть на гребне волны. Надо стараться быть впереди: как только сложишь руки, поток отбросит тебя назад.

ЗвР: Давайте сделаем здесь лирическое отступление. Ваша семья живет в Германии. Как часто вы видитесь? И почему вы не перевезли её сюда?
РБ: Да, наш дом находится вблизи Дюссельдорфа. У меня есть жена, двое уже взрослых детей и 15-летняя принцесса. На выходные я еду домой — в пятницу вечером улетаю, в понедельник утром прилетаю. Одним словом, я воскресный папа. Москва замечательный город, я привозил супругу несколько раз в Россию, но она не захотела здесь жить: темп и образ жизни слишком отличаются от того, к чему мы привыкли в Германии. Все свои рабочие планы я строю так, чтобы выходные проводить с семьёй. Исключений в этом правиле нет.

ЗвР: Ну хотя бы домашние животные у вас в Москве есть?
РБ: Представьте, нет. За ними нужно ухаживать, уделять им много внимания, чего я не могу себе позволить. Но в Германии есть кошки и кролики.

ЗвР: Расскажите, как получилось, что вы возглавили московский офис компании Zoetis?
РБ: Они меня знали и предложили это место. Сначала я не хотел соглашаться, но поняв, что люди в компании «РАБОС Интл.» готовы работать самостоятельно, принял это предложение, оно было своевременным.

ЗвР: Известно, что вашей сильной стороной всегда было как раз создание крепкой команды. До сих пор люди, работавшие при вас в «Интервете», составляют костяк этой компании. Какой вы нашли команду Zoetis, которая здесь сформировалась до вас?
РБ: Здесь очень много сотрудников с хорошим потенциалом. И, предвосхищая следующий вопрос, скажу: никогда не было такого, что придя в новую компанию, я полностью или частично менял команду. Изменения возможны, но не радикальные.

Я буду развивать в работающих здесь людях их сильные стороны.
 


Ральф  Бёлинг в офисе компании Zoetis на 21 этаже одного из небоскрёбов «Москва-Сити»

Фото А. Ситникова

ЗвР: За три месяца, что вы в Zoetis, сформировалось ли у вас представление о том, что нужно менять в работе и куда двигаться?
РБ: Понятно, что моё приглашение в Zoetis предполагает, что здесь нужно кое-что улучшить. И сейчас эти улучшения идут полным ходом. Сотрудники понимают, что надо делать, и мне очень важна их поддержка, без них ничего не получится. Самое главное, что Россия имеет огромный потенциал, и бизнес российского подразделения нужно развивать, в этом нас поддерживает штаб-квартира компании в Бельгии и США. Но сейчас есть прорыв вперёд, мы теперь говорим «Russian restart». Насколько быстро мы сможем вывести работу на тот уровень, который я вижу, спросите меня через год.

ЗвР: Мы знаем, что компания Zoetis ещё относительно недавно была ветеринарным подразделением концерна Pfizer. Каковы причины «отпочкования» и не приводит ли независимость к проблемам у нового-старого игрока рынка?
РБ: 20–30 лет назад производство ветпрепаратов давало фармпроизводителям очень хорошую прибыль, в том числе потому, что многие фармпрепараты использовались для создания ветеринарных продуктов. Но за этот же период новых молекул почти не найдено, следовательно, и передавать нечего — количество препаратов, которые переходят из гуманной фармацевтики в ветеринарию, дошло почти до нуля, поэтому уже нет тесной связи между двумя подразделениями одной компании. Очень многие фармкомпании решают сегодня, как им дальше работать: либо оставлять два подразделения, либо разделить их на самостоятельные компании. Pfizer, как один из самых больших игроков на рынке ветпрепаратов, решил дать самостоятельность своему ветподразделению, так появилась компания Zoetis. Владельцы у них разные, акции Zoetis торгуются на бирже, единственно — ветеринарная команда Pfizer перешла в Zoetis, но теперь это совершенно независимая компания, и с Pfizer её не нужно идентифицировать. Если Pfizer откроет новую молекулу, Zoetis просто так её не получит, придётся покупать права. Самостоятельность — довольно серьёзный вызов, но подготовка к отделению была очень тщательной, и на данном этапе результаты работы Zoetis не хуже, чем прежде, никаких особых проблем компания не испытывает.

ЗвР: В своё время компания Pfizer мощно выстреливала некоторыми препаратами, например Ремадилом или Стронгхолдом, они выходили на рынок с громкими рекламными кампаниями, с крупными поставками, с активным продвижением. Мы давно от Pfizer, а теперь от Zoetis ничего такого не видим. Ощущение, что компания ушла в тень. Это такая политика или временное затишье?
РБ: Прежде было много решений не в пользу значимости и заметности Zoetis, маркетинга на уровне клиентов почти не существовало. Но мы будем меняться — это одно из главных направлений моей работы.

ЗвР: Есть ли у вас планы по участию в выставках, ветеринарных форумах и конференциях?
РБ: Да, пока мы очень редко участвуем в таких мероприятиях. Развивая бизнес, мы должны будем активно участвовать в таких мероприятиях, чтобы ни у кого не возникал вопрос — что такое Zoetis? Если люди задаются этим вопросом, значит, коммуникация и связи с общественностью работают слабо. В этом направлении нам также предстоит большая работа.

ЗвР: Какие доли в ассортименте Zoetis занимают препараты для сельскохозяйственных и домашних животных, какова пропорция продаж и прибыли?
РБ: Подавляющее большинство наших продуктов, львиная доля продаж и прибыли приходится на препараты для сельхозживотных, потому что в этом направлении у нас больше конкурентных преимуществ. Нужно сказать, что ветпрепараты для продуктивных животных сейчас находятся под сильным ценовым давлением, поскольку работники сельского хозяйства должны производить продукцию всё более высокого качества и с минимальными издержками — владелец тысячи коров считает каждый рубль, вкладываемый в закупку ветпрепаратов. С помощью наших продуктов он зарабатывает больше. На препараты для мелких домашних животных такого ценового давления нет, поэтому некоторые компании всё более ориентируются на этот рынок. Но Zoetis в первую очередь нацелен на сельхозпроизводителей, и я считаю, это правильно.

ЗвР: Как вы относитесь к импортозамещению, не обострилась ли конкуренция с российскими компаниями, которые производят продукты, аналогичные вашим?
РБ: Пока особых проблем у нас нет. Конечно, российские коллеги, впрочем, как и зарубежные, стараются продавать нашим клиентам свою продукцию. Это нормально. Вопрос только в том, кто из нас может предложить лучший препарат, дающий большую прибыль. Политические аспекты, которые при этом присутствуют, являются искусственными. Всё-таки сегодня российские сельхозпроизводители первый раз за последние сто лет производят больше, чем нужно внутреннему рынку, именно благодаря качественной продукции и новейшим достижениям, которые чаще всего в последние годы приходят из-за рубежа. Значит, надо экспортировать, зарабатывать на этом. Не думаю, что Zoetis, или другие иностранные компании сильно пострадают от этой программы: по опыту «Интервета» и «РАБОС Интл.» я знаю, что те производители, которые переходили на менее качественные препараты, через несколько месяцев возвращались к нам. Рост таких компаний, как «Интервет», Zoetis и других не случаен. Дешёвый товар не всегда хороший товар, и редко — лучшее решение в экономическом плане.

ЗвР: На ваш взгляд, политика управления экономикой России прогрессирует или наоборот?
РБ: В мире сейчас около 5 млрд человек участвуют в экономическом развитии планеты, то есть являются потребителями товаров и услуг. Россия имеет 140 млн, это примерно 3% и, следовательно, около 3% общего потенциала инновации. Я бизнесмен, и с этой точки зрения я бы стремился использовать весь потенциал и доступные ресурсы планеты для экономического роста.

ЗвР: В последнее время российская экономика испытывает большие проблемы. Каким вам видится состояние рынка ветпрепаратов в настоящий момент, а также его перспектива, и куда в этой связи будет двигаться компания Zoetis?
РБ: Вместе со снижением курса рубля вся ветеринарная продукция подорожала, но и продукты питания тоже выросли в цене, то есть установился новый уровень всех цен. Поэтому ни в «РАБОС Интл.», ни в Zoetis мы не видим серьёзных последствий для сельхозпроизводителей — они не перешли массово на другие препараты. На рынке ветпрепаратов для мелких домашних животных ситуация совершенно другая, поскольку владельцы не зарабатывают на домашних животных, они платят за ветпрепараты ради блага своих любимцев. Я вижу три основные группы покупателей и изменения в поведении двух из них. Первая группа — это люди, для которых домашние животные очень важны, поэтому они не перестали покупать качественные препараты. Вторая группа относится к животным более практично, у них есть определённые колебания, внутренняя борьба — они купят препарат подешевле, но только если уверены в его качестве. И, наконец, есть люди, и их очень много, которые говорят — нет, теперь мне это не по карману, и они будут переходить на другой уровень препаратов. Я считаю, что такая ситуация временна. То же самое мы наблюдаем на автомобильном рынке — сейчас люди покупают машины более низкого класса. Однако Россия имеет несколько крепких отраслей, например, энергетику и сельское хозяйство, которые должны и будут зарабатывать. Поэтому в перспективе я не вижу особенных проблем.

Тактика и стратегия Zoetis строятся на том, что Россия — большая страна, люди и животные никуда не денутся, им нужно есть и в любом случае наша продукция будет востребована. Мы с вами находимся сегодня, образно выражаясь, в экономической долине, которая образовалась в результате политических решений. Я уверен, что все внешнеполитические разногласия разрешатся рано или поздно, и для бизнеса снова настанет благоприятное время для развития и роста в сотрудничестве со всеми странами: как в области сельского хозяйства, так и других отраслей экономики и в целом общественной и культурной жизни. И как показали последние 15 лет, это будет иметь для всех только положительные последствия.

 

P.S.
Есть у Ральфа Бёлинга одна особенность, которая делает его заметным в любой обстановке, в любом окружении, — это его рост, он, пожалуй, один из самых высоких людей в российском зообизнесе. Впрочем, Ральф выделяется не только ростом, но и результатами своей деятельности — везде, где он работал, показатели были выдающимися. Желаем Ральфу Бёлингу и компании Zoetis новых огромных успехов.

 

 

Теги

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Подписка на журнал

Зообизнес в России


Первый российский журнал для тех, кто работает в сфере торговли зоотоварами и услуг для животных. Здесь печатаются аналитические материалы, информация о современных технологиях производства товаров для животных, сообщения о новых продуктах, событиях отрасли, статьи о фирмах, обзоры зарубежных профессиональных журналов и многое другое.


Оформить подписку
Close