Royal Canin: будущее за индивидуализацией кормов

ТЕКСТ: Татьяна Катасонова
ФОТО: Из архива Royal Canin

Познакомиться с замечательным учёным, руководителем научного подразделения диетологии и здорового питания Royal Canin Винсентом Бьюржем нам позволило его присутствие на европейском конгрессе FECAVA 2019. Там он выступал с докладом о ветеринарной диетологии. В мире не так много профессионалов такого уровня, поэтому нам захотелось узнать его мнение о трендах в производстве кормов.

– Г-н Бьюрж, какие тренды сейчас определяют появление новых видов рационов?
– Должен сразу оговориться, что серьёзно говорить о трендах можно только при обсуждении кормов уровня премиум и суперпремиум. Именно в этом сегменте появляются интересные продукты, по которым можно проследить развитие науки о кормлении питомцев.

Для начала хочу рассказать о ложных, с моей точки зрения, трендах. Один из них — это так называемая гуманизация, или антропоморфизм, когда люди хотят видеть в питании для животных те качества, которые ищут в собственном рационе. Характерные примеры — веганские корма, органические корма и т. д. Основаниями для создания таких продуктов становятся глубокая убеждённость в чём-либо или верования покупателей, а не реальные потребности животных.

Я могу составить веганский рацион за один день, и он будет обладать идеальной питательной ценностью. Всё, что для этого нужно, — точно определить аминокислотный, нутриентный состав, насытить рацион витаминами. Мы обладаем всей необходимой информацией и нужными материалами. Вот только зачем потчевать питомца веганскими кормами? Есть для этого обоснование? Нет, только желание владельца. Другое дело, когда растительный состав оправдан из-за болезни или патологического процесса.

Проблема в том, что веганский рацион не обладает вкусовой привлекательностью. Нашим собакам и кошкам привычны животные жиры и белки. Питомцы могут воротить нос от корма, в котором их нет. Конечно, есть исключения, например, когда животное получало веганское питание с рождения и ничего другого просто не видело.

Другим популярным подходом в создании новых кормов стала «естественность». Часто о ней говорят, не слишком вникая в суть вопроса. Что такое естественный рацион для домашнего животного? Некоторые люди уверены, что собака подобна волку. Следовательно, ей нужно в рационе столько же белка и жира. Дикому хищнику не требуются крахмал или углеводная составляющая? Значит, и собака без них обойдётся. С убеждениями насчёт кошек дело обстоит ещё хуже.

Эти тренды не основаны на реальных потребностях питомца, при этом у них отличный резонанс в СМИ, они очень хорошо продаются и стали модными. Но ненадолго. Приведу два примера.

Корма одной из фирм позиционировались как полностью натуральные без побочных продуктов и следовых веществ. Этот месседж хорошо продавался, но вскоре проект закрылся. Реальная польза такого питания оказалась меньше заявленной и не оправдала ожидания владельцев животных.

Другую компанию, которая громко заявляла: «кормим по-дикому» и предлагала кормить собаку, как волка, а кошку, как льва, постигла та же участь. Их маркетинговая легенда не была подкреплена научной базой. В среде обитания диких зверей мы не встретим, как теперь говорим, стареющих животных. Для природы достаточно, чтобы особь оставила потомство. Как только оно появляется, в родителе остаётся мало биологического смысла… Поэтому естественный рацион и долгая жизнь питомца — вещи напрямую совершенно не связанные.

Для нашей компании приоритетом является научно обоснованные потребности животного. Royal Canin уделяет большое внимание здоровому питанию: нутриентам и качеству жизни, которое они могут обеспечить. Animal First — животное на первом месте!

Выступление В. Бьюржа на FECAVA

— Как вы полагаете, какой продолжительности жизни могут достигнуть животные-компаньоны? Есть ли стремление к определённым цифрам? Обсуждается ли это внутри компании?
— Перед нами стоит несколько иная задача: как можно дольше обеспечивать наилучшее качество жизни питомца.

Если поддерживается должное состояние животного, с кормом адекватно поступают полезные вещества и питомец позитивно воспринимает рацион (хорошее качество шерсти, содержание минералов в моче не превышает пороговое значение), то можно говорить и о конкретных цифрах продолжительности жизни. В наших питомниках кошки достигают возраста 15–16 лет. Собак столь долго мы не содержим. Период наблюдения за ними составляет 7–8 лет, потом мы отдаём их людям в семьи.

У нас налажен обмен большими массивами данных с крупными сетями ветеринарных клиник, а в будущем ожидаем ещё более качественного и тщательного сбора информации. Она позволит нам точнее отвечать на многие вопросы. В будущем, после масштабных наблюдений за животными, которых кормят разными рационами, мы сможем утверждать, что наш корм продлит жизнь питомцев на 6 месяцев, 1 год и так далее. Пока у нас нет такого уровня знаний о кормах, но скоро мы его достигнем.

— Итак, основной посыл Royal Canin — это качество жизни домашних животных. Что сейчас делает компания для достижения этой цели?
— Я не готов раскрыть все секреты, лишь немного приоткрою завесу тайны. Нам известны проблемы животных, которые будут значимы в долгосрочной перспективе. Это ожирение, патологические процессы мочевых путей и т. д. Как минимум они влияют на продолжительность жизни. Многое уже сделано: созданы рационы для профилактики нарушений работы желудочно-кишечного тракта, есть корма для стерилизованных животных.

Прямо сейчас я не готов заявлять, что наш рацион продлит дни вашего животного. Это нужно обосновать, для чего потребуются наблюдения за животными в течение 10–20 лет, а я через 20 лет буду уже на пенсии. Поэтому мы сосредоточены на правильном нутриентном составе, который может положительно повлиять на продолжительность жизни животного.

– Какие направления разработки кормов вы считаете перспективными?
– Есть реальный тренд — это индивидуализация. 20 лет назад зародилась мысль о том, что собак мелких пород стоит кормить иначе, чем крупных. Она нашла подтверждение, и на этом выросло целое научное направление. Сегодня уже не вызывает сомнения, что у мелких и крупных пород по-разному развивается поражение суставов, по-разному происходят процессы ферментации в кишечнике. Значит, корма для них должны быть разными.

Развитием этого тренда можно считать породоспецифичные корма. Сегодня учёные уверены, что рационы немецкой овчарки и лабрадора должны различаться.

Ещё один пример успеха индивидуализации в кормах: в 1998 году мы впервые представили рацион Neutered для стерилизованных животных. Через несколько месяцев конкурирующая компания сделала рекламный слоган «Верите ли вы в рацион для стерилизованных животных? Мы не верим». Тогда нас считали безумцами, но время всё расставило по своим местам.

Я думаю, что будущее за фокусированием на потребностях уже отдельно взятой особи. Это реально, если основываться на результате обработки глобальных массивов информации, так называемых big data. Они позволят утверждать: этой особи лучше подойдёт низкожировой рацион, а вот этой стоит добавить в питание ультрамикробиоты. Думаю, мы увидим это через 5–10 или 20 лет. Ну а пока развитие идёт своим темпом, мы ищем промежуточные решения.

— Мне кажется, каждого второго владельца животных волнует аллергия на корм. Расскажите, пожалуйста, как вы решаете эту проблему в своих продуктах?
— Некорректно судить об аллергии, пока нет диагностического теста. Правильнее говорить о неблагоприятной реакции на продукты питания.

Специальные рационы для животных, действительно страдающих от аллергии, бывают двух видов. Они содержат либо источник белка, с которым животное раньше не сталкивалось, либо гидролизованные белки.

Рационы с редкими белками обладают рядом недостатков. Первый из них — ограниченная ресурсная база. Например, источниками белка в корме стали картофель и оленина из Новой Зеландии. Потом вдруг выросли цены на молоко, сменилась экономическая парадигма. Новозеландские фермеры решили, что выгоднее вернуться к разведению коров, и перестали выращивать оленей. Не стало ключевого ингредиента. То же самое происходило с мясом уток, кенгуру, других животных.

Кроме того, большая часть «редкого мяса» предназначена для потребления человеком. В рационы животных оно попадает по остаточному принципу, используются кусочки с краешков костей. Такое мясо не отличается высоким качеством. Наконец, на любой редкий белок у животного со временем может развиться аллергия.

Гидролизаты, например, из птичьего пера или сои, гораздо более выгодны в долгосрочной перспективе. Белок разбивается на мелкие фракции, вплоть до ди- и трипептидов. Это очень перспективный продукт, на который у животных нет аллергии. Гидролизованные белки хорошо себя зарекомендовали на практике плюс имеют поистине неограниченные ресурсные возможности.

– Вернёмся к трендам. Насколько они вариабельны в разных странах?
— Потребительский рынок движим модой. Она может зародиться в одной стране и потом распространиться на другие. Мы же не гонимся за модой, а твёрдо стоим на своих позициях. Наше портфолио носит глобальный характер, и в основном оно идентично в разных странах мира. Конечно, могут различаться на несколько месяцев сроки запуска того или иного продукта, к примеру, если не был вовремя зарегистрирован какой-то ингредиент.

Мы стремимся к единообразию, но не диктуем миру свои условия. Напротив, мы находимся с ним в постоянном контакте, диалоге, взаимодействии.

В разных странах у нас 15 производственных площадок, они оборудованы сходным образом. Формулы рационов одинаковы по своему составу, потому что немецкая овчарка в Германии, Японии и США имеет одни и те же нутритивные потребности. Мы тестируем нашу продукцию в разных странах и оцениваем, как животные реагируют на тот или иной рацион. Важны порода и образ жизни животного, а не регион его проживания.

— Намечается ли у вас какой-то прорыв? Готов ли Royal Canin удивить мир, владельцев животных и всю отрасль?
— Особенность прорывных, инновационных разработок в том, что они до поры держатся в тайне. Да и кто знает, окажется ли готовящийся революционный продукт таковым на самом деле? Такие вещи не делаются по мановению волшебной палочки, скорее они рождаются из общения, взаимодействия с людьми и постепенно выкристаллизовываются… Так обстояло дело с созданием рационов для разных пород, с кормами для животных с нарушениями работы желудочно-кишечного тракта. Буквально за год до «созревания» очередной прорывной разработки мы не могли в полной мере представить её вес и роль.

Ну и кроме того, хочу подчеркнуть, что прорывный продукт — не обязательно нечто сверхъестественное, заумное, непостижимое. Хорошим примером служит создание рациона Neutered. Его идея лежала на поверхности: в мире наблюдалась огромная популяция стерилизованных животных, но для них не было ни одного подходящего рациона.

Прорывной продукт отличается, прежде всего, своевременностью. Он выходит в нужный момент, решает существующую проблему и занимает своё место на рынке.

 

Теги

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Подписка на журнал

Зообизнес в России


Первый российский журнал для тех, кто работает в сфере торговли зоотоварами и услуг для животных. Здесь печатаются аналитические материалы, информация о современных технологиях производства товаров для животных, сообщения о новых продуктах, событиях отрасли, статьи о фирмах, обзоры зарубежных профессиональных журналов и многое другое.


Оформить подписку
Close