21 сентября 2018, г. Санкт-Петербург. Экспресс-интервью с Али Алиевым

Середа: Я вижу, что в тех городах, в которых вы были руководителем ветеринарной службы, происходят изменения. В том числе – изменения в материальном обеспечении. Почему такого не происходит в других субъектах федерации и в наших вузах?

Алиев: Сергей Владимирович, с 1997 года я действительно нахожусь в руководстве управления ветеринарии. Помню, когда я впервые пришёл на эту должность, тоже очень удивлялся, почему так выглядят наши помещения, кабинеты? В первую очередь я начал работать с дисциплиной – она очень сильно хромала. Месяца три приглядывался к специалистам, а после этого сделал выводы. Остались только те, кто мог работать добросовестно; кто в ветеринарии работать не мог, ушли. У нашего города, конечно, есть своя специфика. Город портовый. В своё время около восьмидесяти процентов товаров проходило через наши порты, через наши холодильники. Ветеринарная служба выросла – прошла путь от 300 до 1200 человек. Всех надо было накормить, дать зарплату – поначалу было трудно. Многих из тех, кто не мог работать по-современному, сменили. С 1999 по 2004 мы находились на федеральной службе. Что мы тогда получали из бюджета? Да ничего – работали по платным услугам. Тогда лечебная работа была в очень плохом состоянии, клиники тоже не были развиты. Профилактическая работа была, но за год мы делали всего 8–10 тысяч прививок против бешенства. На сегодняшний день это количество дошло до 90 тысяч. В 2004 мы начали реорганизацию – федеральные бюджетные учреждения были ликвидированы. С одной стороны, это даже сыграло нам на руку, потому что федеральная служба в субъектах стала единой. До этого пять лет она была раздробленной: управление ветеринарии относилось к региональному уровню, а сама служба – к федеральному. С 2004 года мы сделали достаточно большой рывок, запланировали ремонтные работы во всех учреждениях – они идут и по сегодняшний день – очень многое построили, оснастили клиники. Средняя зарплата в 2017 году была 59 тысяч.

С.: Как вам удаётся достигать таких результатов?

А.: Просто работаю, можно сказать, по 18 часов в сутки.

С.: Я наблюдал, как вы проводите Балтийский форум – с 9 часов утра до 12 ночи вы постоянно присутствовали, но, кроме того, внимательно слушали людей!

А.: Я всегда говорю, что работа прежде всего. А работа – это работа с людьми.

С.: Балтийский форум рос на моих глазах. Вы чувствуете удовлетворение от того, что его создали?

А.: Конечно! Он, кстати, рос не просто на ваших глазах, а вместе с вами! Мы с вами стареем, а он ещё, можно сказать, молодой человек.

С.: Как вы выстраиваете отношения с коммерческими компаниями?

А.: С самого начала своего пребывания я старался не ссориться с нормальными, положительными коммерческими структурами. Всегда старался помогать. В какой-то степени мне даже завидно, что коммерческие структуры развиваются быстрее, чем мои. Там, если человек не нравится, то с ним можно быстро расстаться, – у нас же начинают работать всяческие соцпакеты и так далее. Поэтому до нас специализированные направления доходят с опозданием в два-три года. Конечно, они есть и в коммерческих фирмах, но там чуть проще – можно поставить конкретные задачи, которые фирме нужны.

С.: Как вам кажется, что у нас вообще происходит сейчас в государственной ветеринарии?

А.: Конечно, сейчас разрушается то, что осталось после Советского Союза. Согласно закону о ветеринарии, задача государственной ветеринарной службы состоит в охране границы, недопущении массовых болезней, контроля за выпускаемой продукцией. Эта сторона после ввода системы «Меркурий» (автоматизированная система сертификации в области ветеринарных проверок – Примеч. ред.) ослабла. Вообще, изначально идея была правильной, но систему ввели без пилотного проекта, без апробации. Раньше врачи могли нести ответственность – когда писали ветеринарное свидетельство, первая строка была: «Я, нижеподписавшийся ветеринарный врач…». Сегодня она отсутствует. Эти функции передали уполномоченным, у которых нет ветеринарного образования. Государственная служба контролирует сейчас 30 процентов, уполномоченные – 70.

С.: Та реформа, которую начали несколько десятков лет назад, оправдала себя?

А.: Она бы оправдала себя, если бы оставили лицензирование ветеринарной деятельности. Сейчас появилось очень много недобросовестных клиник, коммерческих и некоммерческих.

С.: Кто на ваш взгляд должен заниматься лицензированием?

А.: Было бы хорошо, если бы лицензирование было передано общественным организациям. Оно стало бы более равным для коммерческих и государственных фирм.

С.: Сейчас ветеринарная служба раздроблена. В ней нет единоначалия. Что с этим надо делать?

А.: Ветеринарная служба была единой до 2004 года. Россельхознадзор до этого занимался границами и транспортом, они не вмешивались в надзорные и дела субъектов. Была инспекция из Москвы – приезжали, проверяли, всё было хорошо. А теперь на одного врача сделали одного контролирующего. Причём квалификация этих контролирующих ниже квалификации самих врачей, исполнителей. А ведь, чтобы контролировать, нужно понимать то, что ты контролируешь. После раздробления получилось, будто мы не коллеги, а какие-то проверяющие извне.

С.: Как вам кажется, у нас на сегодняшний день есть проблемы с высшим образованием?

А.: Проблемы есть. К нам приходят выпускники на работу после академии, института и так далее. По лечебно-профилактическим мероприятиям их приходится ещё один-два года готовить. И ещё минимум полгода по ветсанмероприятиям.

С.: Как вы смотрите на будущее ветеринарии?

А.: С оптимизмом. Есть общественные организации, есть ребята высокого уровня из госветслужбы – все хотят что-то изменить, улучшить. Нам нужно объединиться – понимать, что ветеринарные врачи, где бы они не работали, всегда вместе. Работать надо вместе.

С.: Вы сопредседатель Европейского конгресса FECAVA–2019. Как вы считаете, справимся с этим?

А.: Сергей Владимирович, говорю, смотря вам в глаза, – с вами справимся!

Теги

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Подписка на новости

Нажимая на кнопку «Подписаться на новости», я даю согласие на обработку персональных данных
  • Я согласен с политикой конфиденциальности
Close