Июль 2018 г. Тина Тоомет

Тина Тоомет – экс-президент Эстонской ассоциации ветеринарии мелких домашних животных и почётный член Ассоциации практикующих ветеринарных врачей России. В этом году Тина стала лауреатом престижной награды Дидье-Ноэля Карлотти, которую вручает Европейская федерация ветеринарных ассоциаций по болезням животных-компаньонов (FECAVA)

 

 

С.: В Эстонии недавно прошел европейский конгресс. Ты играла в организации одну из основных ролей. Ты им довольна?

Т.: Я очень довольна. Даже не представляла, что все может так получиться. Поблагодарить за это нужно Янне Орро, президента нашей ассоциации. У меня бы не хватило на это смелости. Когда я была президентом, меня несколько раз спрашивали: «Когда будет конгресс в Эстонии?». Я всегда отвечала, что никогда. Даже финны считали, что Финляндия слишком маленькая для конгресса. Поэтому я сказала себе: «Тина, забудь об этом!» Сейчас мне говорят: «Твоя мечта свершилась!», но у меня даже мечты такой не было! Я не могла такое представить. Янне оказалась смелее меня. Хотя, конечно, в этом участвовали не только я и Янне, но и много других людей.

С.: Из тех 22 европейских конгрессов, на которых ты побывала, какой бы ты выделила?

Т.: Трудно ответить из-за нескольких нюансов. Во-первых, раньше каждый второй Европейский конгресс был совместным конгрессом FECAVA и WSAVA, то есть проходил одновременно со всемирным. Теперь так происходит только каждый четвертый год. Во-вторых, раньше, в конце девяностых и начале двухтысячных, у ветеринарных фирм, спонсоров конгресса, было очень много денег, и это было видно. Сейчас ситуация другая, поэтому сложно сравнивать прошлые и сегодняшние конгрессы. Но если всё-таки выбирать, то мне очень понравился конгресс в Дублине, в Ирландии. Ирландцы тогда очень многое сделали своими силами. Большие страны могут себе позволить не делать конгресс самостоятельно, а вот маленькие – такие как Ирландия, Эстония – должны почти все делать вручную. Мне показалось, что Ирландия очень многое вложила в тот конгресс.

С.: Скажи, а что вообще для тебя FECAVA?

Т.: Это моя вторая семья. Я ведь даже тебя не узнала бы, если бы не FECAVA – мы встретились на конгрессе. FECAVA создает ощущение, что все ветврачи – одна большая семья.

С.: Какое у тебя мнение по поводу continuing education (прим. – англоязычная программа дополнительного профессионального образования)?

Т.: Для маленьких стран, таких как Эстония или даже, например, Голландия, это очень важно. Новую информацию не найдешь на эстонском, только на английском. Для нас это очень важный источник знаний о том, что происходит в Европе и мире. Когда эту программу создали, мы впервые получили грант на то, чтобы пригласить какого-нибудь хорошего лектора. Без этой программы это было бы невозможно.

С.: Тебя часто приглашают в Россию как лектора, тебе вручают здесь награды. Тебя знает все прогрессивное ветеринарное сообщество в России. Россия как-то на тебя повлияла?

Т.: Да, иногда мне кажется, что я «секретный русский» – в эстонском языке есть такое выражение. Русская литература и музыка мне очень нравились еще до того, как я стала взаимодействовать с FECAVA и у меня появилось столько друзей из России.

С.: В Эстонии я обнаружил, что тебя здесь знает огромное количество людей, даже тех, что не имеют никакого отношения к ветеринарии. Как так получилось?

Т.: Эстония – большое село. Здесь всех все знают. Наверное, получилось так, что я просто оказалась в нужное время в нужном месте. Я начала серьезно заниматься мелкими домашними животными в 92-м году, а тогда этим не занимался почти никто. Журналисты привыкли, что для комментария надо звонить мне, хотя уже есть очень много других врачей, которые могут сказать то же самое. К тому же, я, как ты знаешь, люблю писать, написала две книги, много статей. Ничего не имею против того, чтобы появляться на телевидении или радио, в детстве даже играла в фильме. Если у меня есть возможность пропагандировать нашу профессию, то я ей пользуюсь.

С.: У тебя трое детей. Ни один не стал ветеринарным врачом. Ты об этом сожалеешь?

Т.: Нет. Я сама родилась в династии косметологов – мама была косметологом, бабушка тоже. А мне это вообще было неинтересно. Я даже об этом не думала. И мама мне сказала: «Делай то, что ты хочешь». Мне кажется, что это правильное отношение. Ребенок должен найти свой путь. Неправильно, когда родители создали, например, какой-то бизнес и пытаются затянуть туда ребенка, а ему это неинтересно.

С.: В 90-х годах одним из первых врачей, приехавших в Россию, был Дидье Карлотти. Недавно ты получила премию его имени. Что это за премия, и что она для тебя значит?

Т.: Обычно я говорю, что это своего рода аналог Ордена Дружбы народов. Я хорошо знаю Дидье, думаю, что мы похожи тем, что любим общаться с разными людьми из разных стран, делая общее дело – конгресс, например. Это объединительная премия.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Close