Милая рептилия

Иван Иваныч заканчивал обработку ушей старому кокер-спаниелю с хроническим отитом и скверным характером, когда в дверь заглянула регистратор.

— Доктор, Вас там Андрей Аркадич просит заглянуть.

— Да, хорошо. Передай ему, что я через пять минут зайду.

Дверь закрылась, Иван Иваныч наконец закончил возиться с левым ухом. Морда собаки, обмотанная бинтом, выражала ненависть. Пёс словно хотел сказать, что, если бы не бинт, то он всенепременно прокомпостировал бы руку врача, а может и не один раз.

— Забирайте своего страдальца. На сегодня всё, но через две недельки обязательно ко мне показаться.

Удовлетворённые владельцы с неудовлетворённой собакой покинули кабинет. Иван Иваныч вышел следом и прошёл через коридор в кабинет напротив.

Андрей Аркадьевич был широко известным в городе специалистом-герпетологом. Мысль о необходимости такого специалиста в клинике пришла руководству после случая с «черепашкой Кларочкой». И вот теперь раз в неделю широко известный специалист принимал в кабинете № 4 всяких змей, черепашек, хамелеонов и прочих гадов.

Когда Иван Иваныч вошёл в кабинет, герпетолог находился там один. Он сидел за столом и делал запись в истории болезни. На шум открывшейся двери он повернулся.

— Иваныч, слушай, дело есть. У меня тут пациентик – змеюка небольшая, — Андрей Аркадьевич кивнул в сторону смотрового столика; только теперь Иван Иваныч обратил внимание на лежавший там холщовый мешок, чем-то наполненный.

– У неё клещи, – продолжал герпетолог, – лечение несложное, надо просто ежедневно обрабатывать её препаратом соответствующим. Но для этого её нужно из террариума достать; у зверя характер слегка склочный, а хозяева пожилые… В общем, сами не справятся. Они соглашаются на стационар, в клинике-то всегда ребята есть, которые справятся.

— А что за змея-то? Неядовитая? – Иван Иваныч опасливо покосился на мешок.

— Да нет, — питончик сетчатый, всего два метра. Девочка – Андрей Аркадьевич расплылся в улыбке.

— А куда ж его сажать?

— Они сегодня террариум готовы привезти. Только в стационар сажать нельзя, там от такого соседства любой кролик коньки отбросит. Но можно поставить, например, в столовую.

Иван Иваныч почесал в затылке.

— А с обработкой-то проблем не будет, справятся пацаны?

— Да нет, нормально. Главное, вдвоём, и чтобы она на руку не наматывалась. Ей, может быть, всего трёх обработок достаточно будет. Первую я сегодня уже сделал, надо будет ещё два раза точно, а через три дня я приеду, посмотрю, что к чему, может и выпишем пациента.

— А кормить надо?

— Нет, без кормёжки проживёт это время, владельцы уже дома будут этим делом заниматься.

Иван Иваныч обошёл смотровой стол. Мешок не шевелился.

— Ладно, давай, пусть везут. Слушай, а как они сюда её притащили, если даже из террариума сами достать не могут?

— Сын помог. Но он живёт на другом конце Москвы, и работает там же, каждый день к родителям ездить не может.

— Ну, хорошо, пообрабатываем. Кличка-то у змеи есть?

— Ага. Дуся!

 

***

Через два часа в столовую водворили здоровенный террариум. Герпетолог обработал его каким-то препаратом от клещей. Потом принёс мешок, развязал, опустил внутрь и осторожно вытряхнул на дно немаленькое содержимое. Сетчатый питон Дуся поиграл кольцами своего пятнистого тела, оглядел окружающее пространство и свернулся в углу. Андрей Аркадьевич накрыл террариум крышкой и закрыл на защёлку. Достал из чемоданчика баллончик.

— Ну вот, вынимаете змею, чтобы проще было – держите вдвоём, один за шею, чтоб голова не двигалась, второй – за хвост. И всю из баллончика спреем опрыскиваете. Ничего сложного.

— Ладненько, — сказал Иван Иваныч, — я завтра на смене, так что проконтролирую, а может, и сам обработаю.

— Ну и славно. Если что — звоните, — и Андрей Аркадьевич вновь широко улыбнулся.

 

***

Следующий день выдался спокойным и малолюдным. Иван Иваныч принял трёх кошек и роскошного хаски, которого привели на вакцинацию, и после этого холл опустел. Доктор оценил диспозицию. Ассистент Игорёк обработал кабинет и собрался побездельничать на стуле.

— Игорёк, загляни-ка к Петровичу, если у него ассистент освободился, пойдите, обработайте змею. А я поднимусь, чайку попью, да полюбуюсь на процесс.

У Петровича тоже никого не было. Ассистент Паша, здоровый парень, в прошлом году получивший диплом, поднялся с ними наверх. А Петрович сказал, что ему лень, да и нога побаливает, на которую пару дней назад уронили старый дарсонваль, и обработка змеи от эктопаразитов энтузиазма у него в связи с этим сегодня не вызывает.

Питон лежал свернувшись в том же самом углу, где залёг вчера. Он был неподвижен, холодный взгляд смотрел куда-то в пространство.

Иван Иваныч залил чашку кипятком. Ассистенты стояли рядом с террариумом, разглядывая змею.

— Ну что, Паш, давай ты, что ль, доставай его. А я тут подхвачу уже с хвоста.

Паша флегматично пожал плечами и открыл крышку. Дуся еле заметно повела в сторону головой и опять застыла в каменной неподвижности.

Паша сунул руку в террариум и потянулся к змеиной голове. Но тут Дуся из полной неподвижности в мгновение ока сделала бросковое движение в сторону ассистентских пальцев, хищно открыв пасть.

Тут-то и выяснилось, что у флегматичного Паши, оказывается, реакция тоже была хорошая. Он успел одёрнуть руку, так что змеиная голова пролетела мимо, задев пальцы, но челюсти схлопнулись в пустоте, и Дуся, ударившись в стекло террариума, опустилась на дно и угрожающе зашипела. Ассистент с выпученными глазами захлопнул крышку.

— Та-ак, — протянул Иван Иваныч, — попытка была интересная. Ты что ж думаешь, если б эту змею можно было так запросто достать и в руки взять, то её бы к нам привезли? Нет, такой номер не пройдёт.

Паша шмыгнул носом.

— Пойду схожу за противокошачьими перчатками.

Он пошёл вниз и вернулся через минуту с парой великолепных защитных перчаток, предназначенных специально для фиксации кошек. Они были столь прочными, что их невозможно было ни прокусить, ни разодрать когтями.

— Ну-с, — сказал ассистент, натягивая перчатки, закрывавшие руки до локтя, — попытка номер два. Теперь посмотрим, кто кого!

Террариум повторно открылся. Дуся зашевелилась и угрожающе зашипела. Паша аккуратно сунул руку и потянулся к её голове. Питон открыл пасть. Пальцы в перчатке продолжали двигаться, и тогда змея снова сделала выпад. То ли Паша был уверен в собственной защищённости, то ли реакция на сей раз подвела, но руку он не отдёрнул. Дуся же метнулась прямо к его плечу и сомкнула челюсти аккурат чуть выше локтя, где перчатки, собственно заканчивались.

Паша взвыл и выдернул руку, на которой тут же зарделся синяк характерной формы, а Игорёк захлопнул крышку. Дуся активно ползала по террариуму с раздражённым видом.

— Больно, — с обидой в голосе крикнул Паша.

Иван Иваныч отставил чай в сторону.

— Доктор, что делать-то будем? — спросил Игорёк.

Врач задумчиво почесал подбородок.

— Ну, что делать… Змей из природы как отлавливают?

— Ну, змееловы есть специальные на это…

— Понятно, что не доярки. Змееловы-то как орудуют?

— Ну… А, палками прижимают к земле, а потом уже рукой берут.

— Во! – Иван Иваныч поднял вверх указательный палец, — и мы так же будем делать.

— Но у нас же нет специальной палки.

— А зачем нам специальная? Лучший друг ветврача – классическая деревянная швабра. Зафиксирует и кошку, и змею. Можно прям рекламную идею производителям продавать, — доктор подмигнул, — тащи!

Игорёк вынес из туалета хорошую, крепкую швабру.

— Открывай.

Паша полностью снял крышку с террариума. Дуся свернулась в клубок, и снова зашипела, открыв пасть. Игорёк стал пробовать прижать её голову ко дну террариума, но змея всё время её поднимала, то и дело кидаясь на швабру, которая тыкалась в стекло.

— Нет, отбой, — сказал Иван Иваныч, — не пойдёт так. Мы либо зубы ей сломаем, либо террариум разгрохаем. Вот что, надо её шваброй подцепить и вытащить на пол. Тут она поползёт, тогда-то и прижать. Только давайте пространство освободим.

Доктор с двумя ассистентами живо передвинули в столовой стол, стулья, по большей части вынесли в раздевалку. Вскоре пространство столовой было свободно для манёвров, а троица начала чувствовать охотничий азарт. Двери закрыли, Игорёк со шваброй наперевес приблизился к террариуму.

— Ну, поехали. Вынимаем, прижимаешь голову, а Паша за хвост хватает.

Швабра вновь приблизилась к змее, которая опять стала бросаться на орудие охоты. Но у охотников теперь задача была другая. Через полминуты тыканья Игорьку удалось подцепить тело змеи и потащить вверх.

— Есть!

Змея оказалась на полу и, как и рассчитывали змееловы, поползла. В сторону Паши. Игорёк попытался прижать голову шваброй, но Дуся ловко увернулась, изменив направление, и поползла в обратную сторону. Игорёк бросился за ней и снова ткнул в пёстрое тело. На сей раз прижать змею к полу получилось. Однако, поскольку Игорёк таки двигался медленнее, чем было нужно, зафиксированной она оказалась не в области головы, а где-то посередине туловища. Передняя часть питона, оставшаяся свободной, не долго думая, развернулась и бросилась на своего обидчика. Игорёк отпрянул, освободив змею, споткнулся и, вместе со шваброй, полетел на пол, ударившись при этом головой об стену.

— Иван Иваныч, это Вы брали кровь у котика по кличке Тузик сегодня с утра?

Одновременно с этими словами дверь в столовую открылась и на пороге появилась Светочка – молодой лаборант, девочка с внешностью школьницы-отличницы, в аккуратных очочках и с бланком анализа в руке.

Дуся моментально уловила изменение обстановки и, развернувшись, на крейсерской скорости двинулась в сторону Светочки, проскользнула у неё между ногами и стала покидать столовую. Светочка выронила бланк, дико завизжала и, подпрыгнув вверх, уцепилась руками за верх двери. Она повисла, поджав ноги – показательный спортивный трюк, которого от неё никак нельзя было ждать с учётом хрупкости фигуры.

— Уйдёт! – заорал Иван Иваныч.

Паша сделал прыжок, достойный лучших вратарей мирового футбола, но змея оказалась быстрее, хвост её исчез в дверном проёме, а ассистент проехался по полу, воткнувшись плечом в полуоткрытую дверь. От удара Светочку стряхнуло вниз, как спелую грушу, и она приземлилась аккурат на Пашину голову.

Иван Иваныч сжал зубы и промычал нечто нечленораздельное.

 

***

Ассистенты, страдая от полученных травм, отпоили Светочку водой, после чего отправили на первый этаж от греха подальше. Змея к этому времени исчезла. В коридоре на момент побега были открыты только двери в лабораторию и канцелярию, но там сидела боевая дама-делопроизводитель Анна Дмитриевна. По её словам, никаких питонов в комнату не заползало.

Иван Иваныч, Паша и Игорёк осторожно вошли в лабораторию. Никаких признаков наличия рептилии здесь не было.

— Куда ж она могла спрятаться? – пробормотал Игорёк.

— Да куда угодно, — процедил доктор, — это нам теперь надо всё отодвигать, все коробки, канистры, во все шкафчики заглядывать. И всё аккуратно, а то противокошачьи перчатки одни на всех.

Следующие полчаса занял обыск лаборатории. Они заглянули всюду: в коробки, вёдра, ящики, вытяжку, обшарили анализаторы, отодвинули всё, что можно было отодвинуть, проверили все щели, ниши, уголки. Питон словно сквозь землю провалился.

Наконец Иван Иваныч в сердцах сплюнул и вышел в коридор.

— Что ж за наваждение такое с этим стационарным лечением?! То собак по району разыскиваем, то змею по клинике… Хоть прикрывай лавочку к чёртовой матери.

— А если она вообще из клиники куда ушла? – буркнул Паша.

— Да не могла. Форточка вон закрыта, вентиляция вся зарешёчена. Куда ж она денется, растудыть!

— Однако пропала – как испарилась, — констатировал Игорёк.

Иван Иваныч прошёл на кухню и задумчиво допил давно остывший чай. Поставил чашку и полез в телефон. Копался в нём минуту.

— Чтой-то у меня номера Аркадича нет, — проговорил он, — а надо звонить, советоваться.

Он прошёл в канцелярию.

— Анна Дмитриевна, а у тебя телефон Андрей Аркадича есть же наверняка?

Анна Дмитриевна глянула в список сотрудников, который висел рядом с ней на стенке.

— Сюда не успела ещё внести. Есть в личных карточках. Достанете? Папка самая толстая стоит вон там, в третьем шкафу.

Доктор подошёл к дверце, на которой была наклеена бумажная цифра «3» и открыл её. И нос к носу столкнулся с питоном.

Иван Иваныч был мужчина в возрасте, не из пугливых и много чего повидал на своём веку. Но он потом был готов поклясться, что никогда не испытывал такого ужаса, как в тот момент, когда в открывшемся шкафу неожиданно увидел змеиную пасть и услышал демоническое шипение. Он отпрянул, захлопнув дверцу, и с грохотом опустился на стул, который, по счастью, стоял как раз в нужном месте. Несколько секунд он просто пялился на шкаф, тяжело дыша и держась за сердце, не в состоянии произнести ни слова. Потом, наконец, способность говорить вернулась к нему.

— Пацаны! Сюда, бегом! – крикнул он (хотя крика не получилось, поскольку голос неожиданно оказался каким-то сдавленным и болезненным).

Ассистенты влетели в канцелярию.

— Там она, в третьем шкафу, на папках лежит.

— Да как же это так! – всплеснула руками Анна Дмитриевна, — как же она могла сюда попасть, да и ещё на полке в шкафу оказаться?

— У нас в шкафу в задней стенке в паре мест отверстия проделаны, — Иван Иваныч уже начал приходить в себя и говорил почти обычным своим голосом, — там раньше техника стояла кое-какая, и через них провода тянули. А ещё стена причудливой формы, с выступом, так что между ней и шкафом пространство есть. Вот она умудрилась, видать, туда протиснуться, так что её не заметили, а потом в дырку и влезла. Вопрос, как её теперь оттуда извлечь.

— Ну, наверно, опять шваброй выковыривать будем, — сказал Игорёк.

— Ладно, попробуем. Тащи давай.

Игорёк вернулся со шваброй. Встал напротив, а Иван Иваныч и Паша — по обеим сторонам дверец. Анна Дмитриевна осталась в комнате, но, на всякий случай, взобралась с ногами на стул.

— Открывайте, — скомандовал Игорёк.

Иван Иваныч с Пашей одновременно открыли обе дверцы шкафа. Швабра была в состоянии готовности, но выковыривать Дусю на сей раз не пришлось. Разъярённая, она бросилась в сторону Игорька, однако он успел увернуться, и змея шлёпнулась на пол. На сей раз ассистент проявил сноровку и, изловчившись, ткнул шваброй, прижав-таки питонью шею к полу.

— Хватай!

Паша бросился к змее и схватил её за шею. Игорёк отпустил, и его напарник радостно поднял Дусю вверх на вытянутой руке.

Радость триумфатора, однако, была недолгой. Питон сделал то, что и следовало ожидать от него в такой ситуации, поскольку, за исключением головы, остальное его тело сохранило свободу действий. Дуся обмоталась вокруг державшей её руки и, как и положено питону, как следует сдавила.

Паша побледнел. Он попытался оторвать змею от руки, но куда там! Паша беззвучно захлопал ртом…

— Не боись, Пашок, она ж тебе не на горло намоталась, — подскочил к ассистенту Иван Иваныч, — а ну, Игорян, давай, разматываем.

Они вдвоём схватили змею за хвост и с усилием стали снимать с Пашиной руки. Дуся, как могла, сопротивлялась, но, наконец, её вытянули в прямую линию.

— Игорь, держи, я за спреем.

Иван Иванович побежал на кухню. Теперь Паша держал питона за шею, Игорёк за хвост. Растянутая змея не могла ничего сделать, только рот её был злобно открыт, а глаза метали молнии.

Доктор вернулся с баллончиком и залил змею со всех сторон.

— Понесли обратно!

В таком же растянутом виде Дусю отнесли в столовую, бросили в террариум, а Иван Иваныч быстро накрыл заранее приготовленной крышкой. Змея сделала выпад вверх, но обиталище уже было закрыто надёжно.

— Всё, — выдохнул Иван Иваныч, — обработали на фиг!

 

***

Полчаса все отпаивались чаем, включая Анну Дмитриевну и Светочку. Дуся ещё побесилась в своём террариуме, потом заползла в угол, свернулась и успокоилась, решив, видимо, отомстить в следующий раз.

— Мда-а, пацаны, такому вас в Академии не учили, — протянул Иван Иваныч, — кстати, вы завтра оба работаете?

— Вообще-то у меня выходной, — робко начал Паша.

— Нет, никаких выходных. Экстрасмена в связи с производственной необходимостью. А то кто тут завтра прыгать будет вокруг этой дамочки!

Доктор отхлебнул ещё чаю.

— Я только одного не понимаю, — задумчиво проговорил он, — Аркадьич же эту гадюку обрабатывал вообще один! Как?! Супермен он, что ли?..

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Close