Бабезиоз собак: что нам о нём известно? (часть 1)

 

Bilic Petra1, Kules Josipa2, Baric Rafaj Renata3, Mrljak Vladimir1, 2*
1 Clinic for Internal Diseases, Faculty of Veterinary Medicine, University of Zagreb, Heinzelova 55, Zagreb, Croatia;
2 ERA Chair project FP7, VetMedZg, Clinic for Internal Diseases, Faculty of Veterinary Medicine, University of Zagreb, Heinzelova 55, Zagreb, Croatia;
3 Department of Chemistry and Biochemistry, Faculty of Veterinary Medicine, University of Zagreb, Heinzelova 55, Zagreb, Croatia
* Corresponding author: e-mail: vmrljak@vef.hr

 


Ключевые слова: бабезиоз, собака, патогенез, передаваемые клещами заболевания.


 

Введение

 

Бабезиоз является одним из самых клинически значимых заболеваний, передаваемых клещами. Это широко распространённое во всём мире гемопротозойное заболевание, которое поражает многих позвоночных, в том числе людей, и оказывает довольно существенное влияние на глобальную экономику и сферу здравоохранения людей и животных [1]. Бабезиоз известен ещё с древних времён, упоминания о нём можно найти даже в Библии (Книга Исход 9:3) — чума, поразившая стадо египетского фараона Рамзеса II, описывается как «лихорадка красных вод», что отсылает к главному симптому этого заболевания — гемоглобинурии [1]. К концу XIX века, в 1888 году, румынский бактериолог Виктор Бабеш обнаружил новый вид микроорганизмов в эритроцитах крупного рогатого скота [2], а позже и в эритроцитах овец. Эти микроорганизмы в 1893 году были названы в его честь — Babesia bovis и Babesia ovis соответственно [3]. Уже спустя два года в ветеринарной литературе появилось первое описания случая заражения Babesia spp. собаки в Италии [4]. Однако, в ветеринарной среде широко известно другое название бактерий этого рода — пироплазмы. Это название было дано «бактериям» за их грушевидную форму, которую они принимают после деления. Название «пироплазмоз» зачастую используется как собирательное для бабезиоза и тейлериоза. Принято считать, что все эти названия являются синонимом бабезии [5]. К тому же, Babesia и Theileria структурно, функционально и филогенетически родственны роду Plasmodium — возбудителю малярии [6]. В целом, бабезиоз и малярия, вызываемые двумя родственными интраэритроцитарными протозойными паразитами, имеют много схожих патогенетических процессов [7]. А поскольку воспалительные механизмы при этих заболеваниях сходны со всеми септическими состояниями, бабезиоз является формой «протозойного сепсиса» [8, 9]. Благодаря вышеперечисленным сходствам Babesia и Plasmodium бабезиоз животных заслужил прозвище «малярия животных» [7, 10]. Бабезиоз собак, как трансмиссивное заболевание, передаваемое клещами, встречается по всему миру и быстро распространяется благодаря расширению зон обитания клещей и повышению мобильности животных. Сегодня различают более ста близких видов простейших на основании их хозяинной специфичности и обитающих в эритроцитах млекопитающих [11]. Паразиты рода Babesia в основном переносятся клещами и могут заражать различных домашних и диких животных, а также человека [12–14]. В то же время, виды бабезий известны своей высокой специфичностью к небольшому ряду видов животных, которые могут выступать для них в качестве хозяев [11]. Представители рода Babesia внедряются в эритроциты определённого хозяина, вызывая прогрессирующую анемию и различные клинические синдромы, связанные с инвазией.

 

Таксономия и географическое распределение

 

Представители рода Babesia, а также филогенетически близкого к нему рода Theileria, принадлежат к отряду Пироплазмид, тип Апикомплексы. Виды бабезий различают в зависимости от морфологических особенностей интраэритроцитарной стадии паразита, специфичности к хозяину или носителю и восприимчивости к лекарственным препаратам, и из практических соображений обычно делят на большие (Babesia canis 2,5–5,0 мкм) и малые формы (Babesia gibsoni 1,0–2,5 мкм) [11,15].

На основании географической распределённости B. canis, передаваемых разными видами клещей, их антигенных свойств и патогенетических особенностей, эти большие пироплазмы собак делят на три подвида. В частности, Uilenberg et al. [16] предложили пироплазмы, переносимые Dermacentor reticulatus, называть B. canis canis, переносимые Rhipicephalus sanguineusB. canis vogeli, а тех, кого переносят клещи Haemophysalis leachi, называть B. canis rossi [17]. Дальнейшие исследования показали, что, несмотря на свою морфологическую идентичность, эти три группы паразитов различаются между собой специфичностью к разным клещам-переносчикам, а заболевания, которые они вызывают, — патогенетическими и иммунными механизмами [18]. К тому же развивавшийся в 1980-е годы молекулярный филогенетический анализ доказал на основании сравнений последовательностей гена малой рибосомальной субъединицы 18S, что эти три подвида на самом деле являются тремя отдельными видами, которые принято называть B. canis, B. rossi и B. vogeli [5, 19–21]. Ещё один — четвёртый — вид крупной Babesia sp. (Coco), генетически отличный (хотя до сих пор не получивший бинарного названия), был найден в ряде случаев у собак с клинической симптоматикой бабезиоза в Северной Каролине, Нью-Джерси и Нью-Йорке, США. Кроме того, эти большие бабезии, родственные с Babesia bigemina, были выявлены у нескольких собак с ослабленным иммунитетом, многие из которых перенесли спленэктомию [22].

Что касается малых пироплазм: на сегодня выделены и описаны три генетически разных вида, которые могут вызывать клинически различные болезни у собак: B. gibsoni, B. concordae и сходная с B. microti — пироплазма (периодически в литературе называемая Theileria annae) [23–25]. По поводу последней продолжаются споры в отношении того, к какому роду она принадлежит — бабезий или тейлерий [26]. Эта малая пироплазма, родственная B. microti, была выявлена у собак на севере Испании. В паразитологии принято разделять бабезий и тейлерий на основании места, которое они используют для репликации в позвоночном хозяине, и способности к трансовариальной трансмиссии в клеще-носителе. В частности, тейлерии размножаются сначала в лимфоцитах или макрофагах, и лишь затем в эритроцитах хозяина, и не мигрируют из яичников в яйца клеща. Бабезии, напротив, размножаются только в эритроцитах хозяина, а в организме клеща мигрируют из яичников в яйца [27]. В связи с разногласиями на тему таксономической классификации B. microti-подобной пироплазмы, в научной литературе для её обозначения используется несколько синонимов: Babesia (Theileria) annae, Babesia cf. microti, а также предложенная Baneth et al. Babesia vulpes [28–30]. На генетическом уровне у этой пироплазмы отмечается близкое родство с пироплазмой грызунов B. microti и отдалённое родство с представителями рода Theileria [26].

Бабезиоз является одной из наиболее распространённых в мире паразитарных инвазий собак, передаваемых через укус клеща, и зона их обитания стремительно растёт. Насколько нам известно на сегодня, все представители рода Babesia переносятся клещами, и в случае с бабезиозом собак присутствует тесная связь между видом бабезии и видом клеща-носителя. Частота заболеваемости связана с сезонной активностью клещей-переносчиков, пик заболеваемости приходится на лето и осень [31], но динамика распределения бабезиоза собак в Европе претерпела серьёзные изменения за последние десять лет. Причинами этих изменений, вероятно, являются глобальное потепление, постепенная смена ландшафта, рост популяций диких животных, расширение зоны обитания клещей за счёт их переноса дикими животными и птицами, а также изменение структуры среды обитания диких животных [32]. Заболеваемость бабезиозом собак в течение года носит сезонный характер, в частности, период наибольшей и умеренной сырости весной и осенью является для клещей самым благоприятным, хотя непосредственное время начала и окончания активности клещей тесно связано с особенностями климата в конкретном регионе [32]. Бабезиоз очень редко возникает в течение засушливого лета, но часто регистрируется во время дождливого лета, и иногда даже в зимний период при условии отсутствия заморозков. Географическое распределение случаев заражения Babesia spp. в Европе может сильно варьироваться и зависит от наличия в регионе клещей-переносчиков и собак-хозяев [31, 33]. Статистика распределения заболеваемости бабезиозом зависит от многих факторов, таких как техника диагностики, методы анализа популяции и условий окружающей среды, а также от вида бабезий, которого касается анализ [34]. Серопревалентность собак также зависит от их образа жизни, и у охотничьих, уличных собак и собак в приютах она значительно выше по сравнению с домашними собаками [35]. Исследование, проведённое в западной Румынии, подтвердило, что образ жизни для охотничьих собак связан с высоким риском заражения B. canis [36]. Кроме того, увеличение количества серопозитивных собак при увеличении возраста собак в выборке может объясняться повышением общего времени нахождения собак в зоне обитания клещей за годы жизни. Некоторые авторы обнаружили, что у немецких овчарок и комондоров гораздо чаще по сравнению с другими породами выявляются антитела к B. canis, а другое исследование показало, что B. gibsoni чаще всего обнаруживаются у американских питбультерьеров [36, 37]. Однако другие авторы пришли к выводу, что, несмотря на статистическую значимость, заражение бабезиозом связано не с предрасположенностью к определённым породам, а, скорее, с условиями жизни собаки, её стилем жизни и характером работы, в которой она занята [38, 39]. В нашем исследовании мы не обнаружили существенной гендерной предрасположенности к этому заболеванию, что не согласуется с результатами другого исследования, в котором бабезиоз чаще встречался у самцов [38].

B. canis является самым частым возбудителем бабезиоза у собак в Европе и, спорадически, во всём мире. Этот вид больших бабезий был выделен у собак во многих северных, центральных и южных странах Европы, что связано с ареалом обитания их главных переносчиков — Dermacentor reticulatus [40]. Таким образом, серопревалентность к B. canis в Хорватии составляет 20,0%, в Сербии — 26,17%, во Франции — от 14,1% до 20,0%, а в западной Румынии — 19,8% [35, 36, 41–43]. В других станах цифры меньше — от 7,3% до 13% в Албании, 5,7% в Венгрии и от 0,8% до 17% в Италии [44–48]. Самая высокая серопревалентность, согласно Casini et al. [49], зарегистрирована в центральных регионах Италии и составляет 52–57%. Последние цифры, скорее всего, преувеличены, поскольку в целом титры были достаточно низкими, а для иммунофлуоресцентного анализа на антитела характерны перекрёстные реакции [50]. Также стоит отметить, что положительный результат серологического анализа в этих исследованиях может быть связан не только с текущей инвазией у животного, но и с его предыдущими контактами с паразитом. По этой причине серологический скрининг всегда должен быть дополнен методами молекулярной диагностики, чтобы выяснить, находится ли инвазия в активной стадии или нет [50].

Молекулярные исследования в случаях бабезиоза у собак выявили B. canis в разных странах Европы, со средними показателями превалентности от 2,3% в Италии [49] до 3,42% в Хорватии [23], 4,6% в Словении [51], 25,3% в Польше [52] и до 44,8% в Румынии [53]. Глобальные изменения климата и распространение ареала обитания клещей привели к первому зарегистрированному на севере Европы случаю инвазии B. canis в Норвегии [54].

B. vogeli также встречается по всему миру [55], и была выявлена в Африке [56, 57], Азии [58], Турции [59], Австралии [60], Северной [61] и Южной Америке [62]. В Европе ДНК Babesia vogeli была выделена в Словении [51], Албании [48], Франции [63], Испании [64], Португалии [65] и Хорватии [23] с превалентностью около 0,01% в Испании, 0,9% во Франции, 1,3% в Словении и 1,9% в Сербии [66], а на севере и юге Италии она доходит до 16,3% [67]. Отдельного внимания заслуживает тот факт, что в исследовании, проведённом в Словении, серопревалентность к B. vogeli у собак, не проявляющих клинической симптоматики, отмечалась чаще (7%) по сравнению с собаками с клиническими признаками инвазии (1,3 %) [23].

Наконец, распространённость B. rossi — одной из самых патогенных штаммов бабезий — носит эндемический характер, и в основном случаи регистрируются в южной и иногда в восточной части Африки [56, 68].

Что касается малых бабезий, наиболее распространённой является Babesia gibsoni, которая встречается во всём мире. Клинические случаи инвазии B. gibsoni зарегистрированы в Испании [69, 70], Германии [71], Хорватии [23], Италии [72], Сербии [73], а также в других частях света, таких как Азия, США, Австралия и Бразилия [60, 74, 75]. Есть сообщения о случаях передачи инвазии B.gibsoni через укус в ходе драки собак. Другой вид малых бабезий — B.microti-подобная — была выделена в Португалии [76], Испании [77], Франции [78], Хорватии [23], Сербии [66] и Швеции [79].

В таблице №1 представлены известные на сегодня виды бабезий, патогенные для собак, с соответствующими клещами-переносчиками и географическим распространением. Временами встречаются сообщения о неожиданных находках в ходе диагностики инвазий у собак, к примеру, выделение двух видов пироплазм, которые обычно поражают лошадей, — T. equi и B. caballi — у двух собак из Загреба, Хорватия. Эти виды обычно передаются клещами, живущими в регионах Хорватии, такими как Hyalomma, Dermacentor и Rhipicephalus; очевидно, в этих случаях они выступили в роли переносчика для хозяина-собаки [23]. Кроме того, раньше считалось, что специфичность бабезий к конкретным позвоночным имеет строгие рамки, однако молекулярный анализ показал, что спектр хозяев может быть шире. К примеру, в одном исследовании авторы с помощью ПЦР и молекулярного анализа выявили B. canis в популяции живущих в дикой природе волков в Хорватии [13].

 

Таблица 1. Большие и малые бабезии, выявленные на данный момент у собак, с соответствующими клещами-переносчиками и их географическим распространением

Форма Вид Клещи- переносчики Ареал обитания Ссылки
Babesia canis Dermacentor reticulatus Европа [23, 35, 36, 41–49, 51-54]
Большие Babesia vogeli Rhipicephalus sanguineus Африка, Азия, Австралия,
Америка, Европа
[23, 48, 51, 55–67]
(2,5–5,0 мкм) Babesia rossi Haemaphysalis spp. Южная и Восточная Африка [56, 68]
Babesia sp. Неизвестен Америка (США) [22]
Babesia caballi Неизвестен Хорватия [23]
Babesia gibsoni Haemaphysalis longicornis Африка, Азия, Австралия,
Америка, Европа
[23, 60, 69, 75]
Малые (1,0–2,5 мкм) Babesia conradae Rhipicephalus sanguineus
(предположительно)
Америка (запад США) [24, 25]
Babesia vulpes (B.microti-like). Ixodes spp.
(предположительно)
Европа (Испания, Португалия) [23, 66, 76, 79]

 

 

Жизненный цикл и пути передачи

 

Все бабезии передаются через слюну клеща при питании. Таким образом спорозоиты попадают в кровоток и непосредственно проникают в эритроциты, где проходит их дифференцировка в трофозоиты. Трофозоиты размножаются делением (мерогонией) на два или четыре мерозоита, которые затем покидают эритроцит, при этом разрушая его. После этого мерозоиты снова внедряются в эритроциты и продолжают делиться. Цикл репликации паразита продолжается таким образом до тех пор, пока хозяин не умрёт либо пока лекарственная терапия или иммунный ответ его не прервёт [5].

Некоторые мерозоиты трансформируются в эритроцитах в пре-гаметоциты (гамонты), которые попадают в организм клеща, который питается на заражённом хозяине. В желудке клеща пре-гаметоциты дифференцируются в мужские и женские гаметы (в англоязычной литературе синонимы ray bodies и Strahlenkorper), которые затем соединяются, образуя диплоидную зиготу продолговатой формы (гамогония) [80]. Зигота проходит мейоз, в результате которого появляется гаплоидная кинета, которая делится и проникает в гемолимфу, проникая во все ткани и органы клеща, включая слюнные железы и яичники. В слюнных железах кинеты проходят финальную стадию репликации и дифференцировки, становясь спорозоитами, которые могут внедряться в эритроциты хозяина, после того как клещ трансформируется в свою следующую фазу (из личинки в нимфу, из нимфы во взрослую особь); такая способность переживать метаморфозы носителя называется трансстадийной передачей. Как уже упоминалось ранее, бабезии передаются следующим поколениям клещей путём трансовариальной передачи — кинеты могут проникать из яичников в яйца клеща, так что спорозоиты развиваются уже в слюнных железах следующего поколения личинок [12]. Как только клещ прикрепляется и начинает сосать кровь нового позвоночного хозяина, спорозоиты в течение 2–3 дней развиваются в патогенную форму, таким образом заражение происходит через несколько дней после непосредственного нападения. К примеру, для передачи B. canis или B. vogeli от иксодового клеща к хозяину, клещ должен питаться его кровью в течение минимум двух дней, за исключением случаев, когда взрослый клещ, который уже кормился, нападает на нового хозяина, и передача начинается сразу с момента укуса [81]. Этот фактор можно использовать для предотвращения передачи с помощью быстродействующих акарицидных препаратов.

В редких случаях Babesia может передаваться от одного хозяина к другому без помощи клеща-переносчика. Это может происходить при попадании крови инвазированной собаки донору или в ходе собачьих боёв [21]. Большинство случаев вертикальной передачи (от матери потомству) описано у инвазированных B. gibsoni бойцовых собак (питбультерьеров). Относительно недавно были зарегистрированы случаи вертикальной передачи для B. canis и T. annae у других пород [34].

 

Патогенез бабезиоза

 

В патогенезе бабезиоза доминируют два основных механизма — это инвазия паразита в эритроциты с их последующим лизисом и иммунный ответ хозяина на паразитемию. В момент манифестации заболевания острый бабезиоз обычно характеризуется низкой паразитемией, наблюдаемой в периферической крови [19, 82].

 

Анемия

Типичной манифестацией для бабезиоза является гемолитическая анемия, которая может протекать в результате двух форм гемолиза — внутрисосудистого и внесосудистого. После попадания в эритроцит, бабезии продолжают своё развитие в трофозоиты и мерозоиты, которые после лизиса этого эритроцита проникают в соседние, чтобы обеспечить персистенцию инвазии в организме хозяина [83]. Разрушение эритроцита связано с несколькими причинами, включая непосредственное повреждение паразитом клеточной стенки эритроцита, разрушения повреждённых или инвазированных эритроцитов селезёнкой, а также иммунным ответом в виде запуска системы каскада комплемента и/или появления антиэритроцитарных антител [83]. С помощью методов протеомики роль гемолиза в патогенезе бабезиоза была продемонстрирована в изменении экспрессии гаптоглобина, гемопексина и серотрансферрина [84]. Лизис эритроцитов сопровождается широким спектром клинических проявлений, которые не всегда пропорциональны степени анемии и не коррелируют с уровнем паразитемии, которая обычно остаётся на относительно низком уровне [85]. Однако даже при низком уровне паразитемии анемия может быть тяжёлой, что свидетельствует об участии непаразитарных факторов в её развитии. Эти факторы включают в себя осаждение на стенках периферических капилляров продуктов распада эритроцитов (эритроцитарный сладж), эритрофагоцитоз в печени и селезёнке и возможное разрушение эритроцитов иммунной системой с помощью иммуноглобулинов и системы комплемента [86]. В дополнение к гемолизу, вызванному присутствием паразита, у собак с тяжёлыми формами бабезиоза может развиваться аутоиммунная гемолитическая анемия (АИГА) [8], которая обычно становится клинически более значимой, чем вызванная паразитами деструкция эритроцитов, поскольку её интенсивность зависит от реакции организма хозяина.

Несмотря на гемолиз, у некоторых собак с бабезиозом отмечается высокий гематокрит, что является результатом редкого парадоксального осложнения, именуемого «red biliary syndrome». Причиной этого явления считается васкулит, сопровождающийся повышением проницаемости капилляров, и отток жидкости в экстраваскулярное пространство, что приводит к повышению концентрации форменных элементов в крови. Следствием потери жидкости из кровеносного русла может стать острая почечная недостаточность, что является причиной высокой смертности при таких состояниях [87].

 

Лейкопения и тромбоцитопения

С учётом того, что число лейкоцитов может варьироваться, лейкопения наблюдалась при бабезиозе собак, вызванном всеми тремя видами больших бабезий — B. canis, B. gibsoni и B. rossi. Возможными причинами этого явления могут быть секвестрация, образование тромбоцитарно-лецкоцитарных агрегатов, ускорение утилизации лейкоцитов, а также снижение лейкопоэза [88, 89]. Одним из механизмов, приводящих к лейкопении, может быть способность тромбоцитов взаимодействовать с лейкоцитами и индуцировать их «вторичный захват». Последующее взаимодействие нейтрофилов с эндотелием тоже может приводить к снижению числа лейкоцитов, а также вызывать воспаление сосудистой стенки [90, 91].

Отличительным признаком бабезиоза собак является тромбоцитопения [92]. При том, что почти у всех инфицированных собак отмечается тромбоцитопения, у них никогда не развивается геморрагий. Тромбоцитопения может возникать вследствие иммуноопосредованного разрушения тромбоцитов, их секвестрации в селезёнке, повышением температуры тела животного или ДВС-синдрома [91].

Острый характер течения тромбоцитопении и быстрое восстановление числа тромбоцитов наводят на мысль, что иммуноопосредованные механизмы играют в этом важную роль. Связывание тромбоцитов с гистонами может вести к активации тромбоцитов и стимулированию связывания эритроцитов друг с другом на внеклеточной нейтрофильной ловушке, сходной с агрегацией тромбоцитов, возникающей при тромбозе [93]. Тромбоциты также выполняют важную иммунологическую функцию. В целом, оба этих процесса (коагуляция и иммунный ответ) задействуют пересекающиеся между собой механизмы, и воспаление таким образом влияет как на коагуляционную, так и на иммунную функцию тромбоцитов [94].

 

Система свёртывания, фибринолиз и эндотелий

В дополнение к своему участию в первичном гемостазе, активированные тромбоциты представляют собой эффективную каталитическую поверхность для активации энзимных комплексов системы свёртывания крови. Помимо активированных тромбоцитов, есть два дополнительных механизма, обеспечивающих процесс свёртывания крови: гемолиз и ответ острой фазы. В случае инвазии B. bovis эритроциты, инвазированные паразитом, проявляют прокоагулянтные свойства. К тому же, когда в ходе заболевания повреждаются интактные эритроциты, они могут запускать свёртывание крови по внешнему пути [95]. Последствием системной активации коагуляционных механизмов крови может стать диссеминированное внутрисосудистое свёртывание. Это сложное тромбогеморрагическое расстройство у собак с инвазией B. canis было выявлено на основании увеличения комплексов тромбин-антитромбин, снижения антитромбиновой активности, тромбоцитопении и снижения АЧТВ. Поскольку у собак не было клинических проявлений ДВС-синдрома, было решено считать, что при бабезиозе собак он может протекать в компенсированной форме [96]. У собак с неосложнённой формой бабезиоза B. rossi также была выявлена преходящая коагулопатия с отклонениями в показателях протромбинового времени, АЧТВ, фибриногена, Д-димера и тромбоэластографии [97]. Фибринолиз также наблюдался в тяжёлых случаях инвазии B. canis, где у собак при поступлении отмечалось снижение концентрации ингибиторов фибринолиза, ингибитора активатора плазминогена-1 и активируемого тромбином ингибитора фибринолиза, что привело к повышенной фибринолитической активности [98]. В дополнение к влиянию на гемостатическую активность, провоспалительное состояние при бабезиозе оказывает эффект на функцию эндотелия. Маркеры эндотелиальной активации при бабезиозе оказались повышены, что отражает наличие воспалительного ответа в организме хозяина и сдвиг гемостатической активности в прокоагулянтную сторону [91].

 

Синдром системного воспалительного ответа

Развитие синдрома системного воспалительного ответа (ССВО) при бабезиозе вызвано избыточным количеством медиаторов воспаления и считается важным фактором в патофизиологии бабезиоза собак [89, 99]. У собак с тяжёлым воспалительным синдромом смертность выше, чем у собак с тяжёлой анемией, что свидетельствует о том, что интенсивность воспалительного ответа является главным прогностическим фактором при этом заболевании [8].

Иммунный ответ при бабезиозе собак включает сложную сигнальную систему, в которой участвуют эйкозаноиды и цитокины. Эйкозаноиды получаются путём оксидации арахидоновой кислоты или полиненасыщенных жирных кислот. Сигнализация системы эйкозаноидов сложна и похожа на сигнализацию цитокинов. Сигналы, передающиеся эйкозаноидами, рассматриваются преимущественно как провоспалительный компонент врождённого иммунного ответа; однако последние исследования свидетельствуют об их противовоспалительных функциях [100]. Наше исследование, проведённое на собаках, естественным путём инфицированных B. canis, подтвердило, что эйкозаноиды, как медиаторы воспаления, участвуют в регуляции иммунного ответа и воспалительных реакций [101]. Инвазия B. canis провоцирует серьёзные изменения липидных медиаторов в виде значительного повышения уровня лейкотриена B4 и простогландина E2, в то время как уровень тромбоксана B2 в начале заболевания был значительно снижен. Исследование также подтвердило повышение уровней триглицеридов и общего холестерола, а уровень HDL-холестерола упал [101].

Цитокины играют ключевую роль в запуске и развитии системного воспаления. Хотя цитокины необходимы организму для защиты, в случае их избыточной продукции они могут нанести ему вред, причиняя тяжёлую травму тканям и приводя к органной недостаточности [102, 103]. Патогенез бабезиоза зависит от реакции организма хозяина на инвазию, и развитие заболевания оказывается результатом избытка провоспалительных цитокинов на разных моделях животных [104]. В нашем исследовании 20 собак с неотягощённой формой инвазии B. canis мы обнаружили повышение концентрации ИЛ-8 с обратной корреляцией с уровнями эритроцитов и гематокрита. Кроме того, в этом исследовании были обнаружены такие цитокины, как протеин-хемоаттрактант моноцитов (MCP-1) и кератиноцитарный хемотаксисоподобный протеин (keratinocyte chemotactic-like protein), что может помочь отличать осложнённую форму бабезиоза от неосложнённой [105]. Эти результаты согласуются с ранее описанными случаями бабезиоза собак B. rossi, где у невыживших собак отмечалось повышение концентрации MCP-1, а значит, этот цитокин может служить маркером неблагоприятного исхода [88]. Исследование Zygner et al. [106] показало увеличение концентрации в сыворотке крови фактора некроза опухоли альфа (ФНО-a) при бабезиозе собак, вызванном B. canis. Этот провоспалительный цитокин оказывает влияние на развитие гипотензии и почечной недостаточности при бабезиозе собак.

Концентрация белков острой фазы воспаления (APPs) меняется в ответ на секрецию цитокинов. В ходе ответа острой фазы (ООФ) происходит увеличение секреции положительных APPs и снижение секреции отрицательных. Наши недавние результаты подчёркивают тот факт, что различные физиологические пути, включая ООФ, активация коагуляции и системы комплемента, транспорт и метаболизм жиров, оксидативный стресс и витамин-D-зависимые пути могут модулироваться при бабезиозе собак [107]. Результаты исследования Matijatko et al. [89] показали, что B. canis провоцируют выраженный ООФ, а С-реактивный белок и сывороточный амилоид А выступают в роли маркеров, по которым можно судить о максимуме ответной реакции, и могут быть использованы для мониторинга в ходе лечения. Избыточная провоспалительная активность с увеличением концентрации СРБ также была зарегистрирована при естественной инвазии B. canis [91] и искусственно индуцированной B. gibsoni [108]. В нашем протеомическом исследовании изменения показателей сыворотки крови при бабезиозе собак мы обнаружили ряд протеинов с разным уровнем экспрессии, служащими медиаторами ответа острой фазы, включая СРБ [84].

 

Полиорганная недостаточность

Осложнённое течение бабезиоза включает в себя клинические манифестации, не связанные с гемолитическими процессами. На Конференции согласия американского колледжа торакальной хирургии и общества интенсивной терапии [9] было согласовано определение синдрома полиорганной недостаточности (СПОН), которое также применимо к собакам с осложнёнными формами бабезиоза. Первичный СПОН определяется как прямой результат травмы или повреждения, и возникает незамедлительно, в то время как вторичный СПОН развивается в результате воспалительного ответа в организме хозяина [9]. Goris et al. [109] считает, что СПОН развивается как следствие нарушения механизмов, регулирующих провоспалительную и противовоспалительную активность, что приводит к генерализованному саморазрушающему воспалению. Главными медиаторами воспалительного ответа в организме хозяина являются азотная кислота, свободные радикалы кислорода, эйкозаноиды и фактор активации тромбоцитов [110]. Самыми частыми осложнениями при СПОН являются острая почечная недостаточность, церебральный бабезиоз, коагулопатия, желтуха и гепатопатия, аутоиммунная гемолитическая анемия, подострый бабезиоз, острый респираторный дистресс-синдром, гемоконцентрация, гипотензия, патология миокарда, панкреатит и шок. Количество поражённых органов при острой полиорганной недостаточности коррелирует с уровнем смертности [87].

Гипоксия, часто развивающаяся при бабезиозе, провоцирует каскад патофизиологических событий в качестве адаптивного механизма. Снижение доступности кислорода активирует экспрессию ядерного фактора каппа-B, отвечающего за выработку провоспалительных цитокинов [111].

Гепатопатия является частым осложнением инвазии B. rossi [112]. Преходящая форма гепатопатии может быть вызвана кислородным голоданием тканей, вызывающим диффузный гепатоцеллюлярный отёк [8]. Анемия считается одним из факторов, вызывающих гипоксию и гипоксическое повреждение печени. С другой стороны, Zygner et al. [113] в своём исследовании на 230 собаках с B. canis не выявил корреляции между анемией и повышением активности аминотрасфераз и щелочной фосфатазы, что говорит о том, что наличие повреждений и дисфункции печени зависит в том числе и от вида возбудителя.

Хотя острая почечная недостаточность при бабезиозе собак может развиваться в качестве осложнения, чаще всего отмечается незначительное повреждение почек, проявляющееся в протеинурии и атипичном осадке в моче [114]. Морфологические повреждения, которые обнаруживаются в почках, вызваны анемической гипоксией в связи с эритроцитарной дисфункцией. Однако при тяжёлом течении бабезиоза гораздо более вероятной причиной становится гиповолемия [89]. Ранее уже было доказано, что гипоксия является более вероятной причиной тубулярных повреждений почек, чем токсический эффект гемоглобинурии [115], а Mathe et al. [116] описал у собак с B. canis почечные повреждения, типичные для гипоксии. Устойчивая положительная зависимость между уровнем ФНО-альфа и концентрациями мочевины и креатинина указывают на влияние ФНО-альфа на развитие почечной недостаточности при бабезиозе собак [106]. Помимо этого, функция почек снижается из-за медиаторов воспаления, что выражается в снижении почечной перфузии и скорости клубочковой фильтрации [113].

Под термином церебральный бабезиоз (ЦБ) подразумевают развитие в нервной системе симптомов, связанных с дисфункцией эритроцитов, но он развивается довольно редко [117]. Однако развившийся ЦБ означает плохой прогноз, поскольку он вызван повреждением эндотелия с последующим микроваскулярным некрозом, периваскулярным отёком и геморрагией. Гистологически очаги могут быть разной степени тяжести, но всегда включают в себя локальное повреждение эндотелия [112]. Патогенез ЦБ связан с разрушением эритроцитов в микроциркуляторном русле центральной нервной системы и высвобождением медиаторов воспаления, а также гипоксией тканей, из-за чего может появляться неврологическая симптоматика [118]. ЦБ обычно ассоциируется с высокой смертностью [15].

Патогенез острого респираторного дистресс-синдрома (ОРДС), скорее всего, связан с увеличением проницаемости альвеолярных капилляров, вызванной ССВО, при которой важную роль играют воспалительные цитокины и активные формы кислорода [10].

Рабдомиолиз, сердечная недостаточность и панкреатит — самые редкие осложнения бабезиоза собак. Патогенез рабдомиолиза при этом заболевании остаётся неясным, но, вероятно, важную роль в нём играют воспалительные цитокины и оксид азота. Рабдомиолиз часто сопровождается другими осложнениями, такими как ОПН, ЦБ и ОРДС [119].

Что касается сердечной недостаточности — снижение уровня мозгового натрийдиуретического пептида (NT-proBNP) у собак с бабезиозом означает снижение сердечной функции, и тяжесть этого состояния находится в прямой пропорциональной зависимости от общей тяжести заболевания [120]. Уровень NT-proBNP в сыворотке крови увеличивается при объёмной перегрузке сердца, вызываемой сердечной недостаточностью или, вторично, осложнениями со стороны лёгких. Концентрация сердечного тропонина I — чувствительного маркера повреждения сердечной мышцы — также увеличивается пропорционально тяжести заболевания [121].

При инвазии B. rossi гемолитическая анемия и синдром ишемии-реперфузии, предположительно, являются главными патофизиологическими механизмами, приводящими к панкреатиту. Гипотензивный шок, иммунноопосредованная гемолитическая анемия, гемоконцентрация и вероятное нарушение липидного обмена при бабезиозе также могут влиять на развитие панкреатита [122].

Для предсказания смертности могут быть использованы эндокринные предикторы. Высокая концентрация кортизола и адренокортикотропного гормона, наряду со сниженной концентрацией тироксина и свободного тироксина, в плазме крови коррелирует с уровнем смертности при инвазии B. rossi [123].

(Окончание в СВМ №4)

 

Литература

  1. Homer MJ, Aguilar-Delfin I, Telford SR, Krause PJ, Persing DH: Babesiosis. Clin Microbiol Rev 2000, 13:451–469.
  2. Babes V: Sur l'hemoglobinurie bacterienne du breuf. C R Acad Sci 1888, 107:692–694.
  3. Starcovici C: Bemerkungen uber den durch Babes entdeckten Blutparasiten und die durch denselben hervorgebrachten Krakheiten, die seuchenhafte Hamoglobinurie des Rindes (Babes), dans Texasfieber (Th. Smith) und der Carceag der Schafe (Babes). Zentralbl Bakteriol 1893, 14:1–8.
  4. Roncalli AR: The history of Italian parasitology. Vet Parasitol 2001, 98:3–30.
  5. Uilenberg G: Babesia — A historical overview. Vet Parasitol 2006, 138:3–10.
  6. Lau AO: An overview of the Babesia, Plasmodium and Theileria genomes: a comparative perspective. Mol Biochem Parasitol 2009, 164:1–8.
  7. Clark IA, Jacobson LS: Do babesiosis and malaria share a common disease process? Ann Trop Med Parasitol 1998, 92:483–488.
  8. Reyers F, Leisewitz AL, Lobetti R, Milner RJ, Jacobson LS, van Zyl M: Canine babesiosis in South Africa: More than one disease. Does this serve as a model for falciparum malaria? Ann Trop Med Parasitol 1998, 92:503–511.
  9. Bone RC, Balk RA, Cerra FB Dellinger RP, Fein AM, Knaus WA, Schein RM, Sibbald WJ: Definitions for sepsis and organ failure and guidelines for the use of innovative therapies in sepsis. The ACCP/SCCM Consensus Conference Committee. American College of Chest Physicians/Society of Critical Care Medicine. Chest 1992, 101:1644–1655.
  10. Jacobson LS, Clark IA: The pathophysiology of canine babesiosis: new approaches to an old puzzle. J S Afr Vet Assoc 1994, 65:134–145.
  11. Beugnet F, Moreau Y: Babesiosis. Rev Sci Tech Off Int Epiz 2015, 34:627–639.
  12. Schnittger L, Rodriguez AE, Florin-Christensen M, Morrison DA: Babesia: a world emerging. Infect Genet Evol 2012, 12:1788–809.
  13. Beck A, Huber D, Polkinghorne A, Gudan Kurilj A, Benko V, Mrljak V, Reljic S, Kusak J, Reil I, Beck R: The prevalence and impact of Babesia canis and Theileria sp. in free-ranging grey wolf (Canis lupus) populations in Croatia. Parasit Vectors 2017, 10:168.
  14. Skrabalo Z, Deanovic Z: Piroplasmosis in man; report of a case. Doc Med Geogr Trop 1957, 9:11–6.
  15. Boozer AL, Macintire DK: Canine babesiosis. Vet Clin North Am Small Anim Pract 2003, 33:885–904.
  16. Uilenberg G, Franssen FFJ, Perie M, Spanjer AMM: Three groups of Babesia canis distinguished and a proposal for nomenclature. Vet Q 1989, 11:33–40.
  17. Hauschild S, Shayan P, Schein E: Characterization and comparison of merozoite antigens of different Babesia canis isolates by serological and immunological investigations. Parasitol Res 1995, 81:638–642.
  18. Carret C, Walas F, Carey B, Grande N, Precigout E, Moubri K, Schetters TP, Gorenflot A: Babesia canis canis, Babesia canis vogeli, Babesia canis rossi: differentiation of the three subspecies by a restriction fragment length polymorphism analysis on amplified small subunit ribosomal RNA genes. J Eukaryot Microbiol 1999, 46:298–303.
  19. Schetters T, Moubri K, Precigout E, Kleuskens J, Scholtes NC, Gorenflot A: Different Babesia canis isolates, different diseases. Parasitology 1997, 115:485–493.
  20. Irwin PJ: Canine babesiosis: from molecular taxonomy to control. Parasit Vectors 2009, 2 (Suppl.1):S4.
  21. Koster LS, Lobetti RG, Kelly P: Canine babesiosis: a perspective on clinical complications, biomarkers, and treatment. Vet Med: Res Reports 2015, 6:119–128.
  22. Birkenheuer AJ, Neel J, Ruslander D, Levy MG, Breitschwerdt EB: Detection and molecular characterization of a novel large Babesia species in a dog. Vet Parasitol 2004, 124:151–160.
  23. Beck R, Vojta L, Mrljak V, Marinculic A, Beck A, Zivicnjak T, Caccio SM: Diversity of Babesia and Theileria species in symptomatic and asymptomatic dogs in Croatia. Int J Parasitol 2009, 39:843–848.
  24. Kjemtrup AM, Conrad PA: A review of the small canine piroplasms from California: Babesia conradae in the literature. Vet Parasitol 2006, 138:112–117.
  25. Kjemtrup AM, Wainwright K, Miller M, Penzhorn BL, Carreno RA: Babesia conradae, sp. nov., a small canine Babesia identified in California. Vet Parasitol 2006, 138:103–111.
  26. Miro G, Checa R, Paparini A, Ortega N, Gonzalez-Fraga JL, Gofton A, Bartolome A, Montoya A, Galvez R, Mayo PP, Irwin P: Theileria annae (syn. Babesia microti-like) infection in dogs in NW Spain detected using direct and indirect diagnostic techniques: clinical report of 75 cases. Parasit Vectors 2015, 8:217.
  27. Chauvin A, Moreau E, Bonnet S, Plantard O, Malandrin L: Babesia and its hosts: adaptation to long-lasting interactions as a way to achieve efficient transmission. Vet Res 2009, 40:37.
  28. Baneth G, Florin-Christensen M, Cardoso L, Schnittger L: Reclassification of Theileria annae as Babesia vulpes sp. nov. Parasit Vectors 2015, 8:207.
  29. Zahler M, Rinder H, Schein E, Gothe R: Detection of a new pathogenic Babesia microti- like species in dogs. Vet Parasitol 2000, 89:241–248.
  30. Camacho-Garcia AT: Piroplasma infection in dogs in northern Spain. Vet Parasitol 2006, 138:97–102.
  31. Matijatko V, Torti M, Schetters TP: Canine babesiosis in Europe: how many diseases? Trends Parasitol 2012, 28:99–105.
  32. Leschnik M, Kirtz G, Tichy A, Leidinger E: Seasonal occurrence of canine babesiosis is influenced by local climate conditions. Int J Med Microbiol 2008, 298:243–248.
  33. Hamel D, Rohrig E, Pfister K: Canine vector-borne disease in travelled dogs in Germany-a retrospective evaluation of laboratory data from the years 2004–2008. Vet Parasitol 2011, 181:31–36.
  34. Solano-Gallego L, Sainz A, Roura X, Estrada-Pena A, Miro G: A review of canine babesiosis: the European perspective. Parasit Vectors 2016, 9:336.
  35. Mrljak V, Kules J, Mihaljevic Z, Torti M, Gotic J, Crnogaj M, Zivicnjak T, Mayer I, Smit I, Bhide B, Baric Rafaj R: Prevalence and geographic distribution of vector-borne pathogens in apparently healthy dogs in Croatia. Vector Borne Zoonotic Dis 2017, 17:398–408.
  36. Imre M, Farkas R, Ilie M, Imre K, Hotea I, Morariu S, Morar D, Darabu§ G: Seroprevalence of Babesia canis infection in clinically healthy dogs from Western Romania. J Parasitol 2013, 99:161–163.
  37. Costa-Junior LM, Ribeiro MF, Rembeck K, Rabelo EM, Zahler-Rinder M, Hirzmann J, Pfister K, Passos LM: Canine babesiosis caused by Babesia canis vogeli in rural areas of the State of Minas Gerais, Brazil and factors associated with its seroprevalence. Res Vet Sci 2009, 86:257–260.
  38. Adaszek L, Martinez AC, Winiarczyk S: The factors affecting the distribution of babesiosis in dogs in Poland. Vet Parasitol 2011, 18:160–165.
  39. Bourdoiseau G: Canine babesiosis in France. Vet Parasitol 2006, 138:118–125.
  40. Karbowiak G: The occurrence of the Dermacentor reticulatus tick-its expansion to new areas and possible causes. Ann Parasitol 2014, 60:37–47.
  41. Mas JP: Seroepidemiologie de la babesiose canine en region d'endemie. These Doct Vet Lyon 1990:n849.
  42. Cabannes A, Pelse H, Lucchese F, Appriou M: Seroprevalence de la babesiose canine dans le Sud-Ouest de la France. Rev Med Vet 2002, 153:27–28.
  43. Potkonjak A, Vracar V, Novakov N, Stevancevic O, Stojanac N: Seroepidemiological research of babesiosis in dogs in the area of Novi Sad, Autonomous Province of Vojvodina, Republic of Serbia. Journal for Veterinary Medicine, Biotechnology and Biosafety 2015, 1:22–24.
  44. Traldi G, Ahmed M H, Mazzucchelli M: Diffusione di Babesia canis in 2 province del nord Italia. Parassitologia 1988, 30:209–210.
  45. Trotz-Williams LA, Trees AJ: Systemic review of the distribution of the major vector-borne parasitic infections in dogs and cats in Europe. Vet Rec 2003, 152:97–105.
  46. Hornok S, Edelhofer R, Farkas R: Seroprevalence of canine babesiosis in Hungary suggesting breed predisposition. Parasitol Res 2006, 99:638–642.
  47. Lazri T, Duscher G, Edelhofer R, Bytyci B, Gjino P, Joachim A: Infektionen mit arthropodenu'bertragenen Parasiten bei Hunden im Kosovo und in Albanien unter besonderer Berucksichtigung der Leishmanieninfektionen. Wien Klin Wochenschr 2008, 120(S4):54–58.
  48. Hamel D, Silaghi C, Knaus M, Visser M, Kusi I, Rapti D, Rehbein S, Pfister K: Detection of Babesia canis subspecies and other arthropod-borne diseases in dogs from Tirana, Albania. Wien Klin Wochenschr 2009, 121:42–45.
  49. Casini R, Zanutto S, Frangipane di Regalbono A, Gabrielli S, Calderini P, Moretti A, Tampieri MP, Pietrobelli M: Canine piroplasmosis in Italy: Epidemiological aspects in vertebrate and invertebrate hosts. Vet Parasitol 2009,165:30–35.
  50. Cardoso L, Gilad M, Cortes HC, Nachum-Biala Y, Lopes AP, Vila-Vi^osa MJ, Simoes M, Rodrigues PA, Baneth G: First report of Anaplasma platys infection in red foxes (Vulpes vulpes) and molecular detection of Ehrlichia canis and Leishmania infantum in foxes from Portugal. Parasit Vectors 2015, 8:144.
  51. Duh D, Tozon N, Petrovec M, Strasek K, Avsic-Zupanc T. Canine babesiosis in Slovenia: Molecular evidence of Babesia canis canis and Babesia canis vogeli. Vet Res 2004, 35:363368.
  52. Welc-Faleciak R, Rodo A, Sinski E, Bajer A: Babesia canis and other tick-borne infections in dogs in Central Poland. Vet Parasitol 2009, 166:191–198.
  53. Hamel D, Silaghi C, Lescai D, Pfister K: Epidemiological aspects on vectorborne infections in stray and pet dogs from Romania and Hungary with focus on Babesia spp. Parasitol Res 2012, 110:1537–1545.
  54. 0ines 0, Storli K, Brun-Hansen H: First case of babesiosis caused by Babesia canis canis in a dog from Norway. Vet Parasitol 2010,171:350–353.
  55. Dantas-Tores F: The brown dog tick, Rhipicephalus sanguineus (Latreille, 1806) (Acari: Ixodidae): From taxonomy to control. Vet Parasitol 2008, 152:173–185.
  56. Matjila PT, Penzhorn BL, Bekker CP, Nijhof AM, Jongejan F: Confirmation of occurrence of Babesia canis vogeli in domestic dogs in South Africa. Vet Parasitol 2004, 122:119–125.
  57. Mghirbi Y, Bouattour A: Detection and molecular characterization of Babesia canis vogeli from naturally infected dogs and Rhipicephalus sanguineus ticks in Tunisia. Vet Parasitol 2008, 152:1–7.
  58. Inokuma H, Yoshizaki Y, Matsumoto K, Okuda M, Onishi T, Nakagome K, Kosugi R, Hirakawa M: Molecular survey of Babesia infection in dogs in Okinawa, Japan. Vet Parasitol 2004, 121:341–346.
  59. Gulanber A, Gorenflot A, Schetters TPM, Carcy B: First molecular diagnosis of Babesia vogeli in domestic dogs from Turkey. Vet Parasitol 2006, 139:224–230.
  60. Jefferies R, Ryan UM, Muhlnickel CJ, Irwin PJ: Two species of canine Babesia in Australia: detection and characterization by PCR. J Parasitol 2003, 89:409–412.
  61. Birkenheuer AJ, Levy MG, Breitschwerdt EB: Development and evaluation of a semi- nested PCR for detection and differentiation of Babesia gibsoni (Asian genotype) and Babesia canis DNA in canine blood samples. J Clin Microbiol 2003, 41:4172–4177.
  62. Passos LMF, Geiger SM, Ribeiro MFB, Pfister K, Zahler-Rinder M: First molecular detection of Babesia vogeli in dogs from Brazil. Vet Parasitol 2005, 127:81–85.
  63. Criado-Fornelio A, Buling A, Pingret JL, Etievant M, Boucraut-Baralon C, Alongi A, Agnone A, Torina A: Hemoprotozoa of domestic animals in France: prevalence and molecular characterization. Vet Parasitol 2009, 159:73–76.
  64. Criado-Fornelio A, Rey-Valeiron C, Buling A, Barba-Carretero JC, Jefferies R, Irwin P: New advances in molecular epizootiology of canine hematic protozoa from Venezuela, Thailand and Spain. Vet Parasitol 2007, 144: 261–269.
  65. Cardoso L, Costa A, Tuna J, Vieira L, Eyal O, Yisaschar-Mekuzas Y, Baneth G: Babesia canis canis and Babesia canis vogeli infections in dogs from northern Portugal. Vet Parasitol 2008, 156:199–204.
  66. Gabrieli S, Otasevic S, Ignjatovic A, Savic S, Fraulo M, Arsic-Arsenijevic V, Momcilovic S, Cancrini G: Canine Babesioses in Noninvestigated Areas of Serbia. Vector Borne Zoonotic Dis 2015, 15:535–538.
  67. Solano-Gallego L, Trotta M, Carli E, Carcy B, Caldin M, Furlanello T: Babesia canis canis and Babesia canis vogeli clinicopathological findings and DNA detection by means of PCR-RFLP in blood from Italian dogs suspected of tick-borne disease. Vet Parasitol 2008, 157:211–221.
  68. Oyamada M, Davoust B, Boni M, Dereure J, Bucheton B, Hammad A, Itamoto K, Okuda M, Inokuma H: Detection of Babesia canis rossi,
    B. canis vogeli, and Hepatozoon canis in dogs in a village of eastern Sudan by using a screening PCR and sequencing methodologies. Clin Diagn Lab Immunol 2005, 12:1343–1346.
  69. Criado-Fornelio A, Gonzalez-del-Rio MA, Buling-Sarana A, Barba-Carretero JC: Molecular characterization of a Babesia gibsoni isolate from a Spanish dog. Vet Parasitol 2003, 117:123–129.
  70. Tabar MD, Francino O, Altet L, Sanchez A, Ferrer L, Roura X: PCR survey of vectorborne pathogens in dogs living in and around Barcelona, an area endemic for leishmaniosis. Vet Rec 2009, 164:112–116.
  71. Hartelt K, Rieker T, Oehme RM, Brockmann SO, Muller W Dorn N: First evidence of Babesia gibsoni (Asian genotype) in dogs in Western Europe. Vector Borne Zoonotic Dis 2007, 7:163–166.
  72. Trotta M, Carli E, Novari G, Furlanello T, Solano-Gallego L: Clinicopathological findings, molecular detection and characterization of Babesia gibsoni infection in a sick dog from Italy. Vet Parasitol 2009, 165:318–322.
  73. Davitkov D, Vucicevic M, Stevanovic J, Krstic V, Tomanovic S, Glavinic U, Stanimirovic Z: Clinical babesiosis and molecular identification of Babesia canis and Babesia gibsoni infections in dogs from Serbia. Acta Vet Hung 2015, 63:199–208.
  74. Zahler M, Rinder H, Zweygarth E, Fukata T, Maede Y, Schein E, Gothe R: Babesia gibsoni of dogs from North America and Asia belong to different species. Parasitology 2000, 120:365–369.
  75. Trapp SM, Messick JB, Vidotto O, Jojima FS, de Morais HS: Babesia gibsoni genotype Asia in dogs from Brazil. Vet Parasitol 2006, 141:177–180.
  76. Simoes PB, Cardoso L, Araujo M, Yisaschar-Mekuzas Y, Baneth G: Babesiosis due to the canine Babesia microti-like small piroplasm in dogs-first report from Portugal and possible vertical transmission. Parasit Vectors 2011, 4:50.
  77. Camacho AT, Pallas E, Gestal JJ, Guitian FJ, Olmeda AS, Goethert HK, Telford SR: Infection of dogs in north-west Spain with a Babesia microti-Xike agent. Vet Rec 2001, 149:552–555.
  78. Rene-Martellet M, Moro CV, Chene J, Bourdoiseau G, Chabanne L, Mavingui P: Update on epidemiology of canine babesiosis in Southern France. BMC Vet Res 2015, 11:223.
  79. Falkeno U, Tasker S, Osterman-Lind E, Tvedten HW: Theileria annae in a young Swedish dog. Acta Vet Scand 2013, 55:50.
  80. Mehlhorn H, Schein E: The Piroplasms: Life Cycle and Sexual Stages. Adv Parasitol 1984, 23: 37–103.
  81. Schorderet-Weber S, Noack S, Selzer PM, Kaminsky R: Blocking transmission of vector- borne diseases. Int J Parasitol Drugs Drug Resist 2017, 7:90–109.
  82. Furlanello T, Fiorio F, Caldin M, Lubas G, Solano-Gallego L: Clinicopathological findings in naturally occurring cases of babesiosis caused by large form Babesia from dogs of northeastern Italy. Vet Parasitol 2005, 134:77–85.
  83. Vannier EG, Diuk-Wasser MA, Mamoun CB, Krause PJ: Babesiosis. Infect Dis Clin North Am 2015, 29:357–370.
  84. Kules J, Mrljak V Baric Rafaj R, Selanec J, Burchmore R, Eckersall PD: Identification of serum biomarkers in dogs naturally infected with Babesia canis canis using a proteomic approach. BMC Vet Res 2014, 10:111.
  85. Eichenberger RM, Ramakrishnan C, Russo G, Deplazes P, Hehl AB: Genome-wide analysis of gene expression and protein secretion of Babesia canis during virulent infection identifies potential pathogenicity factors. Sci Rep 2017, 7:3357.
  86. Maegraith B, Gilles HM, Devakul K: Pathological processes in Babesia canis infections. Z Tropenmed Parasitol 1957: 8(4):485–514.
  87. Welzl C, Leisewitz AL, Jacobson LS, Vaughan-Scott T, Myburgh E: Systemic inflammatory response syndrome and multiple-organ damage/dysfunction in complicated canine babesiosis. J S Afr Vet Assoc 2001, 72:158–162.
  88. Goddard A, Leisewitz AL, Kjelgaard-Hansen M, Kristensen AT, Schoeman JP: Excessive pro-inflammatory serum cytokine concentrations in virulent canine babesiosis. PloS ONE 2016, 11(3): e0150113.
  89. Matijatko V Mrljak V, Kis I, Kucer N, Forsek J, Zivicnjak T, Romic Z, Simec Z, Ceron JJ: Evidence of an acute phase response in dogs naturally infected with Babesia canis. Vet Parasitol 2007, 144:242–250.
  90. Mine S, Fujisaki T, Suematsu M, Tanaka Y: Activated platelets and endothelial cell interaction with neutrophils under flow conditions. Intern Med 2001, 40:1085–1092.
  91. Baric Rafaj R, Kules J, Selanec J, Vrkic N, Zovko V, Zupancic M, Trampus Bakija A, Matijatko V, Crnogaj M, Mrljak V: Markers of coagulation activation, endothelial stimulation, and inflammation in dogs with babesiosis. J Vet Intern Med 2013, 27:1172–1178.
  92. Kirtz G, Leschnik M, Hooijberg E, Tichy A, Leidinger E: In-clinic laboratory diagnosis of canine babesiosis (Babesia canis canis) for veterinary practitioners in Central Europe. Tierarztl Prax Ausg K Klientiere Heimtiere 2012, 40:87–94.
  93. Caudrillier A, Kessenbrock K, Gilliss BM, Nguyen JX, Marques MB, Monestier M, Toy P, Werb Z, Looney MR: Platelets induce neutrophil extracellular traps in transfusion-related acute lung injury. J Clin Invest 2012, 122:2661–2671.
  94. Kapur R, Zufferey A, Boilard E, Semple JW: Nouvelle cuisine: platelets served with inflammation. J Immunol 2015, 194:5579–5587.
  95. Goodger BV, Redebramanis K, Wright IG: Procoagulant activity of Babesia bovis-infected erythrocytes. J Parasitol 1987, 73:1052–1060.
  96. Baric Rafaj R, Matijatko V Kis I, Kucer N, Zivicnjak T, Lemo N, Zvorc Z, Brkljacic M, Mrljak V: Alterations in some blood coagulation parameters in naturally occurring cases of canine babesiosis. Acta Vet Hung 2009, 57:295–304.
  97. Liebenberg C, Goddard A, Wiinberg B, Kjelgaard-Hansen M, van der Merwe LL, Thompson PN, Matjila PT, Schoeman JP: Hemostatic abnormalities in uncomplicated babesiosis (Babesia rossi) in dogs. J Vet Intern Med 2013, 27:150–156.
  98. Kules J, Gotic J, Mrljak V, Baric Rafaj R: Blood markers of fibrinolysis and endothelial activation in canine babesiosis. BMC Vet Res 2017, 13:82.
  99. Schetters TP, Kleuskens JA, Van De Crommert J, De Leeuw PW Finizio AL, Gorenflot A: Systemic inflammatory responses in dogs experimentally infected with Babesia canis; a haematological study. Vet Parasitol 2009, 162:7–15.
  100. Dennis EA, Norris PC: Eicosanoid Storm in Infection and Inflammation. Nat Rev Immunol 2015, 15:511–523.
  101. Mrljak V, Kucer N, Kules J, Tvarijonaviciute A, Brkljacic M, Crnogaj M, Zivicnjak T, Smit I, Ceron JJ, Baric Rafaj R: Serum concentrations of eicosanoids and lipids in dogs naturally infected with Babesia canis. Vet Parasitol 2014, 201:24–30.
  102. Borghetti P, Saleri R, Mocchegiani E, Corradi A, Martelli P: Infection, immunity and the neuroendocrine response. Vet Immunol Immunopathol 2009, 130:141–162.
  103. Lewis DH, Chan DL, Pinheiro D, Armitage-Chan E, Garden OA: The immunopathology of sepsis: pathogen recognition, systemic inflammation, the compensatory antiinflammatory response, and regulatory T cells. J Vet Intern Med 2012, 26:457–82.
  104. Clark IA, Alleva LM, Budd AC, Cowden WB: Understanding the role of inflammatory cytokines in malaria and related diseases. Travel Med Infect Dis 2008, 6:67–81.
  105. Galan A, Mayer I, Rafaj RB, Bendelja K, Susic V, Ceron JJ, Mrljak V: MCP-1, KC-like and IL-8 as critical mediators of pathogenesis caused by Babesia canis. PloS One 2018, 13(1):e0190474.
  106. Zygner W Gojska-Zygner O, B^ska P, Dlugosz E: Increased concentration of serum TNF alpha and its correlations with arterial blood pressure and indices of renal damage in dogs infected with Babesia canis. Parasitol Res 2014, 113:1499–1503.
  107. Kules J, de Torre-Minguela C, Baric Rafaj R, Gotic J, Nizic P, Ceron JJ, Mrljak V: Plasma biomarkers of SIRS and MODS associated with canine babesiosis. Res Vet Sci 2016, 105:222–228.
  108. Brown AL, Shiel RE, Irwin PJ: Clinical, haematological, cytokine and acute phase protein changes during experimental Babesia gibsoni infection of beagle puppies. Exp Parasitol 2015, 157:185–96.
  109. Goris RJ, Bockhorst TP, Nuytinek JK, Gimbrere JS: Multiple-organ failure. Generalized autodestructive inflammation? Arch Surg 1985, 120:1109–1115.
  110. Purvis D, Kirby R: Systemic inflammatory response syndrome: septic shock. Vet Clin North Am Small Anim Pract 1994, 24:1225–1247.
  111. Szade A, Grochot-Przeczek A, Florczyk U, Jozkowicz A, Dulak J: Cellular and molecular mechanisms of inflammation induced angiogenesis. IUBMB Life 2015, 67:145–159.
  112. Jacobson LS: The South African form of severe and complicated canine babesiosis: clinical advances 1994-2004. Vet Parasitol 2006, 138:126–139.
  113. Zygner W, Wedrychowicz H: Influence of anaemia on azotaemia in dogs infected with Babesia canis in Poland. Bull Vet Inst Pulawy 2009, 53:663–668.

2001, Lobetti RG, Jacobson LS: Renal involvement in dogs with babesiosis. J S Afr Vet Assoc 72: 23–28.

  1. Lobetti RG, Reyers F, Nesbit JW: The comparative role of haemoglobinuria and hypoxia in the development of canine babesial nephropathy. J S Afr Vet Assoc 1996, 67:188–198.
  2. Mathe A, Dobos-Kovacs M, Voros K: Histological and ultrastructural studies of renal lesions in Babesia canis infected dogs treated with imidocarb. Acta Vet Hung 2007, 55:511523.
  3. Taboada J, Lobetti R: Babesiosis. In: Greene C ed. Infectious Diseases of the Dog and Cat. 3rd edn. St. Louis: WB Saunders Co; 2006, 722–735.
  4. Schetters TP, Eling WM: Can Babesia infections be used as a model for cerebral malaria? Parasitol Today 1999, 15:492–497.
  5. Jacobson LS, Lobetti RG: Rhabdomyolysis as a complication of canine babesiosis. J Small Anim Pract 1996, 37:286–291.
  6. Lobetti R, Kirberger R, Keller N, Kettner F, Dvir E: NT-ProBNP and cardiac troponin I in virulent canine babesiosis. Vet Parasitol 2012, 190:333–339.

2002, Lobetti R, Dvir E, Pearson J: Cardiac troponins in canine babesiosis. J Vet Intern Med 16:63–68.

  1. Mohr AJ, Lobetti RG, van der Lugt JJ: Acute pancreatitis: a newly recognised potential complication of canine babesiosis. J S Afr Vet Assoc 2000, 71:232–239.
  2. Schoeman JP, Rees P, Herrtage ME: Endocrine predictors of mortality in canine babesiosis caused by Babesia canis rossi. Vet Parasitol 2007, 148:75–82.

 

Источник: Acta Veterinaria-Beograd 2018, 68 (2), 127-160. Acta Veterinaria is an Open Access Journal. All articles can be downloaded free of charge and used in accordance with the Creative Commons Attribution 4.0 International (CC BY 4.0).

 

СВМ № 3/2019

 

 

 

Теги

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Close