Оценка клинических признаков и причин заболевания нижних мочевыводящих путей у кошек в Польше

S. Lew-Kojrys, E. Mlkulska-Sliupien, A. Snarska, W. Krystiiiewicz, A. Pomianowski
Faculty of Veterinary Medicine, University of Warmia and Mazury, Olsztyn, Poland

 

 

Заболевания нижних мочевыводящих путей кошек (ЗНМПК) приводят к дисфункции мочевого пузыря или уретры. Одним из первых симптомов ЗНМПК является поллакиурия без полиурии. Другие симптомы включают болезненное мочеиспускание (странгурию) и кровь в моче (гематурию). Периурия, которая приводит к давлению на мочевой пузырь, связанному с интерстициальным циститом и уретритом, также является характерным признаком заболевания. Также патология может сопровождаться мочеиспусканием в неподходящих местах (периурия) вследствие растущего давления в мочевом пузыре, вызванного интерстициальным циститом и уретритом. Больные животные беспокойны, наблюдается усиленная вокализация [14; 12]. Зачастую при этом ставится диагноз — инфекция нижних мочевыводящих путей — только на основании вышеуказанных симптомов, безотносительно к их первопричине. Дифференцировать диагноз при заболевании мочевыводящих путей помогают микробиологическое исследование мочи, ультразвуковое исследование, контрастная рентгенография и цистоскопия [18; 10]. ЗНМПК — это обширное понятие, которое включает различные нарушения, в частности идиопатический цистит, бактериальные инфекции, мочекаменную болезнь и новообразования. ЗНМПК также может приводить к обструкции уретры, которая чаще всего вызвана слизистыми пробками и камнями. Встречаемость состояний, связанных с ЗНМПК, варьирует в различных исследованиях, но большинство исследователей сходятся во мнении, что наиболее частой причиной ЗНМПК является идиопатический цистит. В различных исследованиях говорится об идиопатическом цистите как причине ЗНМПК у 55–69% пациентов [21; 13; 30; 9].

Значительные различия в источниках встречаются относительно преобладания первопричин ЗНМПК. В немецких, швейцарских и норвежских исследованиях бактериальная инфекция мочевыводящих путей оценивается в качестве причины в 20% случаев ЗНМПК. [13; 11; 28; 9]. Это значение в работах Kruger et al. [17] и Lekcharoensuk et al. [21] значительно меньше. Вышеуказанное различие может быть объяснено разницей в оцениваемых критериях и методологии. Тем не менее большинство исследователей соглашается с тем, что преобладание инфекций мочевыводящих путей возрастает с возрастом животного.

Упомянутые исследования также демонстрирует, что риск заболевания растёт с возрастом. У молодых кошек наиболее часто диагностируется идиопатический цистит, а с возрастом увеличивается риск инфекции мочевыводящих путей, уролитиаза и неоплазии [21]. Диагноз «идиопатический цистит кошек» обычно ставится методом исключения. Примерно у 60% кошек с симптомами ЗНМПК диагностируется идиопатический цистит. В целом диагноз при заболевании нижних мочевыводящих путей ставится на основании исключения других заболеваний мочевыделительного тракта, таких как уролитиаз, бактериальная инфекция, анатомические дефекты и новообразования. Точная постановка диагноза при заболеваниях мочевыделительного тракта требует доступа к истории болезни пациента, результатам визуальных и лабораторных исследований. Диагноз «идиопатичиский цистит» основывается на результатах расширенных исследований, после того как исключены другие расстройства, при которых проявляется дизурия.

Цель настоящего ретроспективного исследования — оценить эпидемиологические данные, клинические признаки и причины расстройства нижних мочевыводящих путей у польских кошек на основании данных, предоставленных ветеринарной клиникой Варминьско-Мазурского университета в Ольштыне, и сравнить эти данные с опубликованными результатами исследований.

 

Материалы и методы

 

Для анализа нами были собраны данные пациентов, поступивших в клинику факультета ветеринарной медицины Варминьско-Мазурского университета в Ольштыне в 2008–2014 гг. Для исследования были отобраны 385 пациентов с клиническими симптомами дизурии. Пациенты, которые ранее подвергались терапии или марсупиализации уретры в частных клиниках, не были включены в анализ. Пациенты, имеющие сопутствующие заболевания, такие как заболевания почек, диабет и гипертиреоидизм, были исключены из исследования. Оценивались только пациенты, имевшие симптомы, связанные с мочевыделительным трактом. Истории болезни пациентов и симптомы были тщательно проанализированы перед клиническим обследованиям. Были собраны следующие данные: возраст животного, порода, пол, масса тела, особенности кормления, доступ к воде и тип клинических симптомов. Владельцы представляли информацию о продолжительности и устойчивости симптомов, частоты мочеиспускания, репродуктивном статусе животного, количестве животных в семействе и возможные стрессоры. Все кошки были подвергнуты детальному клиническому обследованию с особым акцентом на мочеполовую и нервную системы. Мочевой пузырь пальпировался до и после мочеиспускания, и большинство пациентов наблюдались во время самого процесса. Неврологическое обследование включало оценку анального рефлекса и ненормальности рефлексов конечностей. Более чем у 90% пациентов моча собиралась путём прокола мочевого пузыря, остальные животные подвергались уретральной катетеризации. Тем не менее, поскольку многие кошки с идиопатическим циститом испытывают давление на мочевой пузырь и мочатся часто, у некоторых животных мочевой пузырь содержал очень маленькое количество мочи, которое не могло быть собрано пункцией.

Физико-химический анализ мочи включал определение содержания глюкозы, билирубина, кетоновых тел, pH и подсчёт с использованием мочевого анализатора Clinitek Urine Analyser. Удельный вес мочи определялся с помощью рефрактометра, протеиновая проба проводилась с сульфосалициловой кислотой. Образцы мочи центрифугировались на 1008 g, осадок исследовался с использованием микроскопа с в поле зрения под большим увеличением с коэффициентом 400, рассматриваемые образцы подвергались цитологическому анализу и бактериологическому исследованию с выведением антибиотикограммы. Сомнительными образцами считались те, которые были взяты от пациентов, у которых были диагностированы пролиферативные изменения мочевого пузыря по УЗИ, а также увеличенное число и изменения в эпителиальных клетках мочевыделительного тракта. Сомнительные образцы были подвергнуты цитологическому анализу. Образцы, содержавшие бактерии или лейкоциты, подвергались микробиологическому посеву. Осадок был исследован на наличие эритроцитов (диагноз «гематурия» ставился при наличии более, чем 10 клеток в поле зрения) и лейкоцитов (пиурия констатировалась при наличии более 5 клеток в поле зрения). Оценивалось присутствие и тип кристаллоподобных образований. Микробиологические исследования проводились на агаре с добавлением 5% крови овец, агаре МакКонки и маннит-солевом агаре. Чашки инкубировались в аэробном состоянии при температуре 37 °C и оценивались через 24 и 24 часов после инкубации. Образцы мочи для микробиологического анализа были собраны путём цистоцентеза и, в отдельных случаях, катетеризации. Все пациенты с подозрением на уролитиаз, дефекты развития или неоплазию обследовались методами ультрасонографии, рентгенографии и контрастной радиографии. У кошек с камнями в мочевом пузыре проводили цистотомию. Химический состав камней исследовался методом инфракрасной спектроскопии. У самок с пролиферативными изменениями в стенке мочевого пузыря проводилась цистоскопия, а у самцов — цистотомия. Образцы тканей, собранные при биопсии и лапаротомии, были подвергнуты гистопатологическому исследованию.

Пациенты были разбиты на группы на основе первичной причины заболевания мочевыделительного тракта. Кошкам ставился диагноз «идиопатический цистит кошек», когда были исключены другие возможные заболевания, связанные с ЗНМПК. Диагноз «бактериальная инфекция» ставился на основе позитивного результата бактериологического посева. Диагноз «уролитиаз» подтверждался ультразвуковым и/или рентгенологическим исследованием. У отдельных пациентов уролитиаз сопровождался инфекцией мочевыделительных путей. Кошки с закупоркой и гиперпластическими изменениями в мочевом пузыре составили отдельную группу. Дополнительно пациенты были разделены на группы по признаку наличия или отсутствия обструкции уретры.

Результаты были статистически обработаны программой Statistica v. 12.5 (StatSoft, Inc., www. statsoft.com) с использованием дисперсионного анализа. Значимые различия в значениях определялись в тесте Ньюмана-Кеульса как P < 0,01.

 

Результаты

 

Все 385 кошек с симптомами заболевания мочевыделительного тракта были обследованы в соответствии с описанным протоколом. Были получены детальные истории болезни пациентов. Всем пациентам были проведены клинический осмотр, визуальное инструментальное обследование, анализ крови и мочи.

Исследуемая выборка включала 361 (354 короткошёрстных и 7 длинношёрстных) беспородную кошку (93,7%) и 24 породистых (6,3%). В число породистых кошек входили 9 персидских (37,5%), 5 мейн-кунов (21%), 4 сиамские (16%), 4 норвежские лесные (16%), 1 бурманская (4,2%) и 1 русская голубая (4,2%). Исследуемая популяция состояла из 335 самцов (88,01%) и 50 самок. Всего 298 самцов (88,9%) и 39 самок (78%) были стерилизованы.

Большая часть (73%) владельцев заявляла, что они в первый раз привезли своих кошек в ветеринарную клику в связи с проблемами мочевыделительного тракта, тогда как у 27% животных сходные проблемы наблюдались и ранее. Владельцев просили описать поведение и позу животного при мочеиспускании, отметить наличие вокализации и мочеиспускания вне лотка. Клинические симптомы внутри оцениваемых групп были сходными. Более 75% животных страдали от поллакиурии и дизурии. Примерно у 50% пациентов макроскопически наблюдалась гематурия (таблица 1).

 

 

Таблица 1. Клинические симптомы всех кошек с заболеванием нижнего отдела мочевыделительного тракта и кошек с пятью различными диагнозами (n (%) кошек)

 

Бактериальный рост при культивировании наблюдался у 30 кошек. От 16 пациентов выделена Escherichia coli, от 6 пациентов — Staphylococcus spp., от 5 пациентов — Streptococcus spp., от одного пациента — Enterococcus spp., от одного пациента — Citrobacter spp., и ещё у одного пациента констатирована смешанная инфекция Streptococcus spp. and Staphylococcus spp. группы D. Гематурия (> 10 эритроцитов в поле зрения) наблюдалась у всех кошек с уролитиазом и примерно у 90% пациентов с остальными заболеваниями. Пиурия (> 5 лейкоцитов в поле зрения) отмечалась у 80% кошек с инфекцией мочевыделительного тракта, у 38% кошек с идиопатическим циститом и закупоркой уретры, а также у 67% пациентов с уролитиазом. В группе кошек с уролитиазом у 19 пациентов также была диагностирована инфекция мочевыделительного тракта. В этой группе у 84,2% кошек (16) инфекция была вызвана E. coli, у 10,5% пациентов — Enterococcus spp. и у одного пациента наблюдалась смешанная инфекция E. coli и Streptococcus spp. Среднее значение pH мочи равнялось 6,2, у пациентов с воспалением мочевого пузыря и камнями мочевыделительного тракта это значение достигало 6,9. Моча у пациентов с воспалением мочевого пузыря и пролиферативными изменениями характеризовалась более низким удельным весом. Эти образцы были собраны, в основном, у пожилых животных. Глюкозурия наблюдалась у 64% пациентов с обструкцией уретры. Уровень белка в моче был выше у пациентов с идиопатическим циститом по сравнению с остальными животными, возможно, из-за уротелиального повреждения и проникновения белков острой фазы в мочу [22].

Ультразвуковые исследования проводились у всех кошек, и животные с подозрением на уролитиаз и неоплазию дополнительно подвергались рентгенологическому исследованию и цистоскопии. Уролитиаз был диагностирован у 50 кошек, и у 9 кошек в этой группе образовывались оксалатные камни, а у 7 кошек — струвитные. У остальных животных не были выявлены камни. 32% животных исследуемой популяции катетеризировались, но образцы мочи у всех пациентов брались путём цистоцентеза до катетеризации.

36,6% пациентов с инфекцией мочевыделительных путей и 75% кошек с неоплазиями были самками. Преобладание остальных заболеваний наблюдалось у самцов, и все пациенты с обструкцией уретры были самцами. Средний возраст кошек с ЗНМПК составил 5,6 лет. Идиопатический цистит кошек наблюдался у более молодых кошек, а неоплазии — у пожилых. Возраст, масса тела и половые пропорции в пяти группах с диагнозом ЗНМПК в исследуемой популяции из 385 кошек представлены в таблице 2.

 

Таблица 2. Возраст, масса тела и половые пропорции в пяти группах исследуемой популяции из 385 кошек с диагнозом «заболевание нижних мочевыводящих путей»

Кошки с инфекцией мочевыделительного тракта и неоплазией были значительно старше, чем кошки с идиопатическим циститом, уролитиазом и закупоркой уретры (P < 0,005). У кошек старше 10 лет инфекция мочевыделительного тракта и неоплазии были диагностированы чаще, чем идиопатический цистит (P < 0,001). Кошки с неоплазиями имели меньший вес, чем кошки с идиопатическим циститом, обструкцией уретры и инфекцией мочевыделительного тракта (P < 0,005). Между остальными группами не наблюдалось значимой разницы.

Среди всех пациентов с диагнозом ЗНМПК 322 (83,6%) кошки содержались в квартире, на полностью безвыгульном режиме. Встречаемость ЗНМПК не коррелировала с присутствием других домашних животных в доме. Большая часть кошек с ЗНМПК получали смешанное питание из влажных и сухих кормов. Примерно 50% кошек с идиопатическим циститом, инфекцией мочевыделительного тракта и закупоркой уретры, а также 60% кошек с уролитиазом получали только сухое питание. Кошки, получавшие только влажный корм, составили самую маленькую группу (таблица 3).

 

Таблица 3. Рацион всех кошек с заболеванием нижних мочевыводящих путей и кошек с различными диагнозами (n (%) кошек)

 

ЗНМПК сопровождалась обструкцией уретры у 229 кошек. Обструкция уретры чаще встречалась у кошек с идиопатическим циститом (129 кошек) и уролитиазом (67 кошек), чем у животных с инфекцией мочевыделительного тракта (P < 0,005). Большинство (204) пациентов с обструкцией уретры были самцы, только 25 — самки. Все кошки с закупоркой уретры были расценены как животные с обструкцией.

Процентное соотношение заболеваний, связанных с ЗНМПК, представлено на рис. 1. Идиопатический цистит был диагностирован у 234 кошек (60,7%), инфекция мочевыделительного тракта — у 49 кошек (12,7%), обструкция уретры, вызванная закупоркой слизью, — у 67 кошек (17,4%), уролитиаз — у 50 кошек (13%), из них около 5% также имели гиперплазию мочевого пузыря.

 

Рисунок 1. Процентное соотношение заболеваний, связанных с заболеванием нижних мочевыводящих путей. ИЦК — идиопатический цистит кошек, ИМТ — инфекция мочевыделительного тракта, ЗУ — закупорка уретры

 

 

Обсуждение

 

В этом исследовании и других опубликованных работах идиопатический цистит кошек определялся как наиболее частая причина ЗНМПК. В нашем исследовании у 60% кошек с ЗНМПК диагностировался идиопатический цистит. Распространённость идиопатического цистита оценивалось в 57% в Швейцарии в исследовании Gerber et al. [13], в 55% в работе Kruger et al. [17] и в 51% в работе Barsanti [3]. В работе Lekcharoensuk [21] у 63% изучаемых кошек был диагностирован идиопатический цистит. В норвежском исследовании, проводимом в период 2003–2008 [28], распространённость идиопатического цистита у кошек с ЗНМПК была сходной с таковой в работах Kruger (55,5%) и Dorsch (55%; [20; 9]). В настоящем исследовании закупорка уретры была второй по распространённости причиной ЗНМПК (17,4%). К сожалению, обструктивную уропатию сложно дифференцировать от обструкции, вызванной закупоркой уретры мочевыми конкрементами [13]. Идиопатический цистит кошек может вызывать функциональную обструкцию вследствие воспаления уретры, сужения уретрального сфинктера и дискоординации сфинктера мочевого пузыря. Уретральные пробки, состоящие из органических веществ и кристаллов (преимущественно, струвитов), механически блокируют течение мочи через уретру, что часто приводит к полной обструкции и постренальной азотемии. Во время ветеринарных процедур, таких как катетеризация, уретральные пробки могут проталкиваться в мочевой пузырь и «пропадать», что часто приводит к постановке неверного диагноза. Наличие уретральной закупорки должно подтверждаться контрастной рентгенографией или уретроскопией [7]. Согласно Kruger, кошки с идиопатическим циститом и кристаллурией склонны к образованию уретральных пробок, что ведёт к обструкции [20]. Эти результаты говорят о том, что встречаемость идиопатического цистита кошек может быть выше, чем было определено в научных исследованиях.

Наибольшие различия были отмечены в распространённости инфекции мочевыделительного тракта как первопричины ЗНМПК. В американском исследовании процент кошек с инфекцией мочевыводящих путей был определён как меньший, чем 3% [17]. Saevik et al. [28] определили распространённость инфекции мочевыделительного тракта в 11,8%. Согласно другим исследователям, инфекция мочевыделительного тракта поражает 18,9% кошек [9] или даже 22,2% кошек с первичной инфекцией [16]. Инфекция мочевыводящих путей наблюдалась как распространённая у кошек с хроническим заболеванием почек, гипертиреоидизмом и диабетом [25; 24]. Выше приведённые результаты были использованы другими авторами для исключения пациентов с сопутствующими заболеваниями из их исследований, что может объяснить значительную разницу в распространённости инфекции мочевыделительных путей по литературным данным. В нашем исследовании около 8% кошек имели первичную инфекцию мочевыделительного тракта, и это значение увеличивалось до 13%, когда в эту же группу включались пациенты, имевшие и уролитиаз, и инфекцию мочевыводящих путей.

Согласно результатам исследований в США, опубликованных в литературе, около 3% молодых кошек страдают он инфекции мочевыводящих путей, и встречаемость инфекций возрастает с возрастом [21]. Европейские исследования показывают, что процент кошек с инфекцией мочевыводящих путей намного выше, и инфекция должна всегда сопутствовать диагнозу ЗНМПК [13; 20; 28; 9].

Образцы мочи для бактериологических исследований должны собираться путём цистоцентезов, чтобы избежать риска контаминации из нижних мочевыводящих путей [19; 4; 29; 3]. Исследователи расходятся во мнениях относительно числа бактерий, которое имеет положительную прогностическую ценность при инфекции мочевыделительных путей. Критическое число бактерий обычно оценивается в 1000 КОЕ/мл, и более высокие значения должны рассматриваться как сомнительные [3; 27].

Средний возраст кошек с инфекцией мочевыделительных путей в нашем исследовании составил 8,9 лет, что выше, чем 5,1, 5,6 и 6,7, о чём писали исследователи в предыдущих работах других авторов [5; 28; 9; соответственно]. Bartges [4] и Barsanti [2] обнаружили корреляцию между возрастом пациентов-кошек и распространённостью инфекции. В их исследовании инфекция была диагностирована у 45% кошек старше 10 лет с симптомами ЗНМПК, а у 17% кошек был диагноз и уролитиаз, и инфекция мочевыводящих путей [4]. В большинстве работ отмечается, что самки более склоны к инфекциям мочевыводящих путей [21; 1; 23]. В нашем исследовании самки составляли только 36,7% выборки с инфекцией мочевыводящих путей. Наши результаты могут быть объяснены тем, что животные с системными заболеваниям и пролеченные ранее не были включены в исследование. Наиболее часто из мочи выделяется Escherichia coli, она была выявлена в 44% позитивных образцов в Норвегии [28] и 65% образцов в Германии [9]. В нашем исследовании E. coli была выделена в 53% случаев, о тех же результатах сообщали Passmore et al. [26] и Litster et al. [23].

Уролитиаз наблюдался у 13% кошек с ЗНМПК, но не все конкременты подвергались химическому анализу. Примерно у 40% пациентов с уролитиазом была выявлена также инфекция мочевыводящих путей. На основе анализа осадка мочи в 90% случаев была отмечена гематурия, а в 78% случаев — кристаллурия. Большинство кристаллоподобных образований относились к кристаллам струвитов.

В нашем исследовании видимая гематурия у кошек с ЗНМПК была отмечена 46% владельцев (макроскопическая оценка), однако при микроскопическом анализе гематурия диагностирована в более, чем 94% случаев. По литературным данным, встречаемость гематурии оценена в 97% в исследовании Kruger et al. [17], в 91% в исследовании Dorsch et al. [9] и только в 83% в работах Saevik et al. [28]. Такие существенные различия в результатах могут быть объяснены тем, что методом выбора для сбора образцов мочи является цистоцентез. Исследования показывают, что цистоцентез может приводить к лёгкой и кратковременной гематурии, которая не может быть отдифференцирована от патологической гематурии у кошек с инфекцией мочевыводящих путей [19].

Пиурия наблюдалась у 80% кошек с инфекцией мочевыводящих путей и у 42% пациентов с идиопатическим циститом кошек. В целом пиурия была отмечена у 48% животных с ЗНМПК. Согласно литературным данным, встречаемость пиурии у пациентов с ЗНМПК была определена в пределах 43–54% [1; 23; 28; 9].

В нашем исследовании большинство пациентов с ЗНМПК были кастрированные самцы, европейские короткошёрстные. Большинство авторов не наблюдало корреляции между породой и риском ЗНМПК [13; 28; 9]. В нашем исследовании самцы составляли 87% исследуемой группы. Сходные наблюдения были сделаны в других исследованиях, где соотношение числа самок к числу самцов было оценено как 1:4. Самцы чаще поступают на лечение в связи с высоким риском обструктивной уропатии, что требует неотложного лечебного вмешательства. В настоящем исследовании все кошки с уретральной закупоркой были самцами. Симптомы идиопатического цистита кошек без уретральной обструкции могут быть достаточно незаметными и могут утихать к тому моменту, когда владельцы решают обратиться к ветеринарному врачу.

Наиболее распространённым фактором риска для ЗНМПК и идиопатического цистита кошек является излишний вес, низкий уровень физической активности, безвыгульное содержание и использование лотков, слишком маленьких для животного [6; 8]. В нашем исследовании 83% пациентов были полностью на безвыгульном содержании и более 53% животных содержались в домах с другими домашними питомцами. Большая часть кошек с ЗНМПК (42%) питалась комбинацией промышленных влажных и сухих кормов, более 30% животных питались только сухими кормами и менее 4% кошек получали только влажный корм. Более 60% кошек с уролитиазом питались только сухим кормом. Предыдущие исследования показывали, что рацион, состоящий только из сухого корма, повышает риск ЗНМПК [31; 15].

В нашей работе протокол исследования должен был быть изменён в отношении некоторых животных. Цистоцентез невозможно было провести у кошек с нормальной раскрытостью уретры и уретральным синдромом, поскольку мочевой пузырь этих животных был пуст при обследовании. Небольшое количество мочи у этих животных было собрано методом катетеризации. Для всех пациентов было проведено ультразвуковое исследование, но рентгенологическое и цистоскопическое исследование было сделано только некоторым пациентов на основании специальных показаний.

Наши результаты подтверждают результаты американских и европейских исследований, которые показывают, что идиопатический цистит является наиболее распространённой первопричиной ЗНМПК. Встречаемость инфекции мочевыводящих путей у кошек в Польше ниже, чем в других европейских популяциях, но выше, чем в американских популяциях. Идиопатический цистит кошек является самым частым диагнозом у молодых кошек, тогда как риск инфекции мочевыводящих путей, уролитиаза и неоплазий увеличивается с возрастом.

 

Исследование выполнено при поддержке Национального научного центра, Польша (Грант No. N N308 609038)

 

Литература

 

1. Bailiff N.L., Westropp J.L., Nelson R.W., Sykes J.E., Owens S.D., Kass P.H. (2008): Evaluation of urine specific gravity and urine sediment as risk factors for urinary tract infections in cats. Veterinary Clinical Pathology 37, 317–322.

2. Barsanti J.A. (2006): Genitourinary infections. In: Greene C.E. (ed.): Infectious Diseases of the Dog and Cat. 3rd edn. Saunders Elsevier, St Louis. 935–961.

3. Barsanti J.A., Brown J., Marks A., Reece L., Greene C.E., Fingo D.R. (1996): Relationship of lower urinary tract signs to seropositivity for feline immunodeficiency virus in cats. Journal of Veterinary Internal Medicine 10, 34–38.

4. Bartges J.W. (2004): Diagnosis of urinary tract infections. Veterinary Clinics of North America: Small Animal Practice 34, 923–933.

5. Buffington C.A., Chew D.J., Kendall M.S., Scrivani P.V., Thompson SB, Blaisdell JL, Woodworth BE (1997): Clinical evaluation of cats with nonobstructive urinary tract diseases. Journal of the American Veterinary Medical Association 210, 46–50.

6. Cameron M.E., Casey R.A., Bradshaw J.W., Waran N.K., Gunn-Moore D.A. (2004): A study of environmental and behavioural factors that may be associated with feline idiopathic cystitis. Journal of Small Animal Practice 45, 144–147.

7. Chew D.J., Buffington C.A.T., Kendall M., Osborn S.D., Woodsworth B.E. (1996): Urethroscopy, cystoscopy and biopsy of the feline lower urinary tract. Veterinary Clinics of North America: Small Animal Practice 26, 441–462.

8. Defauw P.A., Van de Maele I., Duchateau L., Polis I.E., Saunders J.H., Daminet S. (2011): Risk factors and clinical presentation of cats with feline idiopathic cystitis. Journal of Feline Medicine and Surgery 13, 967–975.

9. Dorsch R., Remer C., Sauter-Louis C., Hartmann K. (2014): Feline lower urinary tract disease in a German cat population. A retrospective analysis of demographic data, causes and clinical signs. Tieraerztliche Praxis Ausgabe K: Kleintiere/Heimtiere 42, 231–239.

10. Eggertsdottir A.V., Lund H.S., Krontveit R., Sorum H. (2007): Bacteriuria in cats with feline lower urinary tract disease: a clinical study of 134 cases in Norway. Journal of Feline Medicine and Surgery 9, 458–465.

11. Eggertsdottir A.V., Saevik B.K., Halvorsen I., Sorum H. (2011): Occurrence of occult bacteriuria in healthy cats. Journal of Feline Medicine and Surgery 13, 800–803.

12. Forrester S.D., Towell T.L. (2015): Feline idiopathic cystitis. Veterinary Clinics of North America: Small Animal Practice 45, 783–806.

13. Gerber B., Boretti F.S., Kley S., Laluha P., Muller C., Sieber N., Unterer S., Wenger M., Fluckiger M., Glaus T., Reusch C.E. (2005): Evaluation of clinical signs and causes of lower urinary tract disease in European cats. Journal of Small Animal Practice 46, 571–577.

14. Gunn-Moore D. (2003): Feline lower urinary tract disease. Journal of Feline Medicine and Surgery 5, 133–138.

15. Jones B.R., Sanson R.L., Morris R.S. (1997): Elucidating the risk factors of feline lower urinary tract disease. New Zealand Veterinary Journal 45, 100–108.

16. Kraijer M., Fink-Gremmels J., Nickel R.F. (2003): The short- term clinical efficacy of amitriptyline in the management of idiopathic feline lower urinary tract disease: a controlled clinical study. Journal of Feline Medicine and Surgery 5, 191–196.

17. Kruger J.M., Osborne C.A., Goyal S.M., Wickstrom S.L., Johnston GR, Fletcher T.F., Brown P.A. (1991): Clinical evaluation of cats with lower urinary tract disease. Journal of the American Veterinary Medical Association 199, 211–216.

18. Kruger J.M., Osborne C.A., Venta P.J., Sussman M.D. (1996a): Viral infections of the feline urinary tract. Veterinary Clinics of North America: Small Animal Practice 26, 281–296.

19. Kruger J.M., Osborne C.A., Ulrich L.K. (1996b): Cystocentesis. Diagnostic and therapeutic considerations. Veterinary Clinics of North America: Small Animal Practice 26, 353–361.

20. Kruger J.M., Osborne C.A., Lulich J.P .(2009): Changing paradigms of feline idiopathic cystitis. Veterinary Clinics of North America: Small Animal Practice 39, 15–40,

21. Lekcharoensuk C., Osborne C.A., Lulich J.P. (2001): Epidemiologic study of risk factors for lower urinary tract diseases in cats. Journal of the American Veterinary Medical Association 218, 1429–1435.

22. Lemberger S.I., Deeg C.A., Hauck S.M., Amann B., Hirmer S., Hartmann K., Dorsch R. (2011): Comparison of urine protein profiles in cats without urinary tract disease and cats with idiopathic cystitis, bacterial urinary tract infection, or urolithiasis. American Journal of Veterinary Research 72, 1407–1415.

23. Litster A., Moss S., Platell J., Trott D.J. (2009): Occult bacterial lower urinary tract infections in cats-urinalysis and culture findings. Veterinary Microbiology 136, 130–134.

24. Martinez-Ruzafa I., Kruger J.M., Miller R., Swenson C.L., Bolin C.A., Kaneene J.B. (2012): Clinical features and risk factors for development of urinary tract infections in cats. Journal of Feline Medicine and Surgery 14, 729–740.

25. Mayer-Roenne B., Goldstein R.E., Erb H.N. (2007): Urinary tract infections in cats with hyperthyroidism, diabetes mellitus and chronic kidney disease. Journal of Feline Medicine and Surgery 9, 124–132.

26. Passmore C.A., Sherington J., Stegemann M.R. (2008): Efficacy and safety of cefovecin for the treatment of urinary tract infections in cats. Journal of Small Animal Practice 49, 295–301.

27. Pressler B., Bartges J.W. (2010): Urinary tract infections. In: Ettinger SJ, Feldman EC (eds): Textbook of Veterinary Internal Medicine. 7th edn. Saunders Elsevier, St Louis. 2036–2047.

28. Saevik B.K., Trangerud C., Ottesen N., Sorum H., Eggertsdottir A.V. (2011): Causes of lower urinary tract disease in Norwegian cats. Journal of Feline Medicine and Surgery 13, 410–417.

29. Van Duijkeren E., Van Laar P., Houwers D.J. (2004): Cystocentesis is essential for reliable diagnosis of urinary tract infections in cats. Tijdschrift Voor Diergeneeskunde 129, 394–396.

30. Westropp J.L., Kass P.H., Buffington C.A. (2006): Evaluation of the effects of stress in cats with idiopathic cystitis. American Journal of Veterinary Research 67, 731–736.

31. Willeberg P., Priester W.A. (1976): Feline urological syndrome: associations with some time, space, and individual patient factors. American Journal of Veterinary Research 37, 975–978.

 

Источник: Veterinarni Medicina, 62, 2017 (07). This is an Open Access article distributed under the terms of the Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/ licenses/by/2.0), which permits unrestricted use, distribution, and reproduction in any medium, provided the original work is properly cited.

 

 

СВМ № 5/2017

Связанные статьи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Читайте новости бизнеса

Close
Close