Пётр Ершов: мы хотели сделать полезное дело

 

Беседовал Евгений Назаренко
Фото из архива ИВЦ МВА

1 августа стало известно, что Инновационный ветеринарный центр Московской ветеринарной академии прекратил свою работу. Причина — непродление Минсельхозом договора аренды помещения, которое ИВЦ занимал на территории МВА. Как могло так случиться, мы решили выяснить у руководителя ИВЦ к. в. н. Петра Ершова.

 

— Сколько лет просуществовал Инновационный ветеринарный центр?

— Как совместное предприятие центр был открыт в 2012 году. На протяжении двух с половиной лет шёл ремонт помещения, в сентябре 2015 года мы торжественно открылись. На этом открытии были представители Министерства сельского хозяйства, Московского комитета ветеринарии — достаточно представительная делегация. Произносились разные торжественные слова в поддержку нашей будущей деятельности.

— А сам проект вообще откуда возник?

— У меня с моим другом и компаньоном Русланом Семченко возникла идея, что было бы здорово создать на базе Московской ветеринарной академии современную университетскую клинику. В 2012 году мы пришли с этой идеей к руководству академии и попросили отдать нам под проект полуразрушенное здание, которое находится на территории академии и раньше принадлежало военно-ветеринарному институту. До этого на протяжении пяти-шести лет здание было бесхозным и находилось в аварийном состоянии. После всех согласований было создано совместное предприятие, где есть доля ветеринарной академии и доля нашей сети клиник. Здание было отремонтировано, и в 2015 году ИВЦ МВА открылся.

— Охарактеризуйте все направления работы ИВЦ.

— Мы осуществляли работу по трём основным направлениям: лечение, образование и наука. По каждому из них нужно говорить подробно. Касательно науки: у нас заключены договоры с кафедрами академии, их сотрудники на базе ИВЦ выполняли свои научные работы: пользовались нашими лабораторными возможностями, КТ, МРТ, качественным рентгеном и т. д. У нас собирали статистику для выполнения дипломных и диссертационных работ. В последнее время у нас появилось много иностранных студентов и аспирантов. Что касается обучения, то мы были полностью интегрированы в образовательный процесс. Начиная со второго курса студенты ФВМ посещали наш центр, на третьем курсе проходили практику на нашей базе. Для четвёртого и пятого курсов совместно с деканом факультета ветеринарной медицины Натальей Анатольевной Слесаренко мы разработали индивидуальные стажировки с углублённым изучением ветеринарии по специализациям. Как результат этой работы, совсем недавно, мы выпустили 23 курсанта по семи специализациям, которые сразу же были трудоустроены. Идея сотрудничества с ФВМ заключалась в том, что мы, во-первых, помогали студентам определиться с тем, что им интересно, что они хотят изучать более глубоко. Во-вторых, помогали получать специализацию и, в-третьих, учили их работать на технологичном оборудовании.

— Как вы можете обозначить достижения за эти годы? Многие врачи отмечают, прежде всего, вашу мощную диагностическую базу, но это же не всё.

— Самое большое наше достижение — была собрана отличная команда. У нас в штате 135 сотрудников, и я горжусь каждым из них, это первоклассные хирурги, анестезиологи, диагносты… У нас сейчас одиннадцать отделений в центре, и я могу сказать, что в каждом из них трудятся выдающиеся сотрудники, которые являются и практикующими врачами, и докладчиками на международных конференциях, и ведущими практических курсов. Это самое главное…

Следующее по значимости — у нас получилось создать очень оснащённую современную клинику. У нас был 1,5-тесловый МРТ, 16-срезовый КТ, C-дуга, аппарат искусственного сердца, три оборудованных операционных, ОРИТ, реабилитация, полноценная лаборатория и многое другое. В каждое отделение регулярно приобреталось современное оборудование.

Ещё одно достижение — это те взаимоотношения с сотрудниками академии, которые удалось сформировать. Мы научились работать вместе, перенаправляя друг к другу, усиливая возможности для диагностики и лечения самых сложных пациентов. В итоге были в плюсе все — и кафедры, и мы, и пациенты, которые, по сути, получали полноценную комплексную помощь в одном месте, от диагностики до реабилитации. Теперь это всё разбито и придётся опять работать по старинке.

— Со стороны самой ветеринарной академии за все эти годы было полное благоприятствование вашей деятельности?

— Да. Мы научились решать вместе любые рабочие вопросы. Никаких ситуаций, которые кардинально могли бы помешать нашему сотрудничеству не возникало. Я благодарен ректору Фёдору Ивановичу Василевичу и проректору Имрану Абдуллаевичу Цинпаеву, декану ФВМ Наталье Анатольевне Слесаренко, которые курировали нашу деятельность и всегда нас поддерживали. На протяжении семи лет вместе с деканатом ФВМ мы проводили ежемесячные бесплатные конференции «Инновации в ветеринарной медицине». Последняя из них была в мае, если не ошибаюсь, она была уже 78-й. На каждой из них выступали от пяти до десяти докладчиков. Все эти годы мы работали со всем коллективом академии совместно и плодотворно. Что будет в будущем — не знаю. С октября в академии будет новый ректор, и я не могу сказать, разрешат ли нам дальше продолжать эту работу.

 

Главная цель проектаповысить качество отечественного высшего ветеринарного образования

 

— Когда вы впервые осознали, что с пролонгацией договора могут возникнуть проблемы?

— Около года назад. Дело в том, что до последнего времени нам подписывали краткосрочные договоры на 11 месяцев. И никогда не возникало предпосылок к тому, что могут появиться такого рода проблемы. При этом все документы на долгосрочный договор у нас давно поданы в Министерство сельского хозяйства, время от времени нам сообщали, что у некоторых документов подходил срок годности и мы регулярно обновляли их. В итоге всё это лежало в министерстве без движения.

Год назад, понимая, что осенью 2019 года сменится ректор и мы не можем быть уверены в том, что после этого не поменяются наши отношения, я начал усиленно прорабатывать вопрос о долгосрочном договоре. И ректор, и проректоры академии неоднократно сами ездили в министерство, чтобы проталкивать этот вопрос. Я писал письма о поддержке ИВЦ МВА в разные структуры, от депутатов Государственной Думы до Президента РФ, и у меня скопилась большая переписка на эту тему. В итоге каждый раз всё заканчивалось тем, что нам говорили: да, документы лежат, они на рассмотрении, у нас сейчас идёт смена руководства департамента образования, и в этой связи надо просто немного подождать. Это говорили год назад и продолжают говорить то же самое сейчас. Там действительно за последние полтора года сменилось много руководителей департамента научной-технологической политики и образования. По нашей инициативе вопрос поднимался и на более высоком уровне — документы лежали у одного замминистра, Ивана Лебедева, сейчас они лежат у другого замминистра, Максима Увайдова. Мы писали письма в адрес Министра сельского хозяйства о том, что министерство не даёт ход нашим документам, — однако ни на одно наше обращение не получили ответа. Никто нам не поставил сроки, не объяснил, в чём затруднение, не сказал, по какой причине документы не подписывают. Все говорят одну и ту же фразу: документы есть, надо немного подождать. В итоге дождались: 1 августа 2019 кабинеты опечатаны и ИВЦ МВА полностью покинуло территорию ветеринарной академии.

— Вы до последнего не объявляли о том, что деятельность ИВЦ в текущем виде прекращается. На что-то всё же надеялись до конца?

— Конечно, мы надеялись на разумное решение. 30 мая 2019 года я собрал всех сотрудников и рассказал им о текущем состоянии дел. Чтобы они лично от меня всё узнали и были готовы к возможному закрытию клиники. После этого нам разрешили заключить двухмесячный договор аренды для соблюдения формальностей трудового законодательства. Со своей стороны мы вместе с ректором продолжали работать над вопросом продления аренды: посещали различные инстанции, направляли письма, записывались на приёмы — однако решения не было. Как документы лежали, так и лежат. Как нам говорили, мол, не переживайте, вопрос решён положительно, так и говорят. Конечно, до последнего мы надеялись, что всё-таки вопрос решится. Когда поняли, что надежда тщетная, я собрал коллектив и сообщил, что у нас другого варианта нет: ищем помещение под переезд и начинаем достаточно оперативно вывозить всё своё оборудование.

— Какова причина всего произошедшего, с вашей точки зрения?

— Точно не могу вам сказать, всё это похоже на спланированный хаос.

— Вы упоминаете о приходе нового ректора с октября. Но, насколько я понимаю, пока нет никаких предположений, кто будет на этой должности, так?

— Я не знаю, кто будет новым ректором. Есть известные кандидаты, но будет ли на должности кто-то из них или же придёт совсем другой человек, никому не известно.

— Вы считаете для себя возможным в будущем возобновление сотрудничества с государством и государственными структурами?

— Понимаете, мы взрослые люди и умеем справляться со своими эмоциями. Наши студенты, деканат ФВМ и кафедры ни в чём не виноваты. Если будет подписан долгосрочный договор, мы вернёмся и будем продолжать работать.

И ещё вот о чём хотелось бы сказать. Очень часто в последнее время я слышал, что нас — меня, моего партнёра, наш коллектив — воспринимают как жертву ситуации. Это не совсем так. Мы хотели сделать полезное дело и начали работать в академии не потому, что там можно было заработать больше денег. На тот момент у нас было уже своих восемь клиник, и на те деньги, которые мы вложили туда, можно было открыть ещё десяток. Но мы пошли этим путём, потому что хотели сделать что-то важное, общественно полезное. А те люди, которые принимают решение, вероятно, восприняли нас по-другому. Решили, что мы — такая присоска к академии, которая делает деньги на её клиентах.

Сейчас мы оттуда вывезли всё. Для того, чтобы создать что-то подобное, нужны не только деньги, самое сложное — собрать команду профессионалов и вовлечь её в образовательный процесс. В итоге проиграли не мы, жертвой этой ситуации стали студенты академии.

— Насколько я знаю, практикующие врачи так всегда и воспринимали ИВЦ, как организацию, несущую важную роль в ветеринарном образовании…

— Именно в этом и была наша миссия — изменить качество ветеринарного образования, начиная с ведущего профильного вуза в России. Мы поставили перед собой достаточно амбициозную цель и уже через год-два были рады тому, что задуманное нами исполняется. К нам приезжало огромное количество людей из регионов… Люди приезжали с доверием, им нравилось — иначе, наверно, не ездили бы в таком количестве и не рекомендовали бы нас.

У нас достаточно сил и возможностей, мы найдём новое помещение и будем продолжать так же работать. Поменяется дислокация. Но идея была в другом — сделать общественно-важный проект. Я считаю, что у нас это получилось. Меня расстраивает то, что образовательный процесс в академии опять уйдёт на пять лет назад, когда практики на территории самой академии практически не было. А если говорить прагматично о бизнесе, то для того «корабля», который у нас уже есть — семнадцать клиник, плюс здания в собственности и много чего другого — это не сильно пошатнёт нас как бизнесменов, а вот на обучение студентов повлияет. И очень жаль, что это не понимают люди в структурах, от которых зависит сегодняшнее ветеринарное образование. И, вероятно, воспринимают нас на протяжении всех этих лет как некую чужеродную структуру.

2019 год. Прощай, ИВЦ… Или, может быть, всё-таки до свидания?!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Теги

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Close