Взгляд эндокринолога на проблему избыточной массы тела у кошек и собак

1

Ольга Смирнова, ветеринарный врач-терапевт, эндокринолог Ветеринарной клиники неврологии, травматологии и интенсивной терапии, Санкт-Петербург

 


Список сокращений: ГАК — гиперадренокортицизм; СД — сахарный диабет; ФНО-α — фактор некроза опухоли-альфа; ХБП — хроническая болезнь почек; ЦНС — центральная нервная система.


 

Длительное время функциями жира традиционно считались накопление энергии, теплоизоляция и осуществление структурной поддержки некоторых органов. Классически белая жировая ткань считалась инертным и пассивным типом соединительной ткани. То есть отклонениям её состояния не придавалось такого важного значения и не уделялось такого пристального внимания, как отклонениям в состоянии других органов. Но открытие в 1995 году вещества под названием «лептин» крайне повысило интерес к жировой ткани, которая теперь рассматривается в качестве одной из эндокринных желёз [28]. Обозначение жировой ткани как органа эндокринной системы обусловлено в первую очередь выявленной способностью жировой ткани к продукции адипокинов (к которым, в том числе, отнесён и лептин). Таким образом, жировая ткань на сегодняшний день оценивается как метаболически очень активная и является крупнейшим эндокринным органом. Также важно упомянуть, что не так давно одним из самых крупных органов в организме считалась кожа. На сегодняшний день это представление категорически изменилось. Кроме того, интересно отметить, что жировая ткань — это единственный орган с неограниченной способностью роста на любом этапе жизни.

Клетки жировой ткани генерируют множество разно­образных эндокринных, паракринных и аутокринных сигналов в виде адипокинов или адипоцитокинов, которые до сих пор интенсивно исследуются [1]. Кроме адипоцитов синтезировать адипокины способны также макрофаги и фиброциты. Основной эффект адипокины оказывают на ЦНС и периферические ткани: скелетные мышцы и печень [9, 1, 4]. Метаболическая роль большинства адипокинов сложна и не до конца ясна [1]. Но выделяется их положительное или отрицательное воздействие на чувствительность к инсулину. Жировая ткань секретирует более 50 адипокинов, влияющих на метаболизм, дифференциацию клеток, ремоделирование тканей, иммунитет и воспаление [13], но наиболее изученными из них считаются лептин и адипонектин. Более подробное их рассмотрение выходит за рамки данной статьи. Но стоит уточнить, что в человеческой медицине проспективные и долговременные исследования показали, что более низкий уровень адипонектина тесно связан с инсулинорезистентностью и возможностью развития СД в будущем [24]. Многочисленные клинические и эпидемиологические исследования связывают более низкий уровень адипонектина с такими хроническими состояниями, как ожирение, инсулинорезистентность, СД 2 типа, гипертензия, сердечно-сосудистые заболевания и заболевания печени [8, 16]. К сожалению, в области ветеринарной медицины ещё нет подобных данных, которые позволили бы сделать однозначный вывод и прийти к окончательному заключению в отношении собак и кошек.

Кроме адипокинов, на данный момент выявлены следующие провоспалительные цитокины и белки острой фазы, синтезируемые в адипоцитах: ФНО-α, интерлейкин-1 и интерлейкин-6. Они достаточно хорошо известны и имеют как локальные, так и системные провоспалительные эффекты (8) и также связаны с развитием инсулинорезистентности [6, 12].

Нередко владельцы животных с ожирением обращаются в ветеринарную клинику к врачу-эндокринологу. Почему именно к этому специалисту? Потому что у многих есть представление о том, что ожирение бывает по причине эндокринных расстройств, и людям хочется верить в то, что с этой проблемой удастся справиться путём простого лечения (например, применения каких-то таблеток), а не сложным путём подбора рациона и организации образа жизни питомца. Наверное, любому эндокринологу в своей практике нередко приходится сталкиваться с подобными ситуациями: владелец собаки или кошки с ожирением жаждет найти причину набора лишнего веса, поскольку не верит в то, что виноват в этом состоянии может быть только образ жизни, а ещё хуже — и сам владелец, который не желает его менять. Да, действительно, есть несколько эндокринных заболеваний, способных провоцировать развитие ожирения: гипотиреоз, ГАК, гиперэстрогенизм, инсулинома, акромегалия. Первые четыре патологии мы чаще встречаем у собак. Гиперэстрогенизм у кошек не описан, гипотиреоз и ГАК встречаются редко, инсулинома — крайне редко. А вот акромегалия выявляется в основном у кошек и крайне редко регистрируется у собак.

Обычно при этих заболеваниях другие, более пагубные симптомы «перевешивают» склонность к набору массы тела. Поэтому редко ведущей жалобой становится именно избыточный вес. Например, при инсулиноме на первый план выходят клинические признаки гипогликемии, но, тем не менее, за счёт развивающейся по её причине полифагии для больных собак нередко характерен набор массы тела. При гиперэстрогенизме для кобелей характерна «феминизация», что создаёт ощущение ожирения, но при этом набор общей массы может быть незначительным.

При обзоре перечисленных выше эндокринных патологий необходимо упомянуть, что тенденция к набору массы тела — симптом, во-первых, вовсе не обязательный, во-вторых, если и присутствует, то является лишь одним из проявлений симптомокомплекса.

В таблицах 1 и 2 перечислены самые распространённые клинические проявления этих эндокринных заболеваний. Обратите внимание, что в контексте развития других симптомов заболевания избыточная масса тела и ожирение станут одними из самых «безобидных» проявлений.

Табл. 1. Спектр клинических проявлений приобретённого гипотиреоза у собак [5]

Клинические проявления гипотиреоза у взрослых собак

Метаболические Нервно-мышечные
Вялость Полиневропатия/миопатия
Ментальная заторможенность Вестибулярные симптомы (центральные и периферические)
Неактивность* Паралич лицевого/тройничного нерва
Набор веса* Судороги
Непереносимость холода Дезориентация/хождение кругами
Кожные Микседематозная кома
Эндокринная алопеция* (симметричная или асимметричная, области трения или давления) Паралич гортани (взаимосвязь
с гипотиреозом неясна)
«Крысиный хвост» Глазные
Сухая, ломкая шерсть Отложения липидов в роговице
Гиперпигментация Сердечно-сосудистые
Себорея Брадикардия
Пиодерма Сердечные аритмии
Наружный отит Желудочно-кишечные
Микседема Мегаэзофагус (взаимосвязь
с гипотиреозом неясна)
Репродуктивные Диарея
Длительные роды Констипация
Перинатальная смертность
Низкий вес щенков при рождении
Бесплодие у сук
Несоответствующая галакторея
или гинекомастия

*Распространённые.

 

Табл. 2. Спектр клинических проявлений ГАК у собак [5]

Распространённые Менее
распространённые
Редкие
Полиурия/
полидипсия
Вялость Образование
кровоподтёков
Полифагия Гиперпигментация Тромбоэмболия
Одышка Комедоны Разрыв связок
Увеличение живота Пиодерма Паралич лицевого нерва
Эндокринная
алопеция
Тонкая кожа Кальциноз кожи
Увеличение печени Плохое отрастание шерсти Псевдомиотония
Мышечная слабость Подтекание мочи Атрофия
семенников
Истощение
мышечной массы
Инсулин­резистентный СД Постоянный
анэструс
Системная
гипертензия

* Оценка частоты основана на данных при первичном поступлении.

 

Клинические проявления гипотиреоза, развивающегося у взрослых кошек, несколько похожи на таковые у собак и включают: вялость, снижение аппетита и, несмотря на это, — ожирение, дерматологические симптомы (сухая себорея, сухая, тусклая шерсть, легко выпадающая шерсть, плохое отрастание шерсти, эндокринная алопеция, алопеция ушных раковин, утолщённая кожа), микседему морды, брадикардию, лёгкую гипотермию.

Владельцы собак с ГАК обычно жалуются на очевидный набор животным массы тела. Тем не менее, значительного увеличения веса обычно не происходит, однако перераспределение жира и увеличение размеров живота создают такое внешнее впечатление. При этом уменьшается количество жировой ткани в области конечностей, а также подкожные запасы жира. Масса мышц становится значительно меньше за счёт катаболизма, поэтому даже если увеличивается масса внутрибрюшинного жира, обычно это не сказывается на общем весе пациента.

Ожирение нехарактерно для кошек, страдающих ГАК. Наоборот, в связи с тем, что такие кошки часто болеют СД (нередко — плохо контролируемым), для них характерна потеря веса или то, что кошка остаётся худой. Дифференциальным диагнозом при резистентности к инсулину является акромегалия. Она более распространена у кошек, чем у собак, и, в отличие от сочетанного с СД ГАК, очень часто сопровождается набором веса (см. табл. 3).

 

Табл. 3. Симптомы и клинические изменения, обнаруживаемые при осмотре кошек с акромегалией [5]

Клинические проявления Частота в процентах
СД (обычно плохо контролируемый) 96–100%
Полиурия/полидипсия 83–100%
Полифагия 78–100%
Увеличение головы, живота, лап 50–83%
Нижняя прогнатия 35–71%
Увеличение веса 35–59%
Увеличение печени и почек 26–100%
Сердечные шумы и ритм галопа 17–64%
Потеря веса 9–57%
Симптомы поражения ЦНС 9–14%
Диабетическая невропатия (опора на заплюсны) 6–26%
Увеличение языка 6–21%
Хромота или дегенеративная артропатия 5–43%
Свистящий шум при дыхании 4–53%

 

Таким образом, рассмотрев основные симптомы и клинические находки при проведении осмотра пациентов с эндокринными нарушениями, можно сделать вывод, что больных эндокринными заболеваниями животных среди общего количества обратившихся в клинику по причине избыточной массы тела не так уж много. В связи с этим многие врачи (в том числе врачи-эндокринологи) зачастую относятся к проблеме ожирения как к системному метаболическому расстройству и результату неправильного образа жизни пациента, нежели как к симптому каких-либо эндокринных заболеваний. В этом отношении тоже важно найти «золотую середину» и при наличии сопутствующих (вышеописанных) симптомов не пропустить болезнь эндокринной системы.

Но даже если обратившийся к вам пациент будет страдать ожирением на фоне какого-либо эндокринного расстройства, крайне важно понимать, что лечение этого расстройства не сделает толстую собаку худой.

Мы располагаем несколькими средствами для достижения цели снижения веса у наших пациентов. Таковыми являются и программы питания, и приспособления для увеличения физической активности, и коррекция условий жизни животных. И врач, и владелец должны чётко понимать, что все диетические рационы для снижения веса работают только в контролируемых условиях. Диетотерапия — это способ терапевтического лечения, требующий дисциплинированного и ответственного отношения. Сочетание диеты с каким-либо другим типом пищи недопустимо и категорически противоречит принципам диетотерапии.

Диетический аспект является основным при лечении пациентов-кошек. Для кошек весьма актуальна проблема стресса, в связи с этим увеличение физических нагрузок и изменение образа жизни не всегда применимы для этого вида животных. Интересно отметить, что связь с кормлением сухим кормом, обнаруженная для взрослых кастрированных кошек, потенциально важна, потому что именно этот тип пищи наиболее распространён во всём мире. Этот факт требует дополнительного внимания и последующего изучения [17].

Ожирение является многофакторным заболеванием, возникающим в результате генетической предрасположенности, действия окружающей среды и образа жизни, и является наиболее распространённым метаболическим расстройством в мире. Его распространённость значительно выросла в течение трёх последних десятилетий, достигнув масштабов мировой эпидемии. Термины «избыточный вес» и «ожирение» применяются тогда, когда вес собаки или кошки превышает идеальное значение на 15% и 30% соответственно [7]. Вопрос о том, воспринимать ли ожирение у собак и кошек как болезнь, до сих пор остаётся до конца не решённым. Многое ещё не ясно и относительно причинно-следственных связей между ожирением и другими заболеваниями у животных [2].

Например, в исследовании, проведённом в США, у кошек с ожирением в 4,9 раза чаще выявляли развитие хромоты, требующей ветеринарной помощи, по сравнению с кошками с оптимальным весом [26]. В отношении ортопедических заболеваний мы можем столкнуться с ситуацией «порочного круга», так как хронические дегенеративные заболевания суставов ограничивают активность пациента, что само по себе способно привести к росту массы тела. Но при этом и механические нагрузки, обусловленные избыточной массой тела, усугубляют хронические дегенеративные заболевания суставов. Здесь в очередной раз можно прийти к важному выводу о том, что ожирение гораздо проще профилактировать, нежели вылечить.

Для кошек в одном из указанных в статье источников [9] был обозначен следующий список болезней, связанных с ожирением: неоплазии, стоматологические заболевания, дерматологические заболевания, проблемы нижних мочевых путей, осложнения беременности, задержка заживления ран, артериальная гипертензия, вероятно, сокращение продолжительности жизни и, конечно же, СД 2 типа. Любопытно, но Hoenig et al. в 2007 году было выявлено, что прибавка каждого килограмма веса тела снижает чувствительность к инсулину примерно на 30%, а Appleton et al. в 2001 году описали, что прирост массы тела на 44% за 10 месяцев снижает чувствительность к инсулину примерно на 50% у взрослых кошек. Кроме того, исследование Scarlett et Donoghue (1998 г.) показало, что риск развития СД был в 2 раза выше у кошек с избыточным весом и почти в 4 раза выше у кошек с ожирением по сравнению с кошками с нормальным весом [26].

Повышение анестезиологических/хирургических рис­ков давно обсуждается как вероятное последствие ожирения. Brodbelt et al. в 2007 году описано, что периоперационная смертность, связанная с анестезией или седацией, в 2,8 раза чаще встречалась у кошек весом более 6 кг по сравнению с весом от 2 до 6 кг [26].

По аналогии с человеческой медициной, у собак и кошек был выявлен так называемый «парадокс ожирения». Действительно, если отнестись к ожирению как к болезни, становится удивительным факт корреляции избыточного веса и большей продолжительности жизни при ХБП [18, 7].

Несмотря на то, что ещё ведутся споры о присвоении в ветеринарной медицине ожирению статуса болезни, многие факты дают нам право видеть необходимость в борьбе с этим состоянием. К сожалению, бывает достаточно сложно качественно осуществить контроль над весом пациента. В арсенале ветеринарных врачей не так уж много средств для разрешения этой проблемы. Кроме того, это может показаться удивительным, но отмечена корреляция между избыточным весом хозяина и его питомца. Учитывая этот факт, перед врачом может возникнуть этическая проблема и проблема восприятия хозяином кошки или собаки ожирения как патологии. А ведь именно от действий и ответственности владельца зависит успех при коррекции этого состояния. Стоит заметить, что, например, в Швеции, по опубликованным в 2018 году данным, частота выявления кошек с избыточным весом составила 45% (оценка проводилась специально обученным персоналом). При этом в когорте анкет, где владельцы оценивали состояние тела своего питомца, оценка веса как избыточного составила 22% (против 45% в когорте медицинских записей) [17]. Несколько исследований [Allan et al., 2000 г.; Kienzle et Bergler, 2006 г.; Colliard et al., 2009; Courcier et al., 2010 г.; Cave et al., 2012 г.] показали, что владельцы часто недооценивают состояние массы тела своего питомца, а некоторые исследования [Allan et al., 2000; Colliard et al., 2009; Cave et al., 2012] показали, что это является фактором риска ожирения у кошек [26]. Эта статистика лишний раз подчёркивает недооценённость проблемы ожирения среди населения. При этом описывается, что примерно 40% домашних животных имеет избыточный вес или ожирение, благодаря чему это состояние является наиболее распространённым заболеванием среди животных-компаньонов [7].

В заключение хотелось бы повториться, что ожирение, как и любую другую патологию, гораздо проще профилактировать, нежели лечить. Ветеринарным специалистам важно участвовать в пропаганде не только правильного кормления и содержания домашних питомцев, но и профилактики ожирения и избыточного веса.

Литература

  1. Витцель А. Новые парадигмы адипогенеза // VetPharma. 2013, № 4.
  2. Arita Y., Kihara S., Ouchi N. et al. Paradoxical decrease of an adipose-specific protein, adiponectin, in obesity // Biochem Biophysical Res Comm. 1999, № 257. Р. 79–83.
  3. Bullo M., Garcia-Lorada P., Megias I. et al. Systemic inflammation, adipose tissue tumor necrosis factor and leptin expression // Obes Res. 2003, № 11. Р. 525–531.
  4. Fain J. N., Tagele B. M., Cheema P. et al. Release of 12 adipokines by adipose tissue, non-fat cells, and fat cells from obese women // Obesity. 2010, № 18. Р. 890–896.
  5. Feldman E. C., Nelson R. W., Reusch C. and Scott-Moncrieff J. C. Canine and Feline Endocrinology, 4th Edition. — Imprint: Saunders, 2015. — 800 р.
  6. Feve B., Bastard J. P. The role of interleukins in insulin resistance and type 2 diabetes mellitus // Nature Rev Endocrinol. 2009, № 5. Р. 305–311.
  7. German A. J. et al. Quality of life is reduced in obese dogs but improves after successful weight loss // The Veterinary Journal. 2012, № 192 (3). Р. 428–434.
  8. Greenberg A. S. and Obin M. S. Obesity and the role of adipose tissue in inflammation and metabolism // Am J Clin Nutr. 2006, № 83. Р. 461–465.
  9. Hill’s Global Mobility Fat: The Largest Endocrine Organ in Cats and Other Species, It’s Not Just Energy Storage. P. Jane Armstrong, Julie A. Churchill; 29–34. www.HillsVet.com/ConferenceProceedings.
  10. Horvath T. L. Synaptic plasticity in energy balance regulation // Obesity. 2006, № 14. Р. 228–233.
  11. Kantartzis K., Fritsche A., Tschritter O. et al. The association between plasma adiponectin and insulin sensitivity in humans depends on obesity // Obesity Res. 2005, № 13. Р. 1683–1691.
  12. Kern P. A., Ranganathan S., Li C. et al. Adipose tissue tumor necrosis factor and interleukin-6 expression in human obesity and insulin resistance // Am J Physiol Endocrinol Metab. 2001, № 280. Р. E745–E751.
  13. Lago F., Dieguez C., Gomez-Reino J. et al. Adipokines as emerging mediators of immune respрonse and inflammation // Nature Clin Pract Rheumatol. 2007, № 3. Р. 716–724.
  14. Memon R. A., Feingold K. R., Moser A. H. et al. Regulation of fatty acid transport protein and fatty acid translocase mRNA levels by endotoxin and cytokines // Am J Physiol. 1998, № 274. Р. E210–E217.
  15. Oswal A. and Yeo G. S. H. The leptin melanocortin pathway and the control of body weight: lessons from human and murine genetics // Obesity Reviews. 2007, № 8. Р. 293–306.
  16. Ouchi N., Walsh K. Adiponectin as an anti-inflammatory factor // Clin Chim Acta. 2007, № 380. Р. 24–30.
  17. Öhlund M., Palmgren M., Holst B. S. Overweight in adult cats: a cross-sectional study // Acta Veterinaria Scandinavica. 2018, 19; 60(1):5.
  18. Parker V. J. and Freeman L. M. The association between body condition and survival in dogs with acquired chronic kidney disease // J Vet Intern Med. 2011, № 25. Р. 1306–1311.
  19. Patton J. S., Shepard H. M., Wilking H. et al. Interferons and tumor necrosis factors have similar catabolic effects on 3T3-L1 cells // Proc Natl Acad Sci. 1986, № 83. Р. 8313–8317.
  20. Peraldi P., Xu M., Spiegelman B. M. Thiazolidinediones block tumor necrosis factor-alpha induced inhibition of insulin signaling // J Clin Invest. 1997, № 100. Р. 1863–1869.
  21. Qi C., Pekala P. H. Tumor necrosis factor-alpha induced insulin resistance in adipocytes // Proc Soc Exp Biol Med. 2000, № 223. Р. 128–135.
  22. Ryden M. and Arner P. Tumour necrosis factor-alpha in human adipose tissue — from signalling mechanisms to clinical implications // J Internal Med. 2007, № 262. Р. 431–438.
  23. Sell H., Dietze-Schroeder D. and Eckel J. The adipocytemyocyte axis in insulin resistance // Trends Endocrinol Metab. 2006, № 17. Р. 416–422.
  24. Snehalatha C., Mukesh B., Simon M. et al. Plasma adiponectin is an independent predictor of type 2 diabetes in Asian Indians // Diabetes Care. 2003, № 26. Р. 3226–3229.
  25. Spranger J., Kroke A., Mohlig M. et al. Adiponectin and protection against type 2 diabetes mellitus // Lancet. 2003, № 361. Р. 226–228.
  26. Tarkosova D., Story M. M., Rand J. S., Svoboda M. Feline obesity — prevalence, risk factors, pathogenesis, associated conditions and assessment: a review // Veterinarni Medicina. 2016, № 61 (6). Р. 295–307.
  27. Tschritter O., Fritsche A., Thamer C. et al. Plasma adiponectin concentrations predict insulin sensitivity of both glucose and lipid metabolism // Diabetes. 2003, № 52. Р. 239–243.
  28. Wang P., Mariman E., Renes J. et al. The secretory function of adipocytes in the physiology of white adipose tissue // J Cell Physiol. 2008, № 216. P. 3–13.
  29. Weyer C., Funahashi T., Tanaka S. et al. Hypoadiponectinemia in obesity and type 2 diabetes: close association with insulin resistance and hyperinsulinemia // J Clin Endocrinol Metab. 2001, № 86. Р. 1930–1935.
  30. Whitehead J. P., Richards A. A., Hickman I. J. et al. Adiponectin — a key adipokine in the metabolic syndrome // Diabetes Obes Metab. 2006, № 8. Р. 264–280.

 

СВМ № 5/2020

 

Оценить материал
Нравится
Нравится Поздравляю Сочувствую Возмутительно Смешно Задумался Нет слов
1
Теги

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Подписка на новости






Нажимая на кнопку «Подписаться», я даю согласие на обработку персональных данных
Я ознакомлен с политикой конфиденциальности

Close