В Челябинске разгорается шумная дискуссия вокруг ветврача, спасающего животных

Недавно стало известно о 26-летнем ветеринарном враче Баграте Агажановом из Челябинска, который не просто лечит животных, но ещё размещает весёлые фото с ними в инстаграме. По его словам, иногда хозяева приносят своих питомцев на лечение, а узнав цену, просят произвести эвтаназию. Баграт отговаривает владельцев, но если они не меняют мнения, то, взяв деньги за эвтаназию, лечит приговорённых к смерти животных и затем пристраивает в добрые руки. Выхаживает их бесплатно, а средства, переданные ему в оплату за усыпление, тратит на расходные материалы. Всего ему удалось спасти шесть животных за последний год.

Эта практика послужила поводом для серьёзных претензий со стороны Анны Разиновой, юриста по вопросам обращения с домашними животными, зоозащитницы с 15-летним стажем из Санкт-Петербурга. Прочитав о Баграте, она в комментарии к статье объяснила, что ветеринарный врач, беря деньги за эвтаназию и не усыпляя животных, нарушает закон, и отправила обращение в прокуратуру с просьбой провести проверку.

Позднее она пояснила, что полностью поддерживает попытки доктора отговорить людей от усыпления. Но как только договор об эвтаназии подписан либо заключён в устной форме, а деньги в оплату за эту услугу переданы врачу, врач обязан усыпить животное. Вот если бы Баграт сумел уговорить владельца передать ему животное на основании договора купли-продажи или договора дарения, всё было бы нормально. Но когда доктор, взяв деньги для поведения эвтаназии, присваивает себе и животное, и деньги, – это нарушение, независимо от того, насколько благие у ветврача цели.

Сам Баграт Агажанов в курсе, что зоозащитница пожаловалась на него в прокуратуру, хотя для него стало новостью, что по закону нельзя брать деньги за эвтаназию и при этом лечить питомцев.

Журналисты КП поговорили с сотрудниками ряда челябинских ветклиник, и оказалось, что ветврачи нередко сохраняют жизнь животным-отказникам. Но, к примеру, больную 20-летнюю кошку, как правило, всё-таки усыпят. Есть и такие врачи, которые беспрекословно выполняют волю владельца: эвтаназия так эвтаназия. В некоторых клиниках принципиально не усыпляют здоровых животных. В частности, Татьяна Сергейчик, владелец клиники «Три кота», рассказала, что в её клинике есть правило: не усыплять животное, если на это нет медицинских показаний.

Иногда сотрудникам ветклиник удаётся переубедить владельцев, например, объяснив, что приключившаяся с животным болезнь вполне излечима и безопасна для людей. Однако если проблема сложнее, к примеру, сильная аллергия у ребёнка, то врачи стараются найти питомцу новый дом. Но это обязательно обговаривается с владельцами. Нужно проводить с ними беседу, подписывать документы. Кошка, собака, птичка являются собственностью, и право решать принадлежит именно хозяевам. Если подписан договор на эвтаназию, то её надо проводить.

Но позицию Баграта поддерживает также известный челябинский ветеринарный врач Карен Даллакян. Он напомнил, что, по новому закону об ответственном содержании, запрещено подвергать эвтаназии здоровых животных. По словам Карена, он возмущён жалобой Анны Разиновой. Если она зоозащитница с юридическим образованием, то пусть лучше добивается того, чтобы соблюдались требования статей закона, которые относятся к животным и касаются таких злободневных тем, как жестокое обращение, ненадлежащее содержание, живодёрство, контактные зоопарки, передвижные зоопарки и прочее. Пусть в этом направлении работает и пишет жалобы, отметил ветврач.

Челябинский юрист Александр Щербинин, председатель челябинской коллегии адвокатов «Перспектива», считает, что действия Баграта нельзя назвать преступлением: «Если смотреть на первый взгляд, всё так и есть, как говорит юрист. По-человечески ветеринар поступает очень хорошо, а юридически он не прав, ведь животное – это имущество, и он его присваивает, услугу не оказывает, закон о защите прав потребителей нарушает — не исполняет условия договора. Но, с другой стороны, у него нет цели завладеть имуществом, нет корыстного мотива, потому говорить, что это преступление, нельзя».

По мнению Александра, у жалобы зоозащитницы может не быть перспектив ещё и потому, что в данном случае претензии могут предъявлять только владельцы животных, несогласные с его действиями, но никак не сторонний человек, который вмешивается в эту ситуацию. Это договорные отношения между владельцем животного и ветеринаром, и никакой юрист, адвокат или ещё кто-то не имеет права собирать материал и просить провести проверку.

Источник: chel.kp.ru

Теги

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Другие новости

Close