В Воронежской области фермер судится с ветслужбой из-за овец с бруцеллёзом

11

При борьбе с бруцеллёзом скота Управление ветеринарии Воронежской области столкнулось с противодействием со стороны фермеров. За полтора года в регионе выявлено два очага болезни, и в обоих случаях фермеры не соглашались отправлять животных на убой, как это положено по ветеринарным правилам.

Летом Новохопёрский райсуд по иску управления согласился на ликвидацию не всего потенциально опасного поголовья КРС в первом очаге, а лишь заражённого, а 30 ноября Лискинский райсуд поддержал полное уничтожение овец во втором очаге. Владелица стада, фермер Татьяна Алёнушкина, считает действия ветеринарных врачей «сговором», направленным на борьбу с небольшими производителями, и намерена оспорить решение райсуда.

30 ноября Лискинский райсуд удовлетворил иск управления ветеринарии Воронежской области к Татьяне Алёнушкиной «о понуждении к проведению мероприятий по ликвидации очага особо опасного заболевания и недопущении его распространения». Детали решения пока не опубликованы. В управлении ветеринарии Воронежской области говорят, что в мае 2020 года в личном хозяйстве госпожи Алёнушкиной, где содержится около 300 голов овец, в ходе плановых мероприятий был зарегистрирован бруцеллёз. По представлению руководителя управления ветеринарии указом губернатора был введён карантин. Владелице животных сообщили, что оздоровление хозяйства, согласно ветеринарным правилам, проводится методом убоя неблагополучного поголовья. После этого она стала препятствовать проведению мероприятий по ликвидации очага и отказалась направлять скот на убой на спецпредприятие. В результате управление вынуждено было обратиться в суд, а пока длилось разбирательство, специалисты выполняли другие предусмотренные планом мероприятия.

Теперь же суд обязал госпожу Алёнушкину направить всех животных на убой: она должна выбрать предприятие, соответствующее ряду критериев, и сообщить в ветеринарную службу о действиях по перевозке животных, чтобы специалисты могли оформить документы и проконтролировать вывоз скота. При этом компенсация за неблагополучный скот не предусмотрена — владелец сдаёт животных на переработку и получает за это деньги.

В целом Воронежская область благополучна по этому заболеванию, и сейчас здесь есть только два очага — в Лискинском и в Новохопёрском районе. Все случаи связаны с несанкционированным ввозом из неблагополучных субъектов. Внутри региона болезнь не циркулирует, поэтому ликвидация поголовья – наиболее эффективный метод, считают в местной ветслужбе. Сейчас Россельхознадзор присвоил региону статус «неблагополучного, без вакцинации».

Губернатор Александр Гусев подписал указ об установлении карантина по бруцеллёзу на территории хозяйства госпожи Алёнушкиной 4 июня. Из него следует, что до 22 декабря на территории хозяйства запрещается ввоз и вывоз животных, заготовка кормов, доение овец и изготовление сыра, а также ряд других мероприятий. Говорится в указе и о необходимости изоляции больных животных и их отправке на убой в течение 15 дней после выявления болезни. Действия в отношении остального поголовья прямо не оговариваются, но указывается на необходимость оздоровления хозяйства: за это отвечает управление ветеринарии.

Татьяна Алёнушкина считает действия ветеринаров «сговором врачей»: «От нас и так местные власти постоянно что-то требуют: то обеспечить организацию дня села, то барана в долг на какой-то праздник, то ещё что-то… Вся эта ситуация с ветслужбой длится с мая, я уже писала в прокуратуру. Видимо, хотят, чтобы в Лискинском районе не было небольших фермеров. Акты о нарушении карантина при мне не составлялись». Фермер считает, что дело в личной неприязни, появившейся после того, как она и другие фермеры отказались обеспечивать праздники, организуемые местными властями. Алёнушкина подтвердила, что сотрудники управления предложили ей ликвидировать всё поголовье.

Второй очаг бруцеллёза, в Алфёровке Новохопёрского района, был выявлен ещё в июле 2019 года в личном подворье Виталия Пащенко. Болезнь нашли у двух из 122 коров, ещё несколько проб оказались сомнительными. По данным Роспотребнадзора, было выявлено и три случая бруцеллёза у людей, употреблявших животноводческую продукцию из села. Управление ветеринарии тогда настаивало на ликвидации всего поголовья, но суд лишь частично удовлетворил требования, обязав фермера ликвидировать только пять поражённых голов и выполнять другие ограничительные мероприятия.

Но ситуация с бруцеллёзом у КРС и у овец совершенно разная, и позиции судов в обоих случаях выглядят логичными, подчёркивает бывший директор ФГБНУ «Всеросcийский научно-исcледовательский институт бруцеллёза и туберкулёза животных» (присоединён к ФГБНУ «Омский аграрный научный центр») Любовь Гордиенко: «У овец другой возбудитель, гораздо более реактогенный в отношении людей, чем у КРС».

Источник: kommersant.ru

Оценить материал
Нравится
Нравится Поздравляю Сочувствую Возмутительно Смешно Задумался Нет слов
11
Теги

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Другие новости

Подписка на новости

После отправки заполненной формы Вам на почту придёт письмо со ссылкой для подтверждения рассылки. Если Вы не видите письма, проверьте папку «Спам». Если не подтвердить рассылку, мы не сможем отправлять её Вам.






Нажимая на кнопку «Подписаться», я даю согласие на обработку персональных данных
Я ознакомлен с политикой конфиденциальности

Close