Прогрессирующая атрофия сетчатки у собак, обследованных в ветеринарном госпитале Федерального университета Параны, Бразилия. Ретроспективное и проспективное исследование

Аннотация

Актуальность темы. Прогрессирующая атрофия сетчатки (ПАС) — одна из основных причин слепоты у собак. Несмотря на клиническую важность заболевания, эпидемиологические данные ограничены, особенно в Южной Америке.

Цель. Основная цель этого исследования состояла в том, чтобы выполнить ретроспективный и проспективный анализ ПАС у собак, обследованных в ветеринарном госпитале Федерального университета Параны, Бразилия.

Методы. Истории болезни собак, обследованных в период с 2014 по 2018 год, были отобраны из архивов Лаборатории сравнительной офтальмологии. В общей сложности было отобрано 130 историй болезни собак с данными, указывающими на клинические признаки ПАС, независимо от проведения электроретинографии. Чтобы выявить общие характеристики, изучали историю болезни каждого пациента, данные офтальмологического осмотра и состояние зрения (тест лабиринта, зрачковый рефлекс, рефлекс на ослепляющий свет, тест с ватным шариком и реакцию на угрожающий жест). Кроме того, проведено проспективное исследование, в котором выполнили вспышечную электроретинографию 30 животным с клиническими признаками ПАС, и 14 животных были отобраны для фотографирования глазного дна. Данные оценивались с помощью методов описательной и логической статистики.

Результаты. В период с января 2014 года по декабрь 2018 года в общей сложности было обследовано 2055 собак. Из них у 130 животных была предположительно диагностирована ПАС (6,33%), в группе было 18 различных пород собак и 27 метисов. Пудели были самой распространённой породой (n = 26; 20%), а также кокер-спаниели (n = 19; 14,62%). Также отмечается, что у померанских шпицев было более высокое отношение шансов развития ПАС (15,36%).

Заключение. У померанских шпицев было выявлено более высокое отношение шансов развития ПАС, что позволяет предположить необходимость дальнейших исследований пород с высоким потенциалом развития этого заболевания.


Ключевые слова: ПАС, ЭРГ, дистрофия сетчатки.


Введение

Дистрофии сетчатки — это группа наследственных заболеваний, которые могут вызвать слепоту у людей и животных. Прогрессирующая атрофия сетчатки (ПАС) — группа наследственных заболеваний, характеризующихся прогрессирующей гибелью фоторецепторов и атрофией сетчатки вследствие генных мутаций [23; 30], и это один из основных видов дистрофии сетчатки, поражающих домашних животных. ПАС была впервые описана у собак в 1911 году Магнуссоном у сеттера-гордона в Швеции, но также встречается у свиней [22], овец [6], лошадей [38], нечеловекообразных приматов [38], лабораторных животных [18; 24] и нескольких пород кошек [33; 15; 25]. С момента первого сообщения о сеттере-гордоне у более чем 100 пород собак были описаны различные формы ПАС [31; 29; 8]. Гистологические и генетические анализы позволили далее классифицировать ПАС по различным категориям, основанным на типе поражённых в первую очередь клеток — палочек или колбочек, и возрасте начала заболевания. Формы ПАС с ранним началом обычно вызваны аномалиями фоторецепторов (т. е. дисплазиями) и характеризуются появлением клинических признаков в возрасте до 1 года и быстрым прогрессированием. Поздние формы возникают после нормального созревания фоторецепторов (то есть дегенерации) и поражают собак среднего и старшего возраста, такие как прогрессирующая палочко-колбочковая дегенерация (PRCD) [29].

Клинически ПАС характеризуются двусторонней дегенерацией сетчатки, вызывающей прогрессирующую потерю зрения вплоть до слепоты, аналогично с пигментным ретинитом, гомологичной группой дегенеративных расстройств сетчатки человека, которые являются важными причинами слепоты у людей [30; 9]. У разных пород собак никталопия (или ночная слепота) является наиболее частым первичным клиническим признаком, хотя возможно первоначальное обращение и с более выраженными признаками, такими как мидриаз, усиленный тапетальный рефлекс, образование вторичной катаракты и потеря дневного зрения и/или полная слепота [37; 30; 29]. Диагноз ставится в первую очередь по данным анамнеза и клиническим признакам, а электроретинография (ЭРГ) является подтверждающим методом. Изменения на ЭРГ обычно предшествуют изменениям глазного дна. Развитие клинических признаков зависит от породы собаки и формы ПАС, но завершается ПАС слепотой [30; 29].

До сих пор нет приемлемого, доступного и осуществимого терапевтического подхода, останавливающего прогрессирование или восстанавливающего зрение при ПАС. Однако генная терапия перспективна как в ветеринарии, так и в гуманной офтальмологии [32; 2; 3; 36; 4]. Изучение домашних видов животных с естественными формами ПАС сыграло ключевую роль в развитии нашего понимания генетической основы ПАС и новых терапевтических стратегий, которые могут минимизировать встречаемость этого заболевания как среди людей, так и среди животных [8; 32; 39].

Предыдущие исследования были сосредоточены в первую очередь на клинических особенностях и распространённости ПАС у конкретной породы или небольшой группы пород или детально оценивали генетические аспекты и молекулярную биологию конкретной формы ПАС. Однако распределение по породами не описано. Принимая во внимание недостаток информации о ПАС в Бразилии, основная цель настоящего исследования заключалась в оценке встречаемости данной группы заболеваний и описании характера ПАС в популяции собак, обследованных в Лаборатории сравнительной офтальмологии (LABOCO) Ветеринарного госпиталя Федерального университета Параны (UFPR), для выявления новых моделей болезни, что может способствовать более объективным исследованиям в будущем.

Материалы и методы

Данные 2055 собак, обследованных в LABOCO, с признаками дегенерации сетчатки, соответствующими ПАС, и без них были собраны программой управления клиникой (Vetus®, São Paulo, SP, Brazil) и через медицинские карты животных в период с января 2014 по декабрь 2018 года, независимо от диагноза. Информация о породе, возрасте, поле, наличии сопутствующих системных и глазных заболеваний, наличии нарушения зрения или никталопии, офтальмоскопических признаках дегенерации сетчатки, наличии катаракты, вторичной к дегенерации сетчатки (по клиническим признакам, данным анамнеза и результатам ЭРГ), и личные данные владельцев животных были собраны и внесены в электронную таблицу Excel (Microsoft®, Redmond, WA) для ретроспективного анализа. При каждом посещении проводилось тщательное офтальмологическое обследование. Обследование переднего сегмента глаза выполнялось при помощи портативной щелевой лампы (Hawk-Eye, Dioptrix, L`Union, France). Зрение оценивалось по способности отслеживать падающий ватный шарик и возможности пройти лабиринт как в условиях хорошей освещённости, так и в сумерках. Были проведены нейрофтальмологические тесты: прямой и содружественный зрачковый рефлекс (ЗР) и рефлекс на ослепляющий свет с помощью галогенного трансиллюминатора Finoff 3,5 В (Welch Allyn®, Skaneateles Falls, NY), а также реакция на угрозу. Непрямая офтальмоскопия выполнялась после индукции мидриаза с использованием 1% тропикамида (Mydriacyl®, Novartis®, São Paulo, SP, Brazil) при помощи 3,5 В галогенного трансиллюминатора Finoff (Welch Allyn®, Skaneateles Falls, NY) и линзы 20D (Optomed oy LTD., Finland). У 14 собак без катаракты или ядерного склероза провели фотографирование глазного дна с помощью камеры ClearView (ClearView Optical Imaging System Optibrand, Ft Collins, CO). По причине ретроспективности анализа не у всех животных в истории болезни были записаны все данные, включая проверку зрения. Следовательно, полученные проценты отражают количество глаз, исследованных каждой методикой, и данные, внесённые в историю болезни пациента.

ЭРГ была проведена 26 собакам в период исследования, а данные по 4 собакам были взяты в архивах LABOCO, у всех этих собак были нарушения зрения с признаками дегенерации сетчатки и/или катаракты. Собаки с другими причинами аномальных ЭРГ, такими как задний увеит, отслойка сетчатки, внезапная приобретённая дегенерация сетчатки (ВПДС) и глаукома, были исключены из исследования. Подготовку собак к ЭРГ проводили путём инстилляции тропикамида 1% (Mydriacyl; AlconTM, São Paulo, SP, Brazil) в сочетании с фенилэфрином 10% (Allergan, Guarulhos, SP, Brazil) в каждый глаз каждые 5 минут до достижения полного мидриаза. После достижения мидриаза собак адаптировали к темноте 20 минут. Для проведения вспышечной ЭРГ использовали портативный mini-Ganzsfield (модель HMsERG 1000, Ocuscience®, NV). ЭРГ проводили без использования анестезии или седативных средств. Животных располагали в положении лёжа на груди, активный электрод (ERG-Jet, Fabrinal SA, La Chauxde-Fonds, Switzerland) — на роговице, и платиновые игольчатые референсные и заземляющий электроды (Модель E2, Grass Technologies, Warvick, NY) — подкожно. Референсный электрод был расположен примерно в 2 см от латерального угла глазной щели, а заземляющий электрод располагался у основания шеи. Использовали короткий протокол ЭРГ с интенсивностью световых вспышек 10, 3000 и 10000 мкд.с/м2, на основе протокола, описанного Somma et al. [2016]. Амплитуды а- и b-волн и время наступления пиков были измерены с помощью программного обеспечения ERGVIEW 4.380V (Ocuscience®, NV), и полученные данные были проанализированы с использованием описательной и логической статистики.

Для оценки нормальности данных использовался тест Шапиро — Уилка. Для данных, связанных с полом, использовался критерий хи-квадрат. Сравнивали средний возраст начала заболевания в каждой породе по непарному t-критерию Стьюдента. Оба анализа использовали уровень значимости p <0,05 и были выполнены с помощью статистической программы GraphpadQuickCalcs (Graphpad Software Inc., La Jolla, CA). Анализ ненормальных данных, таких как время наступления пиков ЭРГ, был выполнен с помощью теста Манна — Уитни (р <0,05). Отношение шансов или шансы породы, имеющей ПАС по сравнению с общей популяцией собак, обследованных в LABOCO, для каждой породы рассчитывались программой MEDCALC® (MedCalc Software bvba, Ostend, Belgium). Значения отношения шансов считались значимыми, когда они не представили значение «1» в их доверительном интервале. Данные описательной статистики были рассчитаны с помощью программы Excel (Microsoft®, Redmond, WA).

Этическое одобрение

Проект был зарегистрирован в Исследовательском этическом комитете по использованию животных (Comissão de Ética no Uso de Animais — CEUA) Федерального университета Параны, протокол номер 045/2017.

Результаты

Ретроспективная оценка

В общей сложности в LABOCO с 2014 по 2018 год было обследовано 2055 собак, находящихся в частной собственности. Самки (1107, 53,87%) были представлены в большем количестве, чем самцы (948, 46,13%). ПАС была диагностирована у 130 собак (6,33%), без статистических отличий (критерий хи-квадрат) между полами (самцы 67, 51,53%; самки 63, 48,47%; р <0,05). ПАС была обнаружена у собак 18 пород, наибольшее число — миниатюрных пуделей (n = 26, 2%), английских кокер-спаниелей (n = 19, 14,62%) и лхаса апсо (n = 13, 10%). При оценке распространённости ПАС среди популяции собак определённой породы, обследованных в LABOCO, у померанских шпицев наблюдалось значительно более высокое отношение шансов (таблицы 1 и 2).

 

Таблица 1. Распределение больных и здоровых собак, обследованных в LABOCO, по отношению к общему количеству собак одной породы (2014–2018 гг.)

Порода Количество больных собак Количество здоровых собак %
больных
Всего
Метис 27 471 5,42 498
Той-пудель 26 194 11,82 220
Кокер-спаниель 19 76 20 95
Лхаса апсо 13 224 5,49 237
Лабрадор-
ретривер
9 34 20,93 43
Померанский шпиц 5 5 50 10
Ши-тцу 4 175 2,23 179
Йоркширский терьер 4 101 3,81 105
Мальтезе 4 38 9,52 42
Такса 4 26 13,33 30
Пинчер 3 90 3,23 93
Американский питбультерьер 3 21 12,5 24
Бишон фризе 2 6 25 8
Бразильский терьер 2 3 40 5
Мопс 1 63 1,56 64
Бигль 1 38 2,56 39
Миниатюрный шнауцер 1 33 2,94 34
Чау-чау 1 22 4,35 23
Уиппет 1 3 25 4
Другие 302 302
Всего 130 1925 6,33 2055

 

Таблица 2. Распределение пород с диагнозом ПАС относительно общего числа больных собак и соответствующие им отношения шансов (2014–2018 гг.)

Порода Количество больных собак % больных Отношение шансов Доверительный интервал
Метис 27 20,77 0,81 0,52–1,25
Той-пудель 26 20 2,23 1,42–3,51
Кокер-спаниель 19 14,62 4,16 2,43–7,13
Лхаса апсо 13 10 0,84 0,47–1,52
Лабрадор-
ретривер
9 6,92 4,13 1,94–8,82
Померанский шпиц 5 3,85 15,36 4,39–53,76
Ши-тцу 4 3,08 0,32 0,12−0,87
Йоркширский терьер 4 3,08 0,57 0,21–1,58
Такса 4 3,08 2,32 0,80–6,75
Мальтезе 4 3,08 1,58 0,55–4,49
Миниатюрный пинчер 3 2,31 0,48 0,15–1,54
Американский питбультерьер 3 2,31 2,14 0,63–7,28
Бишон фризе 2 1,54 5 1,00–25,01
Бразильский терьер 2 1,54 10,01 1,66–60,45
Бигль 1 0,77 0,38 0,05–2,83
Чау-чау 1 0,77 0,67 0,09–5,01
Мопс 1 0,77 0,23 0,03–1,67
Миниатюрный шнауцер 1 0,77 0,44 0,06–3,28
Уиппет 1 0,77 4,97 0,51–48,08
Всего 130 100

 

Клинические признаки, о которых сообщали владельцы, включали никталопию (93, 71,54%) и ухудшение зрения в целом (6, 4,62%). Средний возраст начала клинических признаков со слов владельцев составил 8,55 ± 3,92 лет, а средний возраст на момент постановки диагноза ПАС составлял 9,06 ± 3,91 года (от 3 месяцев до 16 лет). По сравнению с общей популяцией собак значимой разницы в среднем возрасте обращения или распространённости ПАС у разных пород не было обнаружено (p <0,05) (таблица 3).

 

Таблица 3. Средний возраст появления клинических признаков, отмеченных владельцами, и средний возраст на момент постановки диагноза ПАС у разных пород собак

Порода Количество собак Средний возраст
начала (лет)
Средний возраст постановки диагноза (лет)
Метис 27 8,85 ± 3,88 9,26 ± 3,79
Той-пудель 26 9,05 ± 3,54 9,69 ± 4,17
Кокер-спаниель 19 9,39 ± 3,68 9,79 ± 3,6
Лхаса апсо 13 9,08 ± 3,25 10,15 ± 3,36
Лабрадор-ретривер 9 6,78 ± 1,92 7,67 ± 1,58
Померанский шпиц 5 3,15 ± 3,99 3,35 ± 4,3
Ши-тцу 4 7,74 ± 2,06 8 ± 2,16
Йоркширский терьер 4 5,38 ± 4,39 7,25 ± 4,03
Такса 4 9,75 ± 5,12 9,75 ± 5,12
Мальтезе 4 8,25 ± 3,3 8,75 ± 4,11
Миниатюрный пинчер 3 11 ± 2,65 11 ± 2,65
Американский питбультерьер 3 2,75 ± 3,7 5 ± 3,46
Бишон фризе 2 9,5 ± 2,12 9,5 ± 2,12
Бразильский терьер 2 15 ± 1,41 16
Бигль 1 4 4
Чау-чау 1 13 13
Мопс 1 7 9
Миниатюрный шнауцер 1 8 8
Уиппет 1 4 4
Всего 130 8,55 ± 3,92 9,06 ± 3,91

 

Клиническая оценка

Среди 130 собак, поражённых ПАС, у 208 глаз оценивался прямой и содружественный зрачковый рефлекс, у 206 глаз оценивался рефлекс на ослепляющий свет, реакция на угрозу и тест с ватным шариком. Кроме того, было проведено 72 теста лабиринта в условиях хорошей освещённости и в сумерках. Реакция на угрожающий жест и тест с ватным шариком были наиболее часто отклоняющимися от нормы тестами: 65,05% животных продемонстрировали отрицательный ответ/отсутствие ответа. Кроме того, 32,31% собак не прошли тест лабиринта в сумерках, а 19,23% продемонстрировали полную ночную и дневную слепоту (таблицы 4 и 5).

 

Таблица 4. Количество глаз с ПАС, демонстрирующих отклонения при клиническом тестировании

Тесты

Прямой ЗР Содру-жественный ЗР Рефлекс на
ослепляющий свет
Реакция на угрозу Тест с ватным шариком
Присутствует 90 (43,27%) 92 (44,23%) 80 (38,83%) 72 (34,95%) 72 (34,95%)
Отсутствует/снижен 118 (56,73%) 116 (55,77%) 126 (61,17%) 134 (65,05%) 134 (65,05%)
Всего 208 208 206 206 206

 

Таблица 5. Результаты теста лабиринта собак с диагнозом ПАС

Результат теста Количество животных
Нарушение ориентации в сумерках 42 (32,31%)
Нарушение ориентации в сумерках и отдельные нарушения ориентации при свете 4 (3,07%)
Полная слепота 25 (19,23%)
Нет нарушения зрения 6 (4,62%)
Неизвестно 53 (40,77%)
Всего 130

 

У 72 животных (55,38%) была диагностирована вторичная катаракта. Из них самый высокий показатель был обнаружен у пуделей (21; 29,16%), кокер-спаниелей (15; 20,83%) и метисов (13; 18,05%). Наиболее распространённым первичным признаком были экваториальные и задние кортикальные вакуоли. Обнаруживалась катаракта разной степени зрелости, наиболее часто — незрелая (48 глаз; 36,09%) (таблица 6).

 

Таблица 6. Количество глаз с вторичной к ПАС катарактой и её классификация по стадиям зрелости в данном исследовании (2014–2018 гг.)

Стадия зрелости Количество глаз
Перезрелая 24 (18,04%)
Зрелая 22 (16,54%)
Незрелая 39 (29,32%)
Начальная 48 (36,09%)
Всего 133

 

Аномалии глазного дна, соответствующие ПАС, в том числе: ранние признаки, такие как зернистость тапетума, или более выраженные признаки, такие как гиперрефлективность тапетума, сужение сосудов сетчатки и атрофия диска зрительного нерва, были обнаружены у 141 глаза (54,23%). Наиболее распространённой аномалией глазного дна было сужение сосудов сетчатки, отмеченное у 120 глаз (85,1%). Основные изменения глазного дна отмечены в таблице 7.

 

Таблица 7. Основные офтальмоскопические изменения у собак с ПАС в данном исследовании (2014–2018 гг.)

Офтальмоскопический признак

Гиперрефлективность тапетума Сужение сосудов сетчатки Атрофия диска зрительного нерва Зернистость тапетума Всего
78 (55,31%) 120 (85,1%) 2 (1,41%) 2 (1,41%) 141

 

 

Фотография глазного дна

Фотографии глазного дна были получены от 14 собак с подтверждённой ПАС. Всего у 11 животных были признаки истончения сетчатки, проявляющиеся как гиперрефлективность тапетума, 10 имели зернистость тапетума, а у 8 были признаки атрофии диска зрительного нерва. Одно изображение было сложно оценить из-за катаракты, и, следовательно, у этого животного была отмечена только гиперрефлективность тапетума. Уменьшение калибра сосудов сетчатки было очевидно на большинстве изображений глазного дна (n = 12, 85,71%), независимо от породы и возраста. Репрезентативные изображения нормального глазного дна и глазного дна с типичными признаками ПАС, показаны на илл. 1.

Электроретинография

Из 30 собак, которым провели ЭРГ, у 23 (76,66%) была подтверждена ПАС по субнормальному или отсутствующему ответу, а у 7 (23,33%) собак был нормальный ответ ЭРГ, что исключало предполагаемый диагноз ПАС у этих собак. Время наступления пиков a- и b-волн было больше у больных собак, а амплитуды a- и b-волн были от субнормальных до отсутствующих (илл. 1).

Прогрессирующая атрофия сетчатки илл.1
Илл. 1. Глазное дно, сфотографированное камерой ClearView, и репрезентативные графики ЭРГ собак, обследованных в LABOCO. А — нормальное глазное дно 5-месячного померанского шпица с сине-зелёной тапетальной зоной, полноценной сосудистой сетью сетчатки, отходящей от диска зрительного нерва, тёмными пятнами, представляющими собой нетапетальную область, и хорошо миелинизированным диском зрительного нерва. B — нормальный график ЭРГ (10 000 мкд.с/м2) собаки с илл. А, с чётко выраженными а-волной (отрицательной) и b-полной (положительной). С — 2-летний померанский шпиц с признаками выраженной ПАС на глазном дне: выраженное сужение сосудов, тапетальная гиперрефлективность, атрофия диска зрительного нерва. D — ЭРГ собаки с илл. С (10 000 мкд.с/м2), демонстрирующая отсутствие графика ЭРГ

 

Обсуждение

Ретроспективные исследования могут предоставить основу для понимания распространённости заболевания среди конкретной популяции и, следовательно, являются важным шагом в выборе параметров, нуждающихся в целенаправленных исследованиях. Учитывая ограничения, на настоящее исследование могла иметь влияние систематическая ошибка отбора, вызванная отбором конкретных собак, которым был поставлен диагноз ПАС в бразильской ветеринарной офтальмологической клинике (под влиянием самых распространённых местных пород).

Таким образом, надлежащая рандомизация не была достигнута, потому что собаки не были выбраны случайным образом из общей популяции, а численность популяции в целом не была определённой. Следует учитывать также и другие источники предвзятости, например, владельцы миниатюрных пуделей с большей вероятностью приводят больных собак на обследование, чем владельцы миниатюрных шнауцеров. Таким образом, экстраполяция результатов должна быть сделана с осторожностью. Определение количества случаев ПАС среди собак, обследованных в LABOCO, не измеряет заболеваемость внутри породы или среди всех собак в Бразилии, а только среди собак, обследованных в данной клинике. Предполагается, что собаки обследованы в LABOCO по причине неких патологий, а здоровые собаки вероятно, будут недостаточно представлены в исследовании. Тем не менее, настоящее исследование представляет собой первый отчёт о распространённости ПАС в любой популяции собак в Южной Америке. Распространённость ПАС в LABOCO была самой высокой среди миниатюрных пуделей (20%) и английских кокер-спаниелей (14,62%), аналогично данным, о которых ранее сообщалось в Северной Америке Petersen-Jones [30]. Лхаса апсо были третьей превалирующей породой; однако в ней отношение шансов было статистически незначимым (р = 0,05). С учётом всех собак, поражённых ПАС, у померанских шпицев и бразильских терьеров было выявлено значительно более высокое отношение шансов по сравнению с общей популяцией, за ними следуют кокер-спаниель, лабрадор-ретривер и той-пудель. Нет опубликованного описания ПАС у бразильских терьеров, редкой породы среди пациентов Ветеринарного госпиталя UFPR. Популярность померанских шпицев в качестве домашних питомцев выросла, и это вторая по распространённости порода, зарегистрированная в Бразильской конфедерации любителей собак в 2018 году из 18 828 зарегистрированных собак (данные личной коммуникации). Поэтому важно провести в будущем исследования ПАС у померанских шпицев, чтобы установить особенности течения этого заболевания, провести экспертизу родословных и молекулярные исследования для выявления мутантных генов и минимизации количества здоровых носителей в популяции.

Средний возраст появления клинических признаков, впервые отмеченных владельцами собак, поражённых ПАС, составил 8,55 ± 3,92 года. Однако истинный возраст начала клинических признаков мог быть меньше из-за трудностей распознавания признаков владельцами, если они неярко выражены или если их питомец успешно адаптируется к нарушению зрения. У американских питбультерьеров, померанских шпицев и йоркширских терьеров выявлен более ранний средний возраст начала клинических признаков. Эти выводы согласуются с исследованиями Kijas et al. [19] и Safatle et al. [34], которые выявили колбочко-палочковую дистрофию с ранним началом и быстрой прогрессией у молодых пит-бульдогов. Однако предыдущие публикации описывают ПАС с поздним проявлением у йоркширских терьеров и померанских шпицев [11].

Никталопия обычно является первым отмеченным клиническим признаком из-за первичной дегенерации палочек и часто описывается владельцами как неуверенность питомцев при ориентации в условиях низкой освещённости. Другие поведенческие изменения, такие как повышенная агрессия или летаргия, также описаны [7; 21]. Несмотря на возможность обнаруживать мелкие изменения, характерные для ранних стадий ПАС при клиническом обследовании, эта ситуация на практике возникает нечасто. Из-за высокого уровня приспособляемости, которого достигают некоторые собаки по мере прогрессии ПАС, или из-за неспособности владельца заметить неявные поведенческие изменения, связанные с нарушением зрения, к сожалению, пациент с ПАС зачастую обследуется в клинике уже в выраженной стадии заболевания. Ранние стадии ПАС чаще всего обнаруживаются случайно на осмотре по направлению от ветеринарных врачей первичного приёма по поводу вторичной катаракты. Для выявления ранней стадии ПАС младших близких родственников поражённой собаки следует обследовать (например, потомство).

Офтальмоскопические признаки ПАС обычно являются первыми, обнаруживаемыми при клиническом обследовании. Ранние признаки включают лёгкую зернистость тапетума и сужение периферических сосудов сетчатки, за которыми следует гиперрефлективность тапетума и истончение сосудов, совпадающее с прогрессирующей гибелью фоторецепторов и истончением сетчатки [30]. Наиболее распространёнными изменениями в настоящем исследовании были сужение сосудов (85,1%) и тапетальная гиперрефлективность (55,31%). Кроме того, разные типы ПАС имеют отличительные модели дегенерации сетчатки. Например, при PRCD у той-пуделей первые признаки проявляются примерно в 5-летнем возрасте. Гистологически фоторецепторы заднего полюса и центральной части сетчатки поражаются раньше, чем периферические фоторецепторы у этой породы [1]. PRCD у кокер-спаниелей обычно развивается медленнее, а назальные и височные участки сетчатки поражаются позднее, оставляя островки здоровых фоторецепторов [1]. В этом исследовании конкретных различий между проявлениями ПАС у разных пород не было обнаружено клинически. Другие типичные аномалии, обнаруживающиеся при офтальмологическом осмотре, особенно у собак с выраженной стадией заболевания, включали снижение или отсутствие реакции на угрожающий жест и рефлекса на ослепляющий свет. Прямой и содружественный ЗР обычно сохранялись (так как необходимо лишь нескольких функциональных фоторецепторов, чтобы инициировать рефлекторный путь), хотя и были снижены, а зрачок дольше приходил в исходное состояние после стимуляции светом.

Типичным последствием ПАС является развитие катаракты [30; 27]. В этом исследовании у 72 собак (55,38%) диагностировали катаракту, из них у 61 (84,72%) катаракта была двусторонней. Случаи передней кортикальной начальной катаракты были исключены из исследования, потому что это не типичное проявление катаракты, вторичной по отношению к ПАС. Полученные значения оказались выше, чем в предыдущем исследовании, в котором сообщалось, что у 44% собак с ПАС обнаруживалась катаракта [20]. Пудели были породой, чаще всего страдающей катарактой, в основном начальной, что соответствовало предыдущим публикациям [27; 10]. Между августом 2016 года и июлем 2018 года у 205 собак в LABOCO была диагностирована катаракта, вторичная по отношению к ПАС, из них 40 (19,51%) были той-пуделями. Некоторые владельцы сообщали о том, что у их собак возникало помутнение глаз, и вскоре после этого они теряли зрение. Возможность владельцев обнаруживать катаракту часто ограничивается поздней незрелой и зрелой стадией, которые в значительной степени способствуют нарушению зрения.

ЭРГ может быть полезна для дифференциации причин нарушения зрения, таких как ВПДС, неврит зрительного нерва и ПАС. Это также полезный диагностический инструмент, когда осмотр заднего сегмента ограничен из-за нарушения прозрачности глазных сред, например катаракты [26; 13; 12]. В этом исследовании был использован протокол вспышечной ЭРГ, животные находились в сознании, удерживались вручную, аналогично протоколу, который используется перед операцией по поводу катаракты [13; 35]. Эта методика не позволяет различать ответ колбочек и палочек и редко используется в исследованиях дистрофий сетчатки, требующих более полных протоколов для подробной оценки электрической активности сетчатки. Freeman et al. [14] обнаружили, что уровень помех на ЭРГ, проводимой животным без седации, не отличался от уровня помех на ЭРГ, при которой использовались седация или анестезия, но анестезия и седация значительно уменьшали амплитуды a- и b-волн, а также время наступления пиков. В большинстве случаев при проведении короткого протокола ЭРГ при ПАС обнаруживают уменьшение амплитуды a- и b-волн и увеличение времени их пиков [34; 5; 14; 16]. Наше исследование подтверждает эти данные; амплитуды a- и b-волн животных с ПАС были снижены при использовании света разной интенсивности или даже отсутствовали при низкой интенсивности света. Кроме того, время наступления пиков a- и b-волн было значительно больше у собак с ПАС при интенсивности света 3000 и 10 000 мкд.с/м2 (p <0,05). Собаки с клинической историей ВПДС были исключены из исследования. Однако некоторым собакам проводили ЭРГ даже при отсутствии аномалий сетчатки при клиническом обследовании, в основном потому что владельцы сообщали о подозрительных нарушениях зрения дома (например, при тусклом свете). В результате были получены нормальные результаты ЭРГ.

Хотя результаты исследования относятся только к популяции собак, обследованных в LABOCO, и не могут быть экстраполированы на всю породу, это исследование показало, что миниатюрные пудели и кокер-спаниели были породами, наиболее подверженными ПАС. Рекомендуются дальнейшие исследования распространённости ПАС в популяции собак по всей Бразилии, что может дать новые направления исследований наследственных заболеваний сетчатки у домашних собак. Кроме того, важно отметить, что большинство собак легко адаптируется к прогрессирующим ухудшениям зрения до достижения критической точки. Следовательно, важно обучать владельцев и повышать осведомлённость о признаках, на которые нужно обращать внимание, особенно у пород высокого риска. Дополнительный инструктаж рекомендуется владельцам собак с диагнозом с ПАС, чтобы помочь им успешно ориентироваться в предстоящих изменениях в образе жизни своего питомца, возникающих по мере ухудшения зрения. У померанских шпицев было обнаружено высокое отношение шансов, и, учитывая рост популярности этой породы в последнее время, для них рекомендуется мониторинг частоты встречаемости ПАС. Существует несколько коммерчески доступных тестов для выявления генетических причин, вызывающих разные формы ПАС, которые встречаются у многих пород (например, см. https://www.pawprintgenetics.com или https://breeder.wisdompanel.com). Образцы крови были собраны у всех больных собак в этом исследовании, и в ближайшее время будет проведён скрининг на известные последовательности генов, вызывающих ПАС.

Литература

  1. Aguirre, G.D. and Acland, G.M. 1988. Variation in retinal degeneration phenotype inherited at the prcd locus. Exp. Eye Res. 46(5), 663–687.
  2. Al-Saikhan, F.I. 2013. The gene therapy revolution in ophthalmology. Saudi J. Ophthalmol. 27, 107–111.
  3. Apte, R.S. 2018. Gene therapy for retinal degeneration. Cell 173(1), 5.
  4. Arbabi, A., Liu, A. and Ameri, H. 2019. Gene therapy for inherited retinal degeneration. J. Ocul. Pharmacol. Ther. 35(2), 79–97.
  5. Balicki, I., Nestorowicz, N. and Ofri, R. 2013. Funduscopic abnormalities and electroretinography in cases of retinopathy in German Shepherd dogs. Vet. Ophthalmol. 16(6), 397–408.
  6. Banin, E., Gootwine, E., Obolensky, A., Ezra-Elia, R., Ejzenberg, A., Zelinger, L., Honig, H., Rosov, A., Yamin, E., Sharon, D. and Averbukh, E. 2015. Gene augmentation therapy restores retinal function and visual behavior in a sheep model of CNGA3 achromatopsia. Mol. Ther. 23(9), 1423–1433.
  7. Barnett, K.G. 1965. Canine retinopathies — II the Miniature and Toy Poodle. J. Small Anim. Pract. 6(2), 93–109.
  8. Beltran, W.A. 2009. The use of canine models of inherited retinal degeneration to test novel therapeutic approaches. Vet. Ophthalmol. 12(3), 192–204.
  9. Dias, M.F., Joo, K., Kemp, J.A., Fialho, S.L., da Silva Cunha Jr, A., Woo, S.J. and Kwon, Y.J. 2018. Molecular genetics and emerging therapies for retinitis pigmentosa: basic research and clinical perspectives. Prog. Retin. Eye Res. 63, 107–131.
  10. Donzel, E., Arti, L. and Chahory, S. 2017. Epidemiology and clinical presentation of canine cataracts in France: a retrospective study of 404 cases. Vet. Ophthalmol. 20(2), 131–139.
  11. Downs, L.M., Hitti, R., Pregnolato, S. and Mellersh, C.S. 2014. Genetic screening for PRA-associated mutations in multiple dog breeds shows that PRA is heterogeneous within and between breeds. Vet. Ophthalmol. 17(2), 126–130.
  12. Drazek, M., Lew, M., Lew, S. and Pomianowski, A. Electroretinography in dogs: a review. Vet. Med. 59(11), 515–526.
  13. Ekesten, B., Komaromy, A.M., Ofri, R., Petersen- Jones, S.M. and Narfstrom, K. 2013. Guidelines for clinical electroretinography in the dog: 2012 update. Doc. Ophthalmol. 127(2), 79–87.
  14. Freeman, K.S., Good, K.L., Kass, P.H., Park, S.A., Nestorowicz, N. and Ofri, R. 2013. Effects of chemical restraint on electroretinograms recorded sequentially in awake, sedated, and anesthetized dogs. Am. J. Vet. Res. 74(7), 1036–1042.
  15. Giuliano, E.A. and van Der Woerdt, A. 1999. Feline retinal degeneration: clinical experience and new findings (1994–1997). J. Am. Anim. Hosp. Assoc. 35(6), 511–514.
  16. Good, K.L., Komaromy, A.M., Kass, P.H. and Ofri, R. 2014 Novel retinopathy in related Gordon setters: a clinical, behavioral, electrophysiological, and genetic investigation. Vet. Ophthalmol. 19(5), 398–408.
  17. Heitmann, M., Hamann, H., Brahm, R., Grussendorf, H., Rosenhagen, C.U. and Distl, O. 2005. Analysis of prevalence of presumed inherited eye diseases in Entlebucher Mountain Dogs. Vet. Ophthalmol. 8(3), 145–151.
  18. Huang, P.C., Gaitan, A.E., Hao, Y., Petters, R.M. and Wong, F. 1993. Cellular interactions implicated in the mechanism of photoreceptor degeneration in transgenic mice expressing a mutant rhodopsin gene. Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 90(18), 8484–8488.
  19. Kijas, J.K., Zangerl, B., Miller, B., Nelson, J., Kirkness, E.F., Aguirre, G.D. and Acland, G.M. 2004. Cloning of the canine ABCA4 gene and evaluation in canine cone-rod dystrophies and progressive retinal atrophies. Mol. Vis. 10, 223–233.
  20. Kraijer-Huver, I.M., Gubbels, E.J., Scholten, J., Djajadiningrat-Laanen, SC., Boeve, M.H. and Stades, F.C. 2008. Characterization and prevalence of cataracts in Labrador Retrievers in The Netherlands. Am. J. Vet. Res. 69(10), 1336–1340.
  21. Levin, C.D. 1998. Living with blind dogs: a resource book and training guide for the owners of blind and low-vision dogs. New York, NY: Lantern Publications.
  22. Li, Z.Y., Wong, F., Chang, J.H., Possin, D.E., Hao, Y., Petters, R.M. and Milam, A.H. 1998. Rhodopsin transgenic pigs as a model for human retinitis pigmentosa. Invest. Ophthalmol. Vis. Sci. 39(5), 808–819.
  23. Magnusson, H. 1911. Uber retinitis pigmentosa und Konsinguinitat beim Hunde. Arch. Vergl. Ophthalmol. 2, 147–149.
  24. Naash, M.I., Hollyfield, J.G., Al-Ubaidi, M.R. and Baehr, W. 1993. Simulation of human autosomal dominant retinitis pigmentosa in transgenic mice expressing a mutated murine opsin gene. Proc. Natl. Acad. Sci. U S A. 90(12), 5499–5503.
  25. Narfstrom, K., David, V., Jarret, O., Beatty, J., Barrs, V., Wilkie, D. and Menotti-Raymond, M. 2009. Retinal degeneration in the Abyssinian and Somali cat (rdAc): correlation between genotype and phenotype and rdAc allele frequency in two continents. Vet. Ophthalmol. 12(5), 285–291.
  26. Narfstrom, K. and Petersen-Jones, S. 2013. Diseases of the canine ocular fundus. In Veterinary ophthalmology. Eds., Gelatt, K.N., Gilger, B.C. and Kern, T.J. 5th ed. Weinheim, Germany: Wiley- Blackwell, pp: 1303–1392.
  27. Park, S.A., Yi, N.Y., Jeong, M.B., Kim, W.T., Kim, S.E., Chae, J.M. and Seo, K.M. 2009. Clinical manifestations of cataracts in small breed dogs. Vet. Ophthalmol. 12(4), 205–210.
  28. Pawprintgenetics. 2021. Available via https://www.pawprintgenetics.com (Accessed??/??/2021).
  29. Petersen-Jones, S.M. 2005. Advances in the molecular understanding of canine retinal diseases. J. Small Anim. Pract. 46(8), 371–80.
  30. Petersen-Jones, S.M. 1998a. A review of research to elucidate the causes of the generalized progressive retinal atrophies. Vet. J. 155(1), 5–18.
  31. Petersen-Jones, S.M. 1998b. Animal models of human retinal dystrophies. Eye. 12(3b), 566.
  32. Petersen-Jones, S.M. 2012. Viral vectors for targeting the canine retina: a review. Vet. Ophthalmol. (15), 29–34.
  33. Rubin, L.F. and Lipton, D.E. 1973. Retinal degeneration in kittens. J. Am. Vet. Med. Assoc. 162, 467–469.
  34. Safatle, A., Salomao, S., Berezovsky, A., Sacai, P., Fantoni, D., Yasbek, K. and Barros, P.S. 2005. Retinal degeneration in a Pit Bull dog: electroretinographic findings. Arch. Vet. Sci. 10(2), 119–124.
  35. Somma, A.T., Moreno, J.C.D., Sato, M.T., Rodrigues, B.D., Bacellar-Galdino, M., Occelli, L.M. and Montiani-Ferreira, F. 2016. Characterization of a novel form of progressive retinal atrophy in Whippet dogs: a clinical, electroretinographic, and breeding study. Vet. Ophthalmol. 20(5), 450–459.
  36. Takahashi, V.K., Takiuti, J.T., Jauregui, R. and Tsang, S.H. 2018. Gene therapy in inherited retinal degenerative diseases, a review. Ophthalmic genet. 39(5), 560–568.
  37. Whitley, R.D., Mclaughlin, S.A. and Gilger B. C. 1995. Update on eye disorders among purebred dogs. Vet. Med. 90, 574–592.
  38. Winkler, P. A., Occelli, L.M. and Petersen-Jones, S.M. 2020. Large animal models of inherited retinal degenerations: a review. Cells 9(4), 882.
  39. Zeiss, C.J. 2013. Translational models of ocular disease. Vet. Ophthalmol. 16, 15–33.

 

Источник: Open Veterinary Journal, (2021), Vol. 11(3): 370–378. Open Veterinary Journal is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License. (CC BY 4.0).

СВМ № 1/2022

 

Вас также могут заинтересовать статьи:

Прогностические факторы восстановления зрения у собак с невритом зрительного нерва неизвестной этиологии: 26 собак (2003–2018)

Введение лекарственных средств в глаз

 

Оценить материал
Нравится
Нравится Поздравляю Сочувствую Возмутительно Смешно Задумался Нет слов
Теги

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Подписка на новости

После отправки заполненной формы Вам на почту придёт письмо со ссылкой для подтверждения рассылки. Если Вы не видите письма, проверьте папку «Спам». Если не подтвердить рассылку, мы не сможем отправлять её Вам.






Нажимая на кнопку «Подписаться», я даю согласие на обработку персональных данных
Я ознакомлен с политикой конфиденциальности

Close