Поиск

Балет и кошки: Кот в сапогах, Дюймовочка и Нала – королева джунглей

Когда завораживающие па-де-де и арабески сменяются домашней тишиной, наступает время для других героев. Солисты екатеринбургского Урал Балета, семейная пара Мана Кувабара и Алессандро Каггеджи, рассказали о своей бенгальской кошке Нале, её хулиганистом характере и о том, как этот активный компаньон помогает им справляться с ежедневными стрессами и вдохновляет на новые хореографические эксперименты.

Фото: Иван Мохнаткин, а также предоставлены героями интервью

Екатеринбургский государственный академический театр оперы и балета (также «Урал Опера Балет», Урал Балет) основан в 1912 году. В разные годы спектакли здесь ставили Леонид Якобсон, Юрий Григорович, Игорь Бельский, Наталия Касаткина и Владимир Василёв. В 2011 году Урал Балет возглавил Слава Самодуров. С 2023 года им руководит хореограф Максим Петров.

В Урал Балете, одном из самых динамично развивающихся театров, весной 2024 года прошла очередная премьера. Трёхактный балет по сказкам Шарля Перро на оригинальную музыку российских композиторов поставили Максим Петров, Константин Хлебников и Александр Меркушев. А исполнили его артисты Екатеринбургского театра, в числе которых – недавно пришедшие в труппу солисты Мана Кувабара и Алессандро Каггеджи.

«Сказки Перро» – совсем не детский балет. Это истории Кота в сапогах, Синей Бороды, Красной Шапочки и Мальчика-с-пальчик, перенесённые авторами из знакомых сказок в некую другую реальность. Здесь трагедия Синей Бороды приобретает черты японской хоррор-манги, группа маленьких Мальчиков-с-пальчик на кулаках отстаивает своё право на жизнь, а бабушка Красной Шапочки снимает шкуру с волка.

В «Сказках Перро» Мана исполнила роли Дюймовочки и Красной Шапочки, а Алессандро – Кота в сапогах и Мальчика-с-пальчик.

Мана Кувабара родилась в городе Осака. Балетом занимается с 4 лет. Выпускница Московской государственной академии хореографии, класс заслуженной артистки России Ирины Прокофьевой. После окончания МГАХ работала в Одесском национальном академическом театре оперы и балета, в Красноярском театре оперы и балета. С 2019 года – солистка Татарского театра оперы и балета в Казани. С сентября 2023 года в труппе Урал Балета. Лауреат Международного конкурса артистов балета в Таллине (2018), Международного балетного конкурса в Сеуле (2018), Московского международного конкурса артистов балета (2022).

Алессандро Каггеджи родился в Великобритании, но имеет итальянские корни. Учился в балетной школе Кейт Симмонс в Уоррингтоне (Великобритания). В 2015 году окончил Московскую государственную академию хореографии, класс Андрея Смирнова. Принят в балетную труппу Татарского театра оперы и балета в 2015 году. Там же дебютировал как хореограф — поставил миниатюры «Игра чудаков», «Тарантелла» и другие. В 2022 году стал одним из четырёх хореографов балета «Терезин. Квартет» Нижегородского театра оперы и балета. В ноябре 2023 года там же поставил балет «Золотой ключик». С сентября 2023 года — солист Урал Балета.

– Мана, Алессандро, сколько лет вы уже живёте в России?
Мана: Я живу в России уже 15 лет.

Алессандро: Я в России с 2012 года.

– Как вы познакомились?
А.: Познакомились мы в Казани, в Театре оперы и балета. Мана приехала работать туда чуть позже меня, и нас сразу познакомили. Руководство считало, что раз мы оба выпускники Московской академии хореографии, то, скорее всего, у нас общие интересы, друзья, и нам будет легче общаться и работать. Тем более, были перспективы, что мы будем танцевать вместе.

slide 1
Image Slide 1
Image Slide 2
Image Slide 3
Image Slide 3
Image Slide 3
Image Slide 3
Image Slide 3
previous arrowprevious arrow
next arrownext arrow

– Когда вы танцуете вместе, между вами чувствуется «искра». Например, дуэт Дюймовочки и Мальчика-с-пальчик из «Сказок Перро» – очень эмоциональный, драматичный и нежный, в нём столько теплоты и внимания друг к другу. Как это – танцевать вместе, когда вы супруги?
А.: Нам нравится танцевать вместе. Не все семейные пары это любят, потому что это серьёзное переживание за партнёра. Нам, наоборот, очень комфортно в дуэте на сцене. Мы знаем друг друга очень хорошо и доверяем друг другу.

– Ещё одним членом вашей семьи является бенгальская кошка Нала. Она появилась у вас после переезда в Екатеринбург. Это первое домашнее животное, которое вы завели в России?
А.: Нет, у нас была ещё одна кошка, тоже бенгальская. Она с нами прожила три года. Вообще-то изначально мы хотели завести собаку, потому что всё моё детство прошло с собаками. Но потом решили, что кошки более самостоятельные и по своему образу жизни больше подходят к нашей профессии, которая предполагает наше частое отсутствие дома.

Мы завели бенгальскую кошку в Казани, во время ковида, взяли её «с рук». Она появилась у нас весной, а летом мы узнали, что у неё хроническая болезнь почек. Мы делали всё что могли, чтобы улучшить её состояние, каждые две недели ходили в ветклинику на капельницы.

В августе 2023 года мы переехали в Екатеринбург, и, к сожалению, вскоре кошке стало совсем плохо. Делать операцию было очень рискованно, и врач клиники «Хатико» не мог дать никаких гарантий, что она поможет. Мы приняли решение, что гуманнее не обрекать нашего любимого питомца на мучения и попрощаться с ней.

– И вы отпустили кошку «на радугу»?
А.: Да, это было очень трудно. В сентябре 2024 года мы только начали работать в Екатеринбурге: новый город, новый репертуар, очень много спектаклей. Решили, что пока не готовы завести ещё одно животное. Но не прошло и полугода, как мы поняли, что просто не можем без питомца. Не хватало энергии в квартире.

М.: Когда в доме есть кошка, это нас успокаивает. Мы на сцене отдаём очень много энергии. Каждый спектакль — это волнение и стресс. Иногда остаёмся совсем без сил. А когда приходим домой, обнимаем кошку, и вот это «мур-мур» возвращает нас к жизни и наполняет энергией.

– Как в этот раз вы искали кошку?
А.: Конечно, мы посмотрели приюты, но бенгалов там не было. Поэтому мы решили взять кошку у заводчика. Нала появилась у нас в феврале 2024 года, и сейчас ей 9 месяцев.

М.: Мы просто пошли посмотреть на котят. Хотели взять светлый окрас, потому что предыдущая кошка была коричневая. Я не хотела, чтобы они выглядели одинаково. У заводчика были Нала и её сестрёнка, обе белые, снежные. Выбрали Налу, потому что нам показалось, что она более спокойная из двух сестёр. Хотя сейчас я бы уже так не сказала.

– Почему вам так нравятся бенгалы? Это же очень активные питомцы, свободолюбивые и даже хулиганистые.
А.: Мы подумали: если уж заводить не собаку, а кошку, то мы хотим такую, с которой можно активно общаться, играть, которая будет постоянно с нами. Нам не хотелось кошку, которая будет постоянно спать на диване и никак себя не проявлять. Искали любопытную, спортивную породу. Мы, артисты балета, сами такие, и нам нужен был компаньон «на одной волне».

– Какой у Налы характер?
М.: Нала умная, ласковая, очень общительная, но у неё есть склонность к хулиганству. Плюс ещё «переходный» возраст, она котёнок, ей хочется иногда и напроказить.

– В России 80% владельцев кошек и собак воспринимают их как членов семьи, детей и как компаньонов. Кто для вас Нала?
М.: Член семьи, как дочка!

– А вот интересно, в Японии или в Великобритании какое отношение к животным? Там сложнее завести питомца, чем в России?
М.: У меня никогда не было животных, когда я жила в Японии. Поэтому я не знаю, как именно относятся к питомцам там. Но мне кажется, что в Японии, например, процесс «заведения» кошки очень долгий и дорогой.

А.: В Великобритании завести питомца не сложнее, чем в России. Но если говорить про финансовую сторону вопроса, то, конечно, ветеринарные услуги и всё, что нужно животным, намного дороже.

– А что означает имя Нала?
А.: Это подруга Симбы из истории «Король Лев». Королева джунглей.

– Почему вы ей завели аккаунт в соцсети?
М.: Ой, это я придумала. У нас была первая кошка, и, конечно, мы делали много фото и видео. Но память в телефоне не бесконечна, надо всегда что-то стирать. Поэтому, когда она умерла, я подумала, что многие моменты её жизни с нами не сохранились. Вот поэтому сейчас я решила сделать аккаунт в соцсети, и мы заливаем туда фото и видео с Налой.

– То есть вы не хотите из неё сделать звезду интернета?
М.: Нет! Это просто для нас, чтобы память осталась навсегда.

– Как быстро вы адаптировались к роли владельцев питомца: решили, чем будете кормить кошку, где будете покупать корм? Нашлись ли нужные зоомагазины, и вообще насколько комфортна в Екатеринбурге инфраструктура для содержания питомца?
А.: С питанием пришлось определяться. Заводчик советовала кормить кошку сырым мясом цыплёнка. И первый месяц мы так и делали, но потом решили, что сырое мясо, особенно летом, будет опасно. Я много читал по поводу такой диеты в интернете, и оказалось, что это очень спорный вопрос. Мы решили, что и для нас, и для неё лучший вариант — сухой промышленный корм. Пока она ребёнок, мы выбрали «Пурину» для котят, нам посоветовали эту марку. Когда она станет взрослой – посмотрим, какой продукт применять дальше.

Мы стараемся, чтобы привычки что-то ждать или просить «со стола» у неё не было, но Нала очень любит огурцы. Если гуляем с ней или просто дома, как лакомство можем дать кусочек огурца.

С инфраструктурой нам повезло: рядом с нашим домом три зоомагазина. В одном из них есть очень хорошая ветаптека. На нашей улице – две ветеринарные клиники, но мы заходим в «Хатико», по старой памяти – там лечили нашу первую кошку, иногда посоветоваться. Надеемся, что ветврачи нам вообще не понадобятся, будем приходить только на прививки. Корм покупаем в разных магазинах – где удобнее, что-то заказываем в интернете, потому что это, во-первых, дешевле, во-вторых, можно заказать много и с доставкой.

– Вы часто гастролируете. Где оставляете Налу, пока вы в командировках? Пользовались ли гостиницами для животных?
А.: Нет, гостиницами не пользуемся. Просим коллег, которые не едут на гастроли, либо друзей присмотреть за кошкой. Забирают её к себе или живут у нас в квартире. Нам повезло, что вокруг нас хорошие люди. Нала, к счастью, чужих не боится. Когда мы её впервые принесли от заводчика домой, Нала, наверное, 20 минут пряталась в гардеробе, потом вышла, начала со мной играть. И с тех пор она ни разу не пряталась под кровать или куда-то ещё. Кошке не нравится закрытое пространство, она не любит сидеть в переноске или сумке. Ей нравится гулять.

– Как вы приучали Налу к прогулкам на поводке? Это не совсем типичная история для кошек.
А.: Мы хотели приучить её к улице на случай, если не сможем её оставить дома в какие-то моменты или решим вместе поехать в отпуск. Постепенно приучали, чтобы у кошки не было шока от улицы. Сначала гуляли в коридоре, потом во дворе дома, затем на улице. Сейчас она совершенно спокойна во время прогулок, она нам доверяет и идёт с нами. На улице ей очень интересно: столько разных запахов, она пытается ловить птиц. Сейчас даже просится на прогулку – мы открываем дверь, а она уже стоит и ждёт, когда мы пойдём гулять.

– Наблюдение за животными даёт артисту балета то, что потом можно использовать в хореографии? Ну, например, кто-то когда-то придумал «па-де-ша» – прыжковое движение в балете, имитирующее лёгкий, грациозный прыжок кошки. Что сегодня можно «взять» у этих питомцев?
А.: «Па-де-ша» придумали сто лет назад. Что касается хореографии сегодняшнего дня, например, в «Сказках Перро» я танцевал Кота в сапогах. Там в хореографии тонкие грани: герой и получеловек, и полукот. Где-то нужно показать человеческие качества, а где-то кошачьи. Хореограф дал мне свободу в интерпретации персонажа, говорил: «Вот в этот момент лучше быть как человек, а здесь лучше быть как кот. А всё остальное можешь придумать сам». Поэтому, конечно, я наблюдал за Налой и брал какие-то её движения в качестве основы для хореографии: как она моется лапкой или что-то такое. Иногда эти наблюдения всплывали в голове совершенно неожиданно на репетиции, спонтанно, в моменте. Что-то от этого оставалось, что-то я делал уже по-другому на следующем спектакле.

– Алессандро, вы не только танцор, но и хореограф-постановщик. У вас вышел прекрасный балет про Буратино в Нижегородском театре оперы и балета. Там среди героев есть кошка и лис. Их хореографию вы тоже подсмотрели у кошки?
А.: Конечно. Премьера спектакля была в конце ноября – начале декабря 2023 года, а ставить спектакль я начал в июне 2023 года, и тогда в семье у нас была предыдущая кошечка. Поэтому, конечно, какая-то пластика героев от неё.

– Процесс постановки балета занимает такое длительное время?
А.: Смотря какой балет: есть одноактные, есть полнометражные – двух-трёхактные. «Золотой ключик» – «двухактник». Подготовка только хореографии заняла почти два месяца, а весь процесс – полгода. В постановке балета много нюансов. Я отталкиваюсь от артиста, его возможностей и индивидуальности, могу менять хореографию по ходу, если вижу, как что-то не работает. Потом начинаются сценические репетиции, где многое меняется, потому что пространство другое. Приезжает декорация – и вновь могут быть изменения. Когда присоединяется оркестр и музыка начинает звучать по-другому, опять что-то меняется. Поэтому постановка спектакля – процесс, который длится до последнего дня.

– В 2023 году вы поменяли Татарский академический государственный театр оперы и балета на Урал Балет. Почему, что вы искали как артисты?
М.: Я работала в Одессе, Красноярске, Казани, и там почти везде был только классический репертуар. А мне как балерине хотелось попробовать новые постановки, современную хореографию. Хотела примерить на себя другие образы. Поэтому Урал Балет нам очень подходит, здесь есть классический репертуар и современный балет. И три-четыре премьеры в год!

А.: Я восемь сезонов работал в Казани, это был мой первый театр, мой родной дом, и я очень благодарен за всё, что я получил там. Люди, с которыми я работал, руководство театра, сделали меня тем артистом, которым я сейчас являюсь. Но из современного балета там было только то, что я сам ставил. Очень хотелось разнообразить репертуар. Я почувствовал, что всё перетанцевал и надо идти вперёд, развиваться.

Мы рассматривали и другие театры, естественно. Но для меня было важно работать с коллективом, который творит и живёт именно в сегодняшнем балетном мире, с людьми, которые участвуют в фестивалях и конкурсах, куда каждый год приезжают критики и оценивают несколько премьер в сезоне, где постоянно идёт новая работа. То есть это не просто театр-музей, а настоящий живой театр.

Второй момент – конечно, я хотел работать в театре, который понимает и поддерживает мои амбиции хореографа. Когда мы услышали, что Макс Петров станет худруком Урал Балета, а мы уже давно знакомы и работали вместе над проектом «Терезин. Квартет» в Нижнем Новгороде, то сразу ему позвонили. И он с распростёртыми объятиями нас принял. В общем, всё сложилось так, как хотелось и мне, и Мане.

– Тот репертуар, в котором вы сегодня заняты, помог вам ответить на большинство вопросов, которые вы хотели решить, переходя в другой театр?
М.: Да, этот сезон для меня оказался очень насыщенным. Мы такого даже не ожидали. Вначале нам честно сказали, что, возможно, мы не будем выходить на сцену так часто, как хотелось бы, потому что нужно учить много партий. Для того чтобы подготовить новую роль в спектакле, нужно минимум две недели. В Казани я свои партии всегда репетировала месяц. Но здесь очень мало времени. Не знаю почему, то ли руководство видело, что мы хорошо справимся, то ли просто забыло о том, что мы «новички». В общем, мы сразу очень интенсивно вошли в работу. В этом сезоне у меня были сольные партии в «Дон Кихоте», «Щелкунчике», «Павильоне Армиды», «Пахите», «Тщетной предосторожности». И в «Сказках Перро», конечно же. Плюс сольные партии второго плана.

А.: Конечно, всегда есть то, чего хочется достичь. Мы хотим вместе станцевать «Жизель», «Ромео и Джульетту». Лично я очень хочу исполнить Солора в балете «Баядерка», потому что это единственная партия, которую я не танцевал даже в Казани. И опять же, мы сейчас работаем в театре, который постоянно выпускает новые балеты, поэтому без работы не заскучаем.

– Такая интенсивная работа. Не чувствуете перегруженность?
М.: Иногда. В этом сезоне были моменты не столько физической перегрузки, сколько информационной, когда мозг отказывается от новой информации, отказывается запоминать движения.

А.: Я работал над «Золотым ключиком» в Нижнем Новгороде, когда позвонил Максим Петров и пригласил меня станцевать на премьере балета «Щелкунчик» в Ташкенте, он тогда поставил его для Большого театра Узбекистана. Я согласился, но у меня ещё был дебют в роли Меркуцио в Екатеринбурге в «Ромео и Джульетте», естественно, на тот момент я её ещё не начал репетировать. Я выпустил премьеру в Нижнем Новгороде, поехал в Екатеринбург – у меня шесть дней, чтобы выучить партию Меркуцио и станцевать премьеру. Я всё это выучил, а там не только танцы, а ещё и фехтование, которое сложно запоминать. Станцевал и уехал в Ташкент на две недели. Как обычно, прошёл марафон «Щелкунчиков», и после этого, спустя пару недель, я опять в партии Меркуцио. И, видимо, я настолько быстро в прошлый раз это всё выучил, что тело вообще ничего не запомнило. Пришлось всё учить, как будто в первый раз.

– Как вы отдыхаете после таких перегрузок?
М.: Часто в свой выходной мы идём в театр, потому что нужно репетировать: чем-то недовольны, что-то не доделано. Когда слишком мало времени для новой партии, приходится жертвовать отдыхом. Если всё же выходной выпадает, он у нас всегда в понедельник, то мы в основном спим, стараемся что-то вкусное, любимое съесть.

А.: Если мы очень-очень устали, то выходной — это чисто домашний день. Стираем, убираем квартиру, просто отдыхаем, смотрим какой-нибудь сериал. Естественно, с кошкой играем. Сейчас погода хорошая, поэтому больше гуляем, может быть, идём куда-то в кафе позавтракать. Или идём на массаж, в сауну.

– Артисты не очень любят делиться планами, и всё же – над чем работаете сейчас, где мы в ближайшее время вас увидим?
А.: Не то что мы не любим делиться планами, как правило, мы связаны контрактами и не можем рассказать о планах. У меня есть предложения о постановках в некоторых театрах. В Екатеринбурге – пока заказов на постановки нет, но очень надеюсь, что в следующем сезоне что-то будет. Мне заказали новый номер для гала-концерта к юбилею Славы Самодурова, который прошёл в Урал Балете. Я танцую в его постановке «Вариации Сальери». В июле еду в Москву, начинаю ставить одноактный балет. Этот проект будет показан в декабре, но вот об этом я пока больше не могу сказать, к сожалению.

– Надеемся его увидеть, потому что судьба концертных номеров и маленьких балетов такова, что они очень быстро исчезают из репертуара.
А.: Да, это так: много спектаклей, номеров для конкурсов и фестивалей, для гала-концертов исчезают в никуда. Бывают, конечно, исключения: меня очень радует, что танго, которое я поставил для Игоря Цвирко и Кристины Кретовой в Большом театре, они исполняют очень часто.

– Ребята, спасибо вам большое за уделённое время, за творчество и за вашу любовь к животным. «Зооинформ» желает вам творческих успехов и прекрасного времени с вашей замечательной кошкой.


«Зооинформ» благодарит Максима Петрова, художественного руководителя балета
и Семена Чиркова, начальника отдела по связям с общественностью за помощь в организации интервью.


Мы знаем, что для вас важно получать актуальную информацию в удобном для вас виде и формате. Не забудьте подписаться на удобные для вас каналы Zooinform.ru