Top.Mail.Ru

Применение лекарственных средств для животных и роль ветпрепаратов в современной ветеринарной медицине

3

Дефицит ветпрепаратов в России — объективная реальность, которую к концу 2022 года с осторожностью начали признавать даже чиновники. Отсутствие ряда лекарственных средств для животных выявило ряд серьёзных проблем в отрасли и законодательстве страны. Давайте разберёмся, какие перспективы у отечественной ветеринарии и почему вообще так важен вопрос доступности препаратов от разных производителей – российских и зарубежных.


Автор благодарит приглашённых экспертов, которые помогли подготовить к публикации данный материал:

Алексея Ермакова, профессора, декана факультета биоинженерии и ветеринарной медицины ДГТУ;
Светлану Щепёткину, руководителя НКЦ по разработке и трансферу системных технологий в ветеринарии и сельском хозяйстве (ООО «НКЦ РТСТ»);
Диану Насырову, директора Национальной ветеринарной палаты;
Александру Анохину, генерального директора ветеринарной клиники «Ветерритория», Москва;
Ларису Бережную, главного ветеринарного техника Animal Cove Pet Hospital, Фостер-Сити, США.

Названия всех лекарственных препаратов в данной статье приводятся в форме международных непатентованных наименований; автор и эксперты не используют фирменных торговых названий.


Профилактика – прежде всего

Вакцины – всего лишь одна из групп фармпрепаратов. Однако стоят они особняком от всего остального арсенала лекарственных средств. Во-первых, цель их применения в большинстве случаев – профилактика заболеваний, а не лечение. Во-вторых, именно с вакцинами в России на сегодняшний день вопрос стоит наиболее остро.

Для разных видов животных существует огромное количество иммунобиологических препаратов, которые предотвращают развитие большого числа заболеваний. Для собак применяются вакцины против чумы плотоядных, аденовируса собак, парвовирусного энтерита собак типа 2, аденовируса собак, парагриппа собак, лептоспироза, боррелиоза. В последние годы в мире зарегистрированы также препараты против гриппа собак, бордетеллёза, злокачественной меланомы, лейшманиоза. Для кошек используются вакцины против панлейкопении, калицивируса, герпесвируса кошек – 1, вирусной лейкемии, иммунодефицита, хламидиоза, бордетеллёза. Разумеется, в эндемичных регионах представители обоих видов в обязательном порядке прививаются против бешенства. Также существуют вакцины против коронавируса собак и ВИП кошек, однако компетентнейшая Группа по вакцинации WSAVA относит их к нерекомендуемым в связи с отсутствием убедительных доказательств эффективности.

До последнего времени ассортимент вакцин в России позволял проводить иммунизацию от большинства указанных заболеваний (кроме боррелиоза и бордетеллёза кошек, т. к. препараты от этих заболеваний не были зарегистрированы в стране). Если рассматривать только отечественные вакцины, их ассортимент вроде бы почти соответствует зарубежным аналогам. Исключение составляют бордетеллёз и парагрипп собак (причём второе заболевание для России является весьма актуальным). Однако наличия базовых отечественных препаратов ещё недостаточно для полноценной вакцинопрофилактики как системного мероприятия.

Вакцинация выполняет две основных функции. Первая – это собственно защита конкретного животного от наиболее опасных заболеваний. Вторая – предотвращение распространения болезни в популяции, в том числе заражения человека зоонозными заболеваниями, каковым является, в частности, бешенство. Если иммунизация в популяции прекращается или охватывает недостаточный процент, то заболеваемость начинает расти. Массовая вакцинация животных против бешенства в эндемичных регионах приводит к существенному снижению и полному исчезновению заболевания у людей. Например, иммунизация домашних и диких собак в Гоа усилиями волонтёров привела к тому, что этот индийский штат был объявлен свободным от бешенства, тогда как в большинстве регионов страны оно остаётся серьёзной проблемой. В России в последние годы, согласно официальной статистике, заболеваемость бешенством также неуклонно снижается, благодаря, в первую очередь, методичной оральной вакцинации диких животных. Но и здесь очень важен охват значительной части восприимчивой популяции с целью формирования коллективного иммунитета.

Таким образом, любой грамотный врач должен рекомендовать всем владельцам прививать питомцев от тех болезней, которые актуальны в данном регионе и от которых имеются вакцины. Разумеется, для охвата всей восприимчивой популяции необходимо, чтобы дефицит на рынке отсутствовал, иначе не будет возможности иммунизировать всех животных. Ассортимент также способствует охвату значительной части домашних любимцев, поскольку хозяин имеет возможность выбора.

За последние месяцы врачи в разных регионах страны жалуются на недостаток вакцин – не только импортных, но и отечественных. Очевидно, что при исчезновении зарубежных препаратов резко возрос спрос на российские, однако производитель не может по щелчку пальца увеличить объём выпуска в несколько раз.

Алексей Ермаков: «В ситуации, сложившейся сегодня с вакцинами, я вижу очень большую угрозу, поскольку мы сильно зависим от поставок оборудования для производства. В России используются очень многие штаммы и субстанции, произведённые за рубежом. Мы отстаём от других стран и не сможем быстро выровнять это отставание. Здесь мы наиболее уязвимы. Поэтому нам очень много нужно вложить в развитие биоинженерии, биотехнологии и вообще биологической промышленности».

Светлана Щепёткина: «Самое главное, что в России сегодня нет базы – специалистов, знаний, опыта для производства широкого ассортимента вакцин. Недостаточно собрать штаммы и антигены, нужны образование, практика, опыт и создание нового поколения учёных-практиков, таких, какими были корифеи ветеринарной науки, ликвидировавшие все особо опасные инфекции в стране. Нужен системный подход к обучению ветврачей, нужны адекватные профессиональные стандарты, позволяющие на их основе разрабатывать образовательные стандарты, учебные планы и рабочие программы. В медицине сегодня существует более 60 профессиональных стандартов; у нас же имеющиеся два – “Ветеринарный врач” и “Ветеринарный фельдшер” объединили в один – “Работник в области ветеринарии”, добавив туда грумеров и фермеров. Как вы думаете, станет ли парикмахер или заводчик животного ветеринарным специалистом, если моет полы с дезинфектантом? У нас сегодня всероссийскими ветеринарными НИИ зачастую руководят люди, не имеющие базового ветеринарного или хотя бы биологического образования. Это очень большая иллюзия – думать, что на данном этапе развития биологической промышленности мы можем обеспечить 100% импортозамещение вакцин. Нет у нас и собственных СПФ-яиц, и адъювантов, и оборудования для производства вакцин».

Ещё один нюанс. Все вакцины упрощённо делятся на инфицирующие и неинфицирующие. Инфицирующие (аттенуированные и векторные) дают стойкий иммунитет, как правило, уже при первом введении. Неинфицирующие (инактивированные) вакцины не способны заражать животное, но в большинстве случаев требуют многократного введения для развития стойкой защиты. Длительность иммунитета в этом случае, как правило, менее продолжительна, чем при применении инфицирующих вакцин. Также эффективность препарата и напряжённость иммунитета зависит от грамотно подобранного и качественного адъюванта.

Когда мы говорим о том, что некий препарат является аналогом производимого за рубежом, недостаточно смотреть на заболевание, против которого он используется. Приведём пример из области ветеринарии уже продуктивных животных. В списке аналогов от Департамента ветеринарии Минсельхоза РФ российские инактивированные вакцины называются аналогами импортных аттенуированных. Однако если живую вакцину для формирования стойкого иммунитета достаточно ввести один раз, то применение убитой требует нескольких инъекций, что приводит к стрессу и снижает продуктивность. Об этом знает любой грамотный фермер или сельский ветврач, но почему-то забывают чиновники.

Светлана Щепёткина: «В письме Департамента ветеринарии Минсельхоза РФ от 5 апреля 2022 года №25/746 с информацией о наличии отечественных аналогов зарубежных препаратов указан ряд лекарственных средств и для животных-компаньонов. Кроме путаницы с вакцинами, есть и критичные нелепости. Например, препарат для собак называют аналогом препарата для кошек; аналогичными называются препараты, концентрация действующих веществ в которых отличается в несколько раз, а также с разной химической формулой и разной формой введения (например, раствор для перорального введения называют аналогом раствора для внутримышечных инъекций). Важно то, что владелец животного может приобрести такое средство как аналог и получить совершенно непредсказуемые результаты – от неэффективности лечения до токсических явлений и гибели питомца».

Желания и реалии

За годы существования медицины и фармакологии было разработано множество препаратов, которые относятся к различным группам. Они должны присутствовать в арсенале врача. Разумеется, лекарственные средства каких-то групп распространены более других – скажем, анальгетики используют в практике гораздо чаще, чем онкопрепараты. Однако это не значит, что последние менее важны, чем первые. Более того, чем реже используются те или иные препараты в практике, тем меньше аналогов они имеют. Например, весной 2022 года из продажи исчез ветеринарный трилостан, применяемый для лечения синдрома Кушинга. Аналогов этому средству нет (даже среди препаратов для медицинского применения), исчезновение его приводит к тому, что терапия заболевания становится попросту невозможной. На момент написания статьи купить трилостан в России снова можно, но перспективы, как и со всем остальным, неясны.

Александра Анохина: «В России до сих пор не зарегистрированы многие ветеринарные препараты, которые очень нужны врачам. Медицинские аналоги для большинства существуют. Но вот, например, попробуйте таблетку метронидазола 250 мг разделить для дачи кошке на 18 частей. Она ещё и горькая. Тогда как существует ветеринарная суспензия – но не в России. Врачи назначают лекарственные средства, многие из которых возможно купить только по интернету или за рубежом. Несколько примеров. Фруневетмаб – препарат моноклональных антител для кошек, применяется для лечения остеоартрита и очень хорошо купирует боль. Единственное реально работающее лекарственное средство рекомбинантного омега-интерферона, активно применяющееся для лечения вирусной лейкемии кошек. S-аденозилметионин используется для лечения печени и мозга. Ветеринарные добавки с L-тианином и L-триптофаном обладают успокаивающим эффектом, применяются для коррекции тревоги, страха, гипервозбудимости на стадии до применения специфических препаратов, угнетающих ЦНС. Фенбендазол в форме пасты у нас можно купить только для лошадей, однако для мелких животных его неудобно дозировать, в отличие от специальных вариантов для кошек и собак (а также котят и щенков), которых нет в России. И это, разумеется, далеко не полный список».

Алексей Ермаков: «В производстве небиологических препаратов дело обстоит проще, чем с вакцинами. Мы научились делать дженерики, привозя субстанции не из Европы, где они качественные и дорогие, а из Индии или Китая. Но дженерик никогда не будет равен оригинальному препарату по разным причинам. Ведь лекарственное средство – это не только действующее вещество, это множество вспомогательных веществ, и полный состав может быть коммерческой тайной. Мы используем в производстве то же действующее вещество, но это не значит, что препарат будет иметь такую же биодоступность, как и оригинал».

Светлана Щепёткина: «Для того чтобы назвать дженерик аналогом оригинального препарата, требуется провести исследования на биоэквивалентность. Я не знаю сегодня в России ни одного вуза или НИИ, где проводятся такие исследования».

Взаимозаменяемость препаратов – вопрос непростой. Одинаковые действующие вещества – это ещё не всё. Имеют значение лекарственная форма, дозировка, очистка веществ в производстве и состав, поскольку любой препарат содержит ещё и вспомогательные субстанции. Всё это может влиять на уровень достигаемого эффекта, вероятность побочных реакций, а зачастую и на возможность использования того или иного средства в принципе. Например, если вы назначаете препарат кошке на дом для ежедневного применения, доступность в виде пасты, которую животное съест с удовольствием, или капель без цвета и запаха, которые без проблем можно накапать в корм, делает его совершенно незаменимым. В то же время в условиях стационара лекарственное средство для внутривенного введения у питомца с установленным катетером зачастую является гораздо более удобной и эффективной формой, нежели любая, предназначенная для перорального применения.

Качество препаратов – реальное и формальное

Кажется, само собой разумеется, что лечить необходимо качественными препаратами. Но что мы подразумеваем под качеством? Вопрос непростой.

Согласно Федеральному закону «Об обращении лекарственных средств» от 12.04.2010 №61-ФЗ, под качеством фармпрепарата подразумевается его соответствие требованиям фармакопейной статьи либо, в случае её отсутствия, утверждённой нормативной документации или нормативного документа службы качества завода-производителя. Другими словами, для признания лекарственного средства качественным достаточно, чтобы его реальный состав соответствовал прописанному в инструкции к нему. В этой ситуации остаются за рамками эффективность и безопасность препарата, что является неотъемлемой частью процесса контроля за рубежом.

На практике ветеринарным врачам часто приходится самим в процессе работы выяснять, является ли лекарственное средство качественным – т. е. действительно работает и относительно безопасно в применении. Ну или прислушиваться к опыту других коллег. Поэтому неудивительно, что у российских препаратов, часто незаслуженно, до сих пор сохраняется репутация «низкокачественности». Для преодоления предубеждения контролирующие органы, на наш взгляд, должны в обязательном порядке изменить подход к контролю качества. Также необходимо наладить практику независимых исследований фармпрепаратов, которая на сегодняшний день в стране фактически отсутствует.

Алексей Ермаков: «За рубежом, чтобы зарегистрировать препарат, производитель должен провести независимые доклинические и клинические испытания в неаффилированных компаниях. Это очень жёстко отслеживается. В России же производитель может сам осуществлять все исследования, а иногда даже сам делать экспертизу качества. На мой взгляд, это огромная проблема нашего законодательства. Ни в одной стране мира нет такой практики. И в этой связи очень важно, чтобы на рынке присутствовала продукция иностранных производителей, у которых гораздо более жёсткие условия. Нынешняя ситуация очень вредна для российских фармкомпаний, потому что в отсутствие конкуренции и при имеющейся нормативно-правовой базе нет стимула делать препараты более качественными (а качество влияет на себестоимость). Смысл наличия разных лекарственных средств на рынке не только в том, чтобы потребитель мог выбирать, но и в том, чтобы отечественные предприятия, отстающие по производительности и качеству, чувствовали конкуренцию и росли. Отсутствие конкуренции с зарубежными компаниями может привести к полной деградации нашей ветеринарно-фармацевтической отрасли».

Светлана Щепёткина: «Существует приказ Минсельхоза от 6 марта 2018 года №101 “Об утверждении правил проведения доклинического исследования лекарственного средства для ветеринарного применения, клинического исследования лекарственного препарата для ветеринарного применения, исследования биоэквивалентности лекарственного препарата для ветеринарного применения”. Согласно этому документу, ответственность за риски, угрозу здоровью животных, людей, загрязнения окружающей среды несёт разработчик. Он же принимает решение о прекращении или продолжении исследования после устранения угрозы. Информирование государственных органов – Россельхознадзора – носит лишь уведомительный характер. При регистрации ветеринарных препаратов данные разработчика принимаются на веру, никакие клинические испытания не проводятся. Таким образом, каждый новый отечественный препарат ветеринарные врачи вынуждены проверять самостоятельно. Неудивительно, что они предпочитают зарубежные лекарственные средства».

Алексей Ермаков: «У нас очень много препаратов с недоказанной эффективностью. Это портит репутацию всем: регистрирующим органам, врачам – и наносит очень серьёзный ущерб. Для сельского хозяйства это прямые убытки, а в ветеринарии мелких животных – введение людей в затраты. По сути – мошенничество, хотя зачастую и непреднамеренное. У нас нет практики чёткого внедрения принципов доказательной медицины ни на этапе производства, ни на этапе регистрации, ни в использовании. Это катастрофа. У врачей нет критического мышления, необходимого для применения, они доверяют любой инструкции. Читая результаты клинических исследований, они не в состоянии увидеть проблемы дизайна исследования. Это то, что нам сейчас нужно экстренно менять».

Дополнительные нюансы вопрос качества приобретает, когда речь идёт о племенных и ценных породистых животных. На сегодняшний день актуальна проблема, связанная с сохранностью их поголовья, выживаемостью молодняка, в связи с введением новых протоколов, изменениями в схемах вакцинации, витаминотерапии и кормления. Ведь цель всех мероприятий, в том числе по оказанию своевременной ветеринарной помощи, не только сберечь и защитить животное от заболеваний, но и максимально раскрыть его потенциал.

Владельцам племенных кошек и собак, помимо всего прочего, важна возможность участвовать в международных выставках. Конечно, они хотят делать иммунизацию вакцинами импортного производства, сколько бы ни уверял нас Россельхознадзор, что для вывоза животного достаточно сделать прививку отечественными препаратами.

Лариса Бережная: «При вакцинации племенных и выставочных животных огромная проблема – уговорить владельца вакцинировать своего питомца или щенков, ценных как в племенном, так и в финансовом отношении, отечественной вакциной. Помимо относительного контроля качества российских препаратов в целом, зачастую врач не может сослаться на свой опыт применения таких вакцин. Многие врачи просто-напросто не применяли их много лет».

От людей к животным

Нельзя сказать, что нигде в мире лекарственные средства для медицинского применения не использовались в ветеринарной практике. Однако, опять же, есть нюансы. И проблематика достаточно многогранна.

К регистрации лекарственных препаратов для медицинского и ветеринарного применения предъявляются разные требования, предусмотренные Федеральным законом от 12.04.2010 №61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств». Процедура государственной регистрации препаратов предусматривает проведение соответствующей экспертизы, принципы которой существенно различаются для этих двух категорий.

Экспертиза ветеринарных препаратов включает проверку их качества и отношения ожидаемой пользы к возможному риску от их применения. При таком подходе проводятся клинические исследования для каждого вида животных, которым предназначается лекарственное средство, определяется его дозировка, которая будет иметь оптимальный эффект, оцениваются способ введения и применения, время приёма, продолжительность лечения, возможные побочные действия и нежелательные реакции. Т. е. критические факторы, позволяющие использовать препарат, не нанося вреда отдельным системам органов животного и его здоровью в целом. Таким образом, бесспорно специальные лекарственные средства для ветеринарного применения более приспособлены для животных, нежели медицинские аналоги.

Кроме того, далеко не все лекарственные вещества, применяемые в лечении человека, можно использовать для животных. Например, большая часть человеческих НПВП, парацетамол, многие слабительные, статины, гормоны щитовидной железы и другие препараты токсичны для животных. Очевидно, что в этом случае должны использоваться специализированные средства. И они успешно разрабатываются уже на протяжении многих лет существования ветеринарной фармакологии. НПВП грапипрант не просто разработан специально для животных, он имеет свойство не раздражать ЖКТ (что является основной проблемой этой группы препаратов), что позволяет применять эти лекарственные средства для длительного лечения, включая пожизненное. Маропитанта цитрат – противорвотное, разработанное специально для собак и кошек – стал настоящим спасением для ветеринарных врачей, поскольку его можно применять беспрепятственно практически при любой рвоте, он имеет минимум противопоказаний и не имеет побочных эффектов, которые характерны для аналогичных медицинских препаратов.

Лариса Бережная: «Среди ветпрепаратов, отсутствующих в варианте “для людей”, особенно хочется отметить пимобендан, который абсолютно незаменим для лечения дилатационной кардиомиопатии и сердечной недостаточности у собак. У этого препарата нет аналогов, при этом для людей он не разрешён. Применение пимобендана под наблюдением кардиолога зачастую позволяет продлить жизнь животного на год, а иногда и на несколько лет. Он применяется как монопрепарат, а также в сочетании с другими лекарствами. Отсутствие его в продаже может привести к гибели многих собак с кардиологическими патологиями. Также пимобендан применяется off-label для кошек».

Помимо этого, как указывалось выше, важны не только действующее вещество, но и концентрация, лекарственная форма, дозировка в таблетке или ампуле. Нередко для ветеринарного применения это имеет решающее значение.

Лариса Бережная: «Наличие лекарств, доступных в определённой дозировке и форме, особенно важно в ряде случаев. Например, если животное очень маленькое, для него может быть проблематичным введение медицинских препаратов даже для новорождённых. Для крупных животных (лошадей, коров и т. д.), напротив, дача препаратов в человеческих формах может сделать лечение нерентабельным, поэтому для них выпускаются свои варианты. Если лекарство используется перорально, но имеет горький или неприятный для животных вкус, применение становится возможным только в специальных формах, разрабатываемых с учётом привлекательности для конкретного вида. Существуют также трансдермальные ветеринарные препараты (чаще всего в форме гелей для нанесения на внутреннюю поверхность уха). Пример такого препарата – антидепрессант миртазапин, который используется как стимулятор аппетита. Когда животное уже не ест, препарат нельзя спрятать в корме или лакомстве, а попытки выдать лекарство перорально могут усугубить отказ от корма. Другой пример – метимазол, применяется при гипертиреозе кошек. Он используется пожизненно, зачастую в течение нескольких лет. Кошки учатся распознавать таблетки в корме, им надоедает вкус лакомств или специальных вкусных носителей для таблеток, в которые прячется метимазол для дачи животному, поэтому трансдермальный препарат становится оптимальным выбором».

Характерно, что на законодательном уровне применение медицинских препаратов в ветеринарии пока не урегулировано. И тут мы сталкиваемся с зеркальной проблемой: те или иные лекарственные средства в ветеринарном варианте отсутствуют, для людей они вроде и есть, а применять нельзя. Ранее предпринималась попытка урегулирования вопроса, в Государственную думу Российской Федерации вносился соответствующий законопроект, однако пока он не прошёл соответствующую процедуру и остаётся открытым. Несмотря на острую заинтересованность врачей.

Александра Анохина: «Нам приходится использовать много медицинских препаратов в силу того, что ветеринарных аналогов просто не существует. И регулярно бодаться с нашими государственными структурами на тему того, насколько законно это делать. Сейчас – официально нельзя. Мы продвигаем разными путями, в т. ч. через НВП, легализацию применения медпрепаратов. Многие лекарственные средства нам и не нужны в ветеринарном варианте – например, банальный NaCl – но использовать его нужно на законных основаниях».

Светлана Щепёткина: «Хочется напомнить, что подавляющее большинство препаратов для людей исследуется в первую очередь на животных, именно поэтому медицинские лекарственные средства столь широко используются в практике ветеринарных врачей».

Сейчас руки у врачей связаны, мягко говоря, несовершенным законодательством. При этом, с одной стороны, они сами выступают за введение протоколов, но не формально-государственных, а основанных на современном мировом опыте. С другой стороны, остро нуждаются в том, чтобы законодатели дали им наконец-то самим решать, что использовать в практике – лекарственные средства как ветеринарного, так и медицинского применения.

Алексей Ермаков: «Даже за рубежом, где очень жёстко контролируется применение любых препаратов, существует практика т. н. назначения off-label – вопреки инструкции по применению либо в случае неурегулированных инструкций. Когда врач считает, что это необходимо, он может использовать любой препарат. Есть регламенты: врач в такой ситуации может созвать консилиум, на котором три специалиста обсуждают ситуацию и подписывают разрешение на применение. Я считаю, что для нас такая практика была бы существенным выходом – по крайней мере, в экстренных ситуациях и при имеющемся дефиците».

Многие эксперты считают, что в законодательстве должен появиться т. н. каскадный принцип, согласно которому при отсутствии препарата, зарегистрированного для ветеринарии, врач сможет использовать медицинский аналог. Сегодня с этим большие проблемы.

Диана Насырова: «Основные объёмы оборота лекарственных средств в ветеринарии приходятся на сельское хозяйство. Для непродуктивных животных делают в основном только те препараты, которые применяются массово. Но непродуктивные животные, которые содержатся в качестве компаньонов, болеют в том числе теми же болезнями, что и люди. Объёмы применения ряда лекарств у животных небольшие. С коммерческой точки зрения регистрация таких препаратов специально для ветеринарного применения во всём мире невыгодна производителям, ожидать от них этого невозможно. А в случае регистрации цена будет заоблачной. В настоящее время рассматривается законопроект об упрощённой регистрации в России, но он, хоть и сам по себе положительно оценивается сообществом, проблему с лекарственными препаратами не снимет.

Применение многих медицинских препаратов имеет многолетнюю успешную практику и безвредно для животных-компаньонов, т. к. ветеринарные специалисты используют их в соответствии с общепринятыми международными ветеринарными фармакологическими руководствами и рекомендациями профессиональных сообществ. Так называемый каскадный принцип и одновременное разрешение регистрации ветеринарных клиник в системе “Честный знак” позволят ветврачам нормально работать, а производителям лекарственных препаратов видеть реальные объёмы рынка. И со временем зарегистрировать для ветеринарии только те лекарственные средства, которые наиболее востребованы.

Наш главный оппонент и противник здесь, как ни удивительно – наше профильное ведомство. Единственный аргумент Минсельхоза — препарат может быть небезопасен для животных. Но это лукавство, потому что абсолютно все ветеринарные клиники и врачи применяют медицинские препараты в ежедневной практике. Прямо сейчас, пока вы читаете эту статью, сотни врачей используют “человеческие” лекарственные средства для спасения животных. Всё упирается в знания, в образование врача! Если знаний недостаточно, тогда любой препарат в его руках будет небезопасен для здоровья животного, независимо от того, есть на нём пометка “для ветеринарного применения” или нет».

Лариса Бережная: «В США не существует ограничений для лицензированных ветеринарных врачей в доступе к препаратам как для людей, так и для животных. Медицинские лекарственные средства широко применяются в ветеринарии. Во многих случаях выбор врача определяется стоимостью и доступностью лекарства. Для приобретения необходим номер ветеринарной лицензии, однако покупку может совершать, например, и менеджер от лица ветеринарного врача.

Особым случаем являются так называемые контролируемые вещества, т. е. обладающие потенциальной способностью вызывать лекарственную зависимость у людей. Подавляющее большинство таковых — это, опять же, медицинские препараты. К ним относятся лекарства для индукции и поддержания анестезии, обезболивающие, противосудорожные и ряд других. Применение и доступ к таким препаратам находятся под контролем отдела по борьбе с наркотиками и строго регламентированы. Каждый американский практикующий ветеринарный врач зарегистрирован в таком отделе, при регистрации ему выдаётся DEA-номер. Предварительно ветеринарный врач должен пройти проверку на отсутствие правонарушений в своей биографии и сдать отпечатки пальцев. Все сотрудники, которые работают с контролируемыми препаратами, должны иметь специальное разрешение отдела по борьбе с наркотиками штата. Однако, несмотря на очень жёсткую систему, любой ветврач может получить необходимые разрешительные документы, после чего приобретать и применять любые препараты, относящиеся к указанным группам. Более того, лекарственные средства могут приобретаться и владельцами по рецепту от ветврача или выдаваться последним для домашнего лечения».

Назад, в Средневековье?

Отказ от ветеринарных препаратов отбросил бы ветеринарию назад, вероятно, даже не в XX век, а в ещё более отдалённую эпоху. Задача любого грамотного ветврача – использовать все достижения современной ветеринарной фармакологии, а не отказываться от них ради какой-то непонятной цели. И, как можно видеть, ассортимент и доступность всех современных ветеринарных препаратов крайне важны. Иначе нет смысла говорить ни о каком грамотном и современном лечении. Задача регулирующих структур – сделать всё от них зависящее для обеспечения наличия необходимых и действительно востребованных препаратов, а также дать возможность ветврачу применять в своей практике любые лекарственные средства, которые он считает нужными, в соответствии со своими знаниями. Для того чтобы знания соответствовали современному положению вещей, необходимо качественно обучать специалистов. Но это уже – тема для другого разговора…

 

Читайте также:

АВФАРМ призвала к сохранению международного сотрудничества

Сергей Мендоса. Ветеринарные клиники «Белый клык» в эпоху больших перемен

Ненадлежащее регулирование надлежащей практики

Дефицит ветпрепаратов, по мнению экспертов, может усилиться

Импортные вакцины в России могут оказаться вне закона

Импортные вакцины: вопросов больше, чем ответов

В АВФАРМ считают, что из-за регулирования фармрынка может исчезнуть 35% ЛС

Подпишитесь на наш телеграм-канал и получайте важные отраслевые новости в удобном для вас формате.
Оценить материал
Нравится
Нравится Поздравляю Сочувствую Возмутительно Смешно Задумался Нет слов
3
Теги

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Подписка на новости

* - поля, обязательные для заполнения
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных согласно 152-ФЗ. Подробнее
Close